WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 48 |

- семейные связи; их особенность заключается в том, что со стороны близких родственников присутствует наиболее яркое соприкосновение с жизненным пространством индивида; зачастую внутренний мир каждого члена семьи является составной частью общего, семейного, мира. Сюда следует отнести сведения о степени родства, интимные отношения, способы воспитания детей, характер общения и так далее;

- отдельно необходимо выделить религиозные убеждения: вероисповедание (мусульманское, христианское, буддистское или иное), атеистические убеждения (нейтральный атеизм или воинствующий).

В.П. Кацалов выработал самостоятельный подход к пониманию частной жизни именно как правовой категории, справедливо отмечая - « В данном случае нас интересует собственно частная жизнь, а не её неприкосновенность»1. Одновременно отправной точкой послужило гражданское законодательство: «На основании ст. 150 ГК РФ, используя гражданско-правовой подход к рассматриваемой проблеме, частную жизнь как правовую категорию стоит относить к таким благам, как жизнь, здоровье и др. Если будем определять частную жизнь как благо, то в философии благо определяется как положительная ценность». Как видно приведённая точка зрения совмещает понятия юридическое и философское, что тоже необходимо делать с определённой долей условности. Теория блага в философии фундаментальна и специфична2, что предопределяет невозможность полного применения в юриспруденции. Это можно легко увидеть и в выводах Кацалова. Частная жизнь рассматривается в широком и узком смысле как благо3. В первом случае « будет являться как благо, содержащее материальные ( например, право собственности) и нематериальные ценности», во втором - « это только нематериальное благо, лишённое экономического содержания»4.

То есть содержание блага опять же определяется через субъективное право (подобная позиция проводится через всю публикацию).

Как уже было отмечено, определение основных элементов конституционного права только сквозь призму гражданского права отражает узко отраслевой подход (как и рассмотрение лишь с точки зрения общей теории конституционного права).

Традиционное Кацалов В.П. Частная жизнь как правовая категория // Право граждан на информацию и защита неприкосновенности частной жизни: Сборник научных трудов. Часть 1.

Н.Новгород, 1999, с.198.

Для подтверждения этого тезиса достаточно прочитать Платона «Государство».

« Особую группу объектов гражданских прав образуют нематериальные блага, под которыми понимаются не имеющие экономического содержания и неотделимые от личности их носителей блага и свободы, признанные и охраняемые действующей законодательством» (Гражданское право. Часть I. M., 1996). Как видно в гражданском праве само понятие нематериального блага даётся через само понятие: «благо это такое благо...», Кацалов В.П. Указ.соч., с. 200.

гражданское право исходит из того, что включение нематериальных благ в сферу правового регулирования оправдывается необходимостью их защиты. Глава Гражданского кодекса РФ так и называется - « Нематериальные блага и их защита».

Структура статьи 150 ГК РФ специфична. В пункте 1 закрепляются признаки нематериальных благ (а также их примерный перечень), пункт 2 предусматривает, что «Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав ( статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения». Специально авторы Комментария к части 1 ГК РФ отмечают - «Из п.

2 коммент. статьи следует, что гражданско-правовая защита нематериальных благ (неимущественных прав) возможна в двух случаях. Во-первых, когда существо нарушенного права ( блага) и характер последствий этого нарушения допускает возможность использования общих способов гражданско-правовой защиты ( см.

коммент. к ст. 12 ГК) и, во-вторых, тогда, когда для защиты этих прав в ГК или иных законах предусмотрены специальные способы. Такие специальные способы установлены для защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц (см. коммент. к ст. 152 ГК), для защиты права на имя (см. коммент. к ст. 19 ГК), для защиты интеллектуальной собственности (см. Закон об авторском праве, Патентный закон, Закон о товарных знаках и др.)»1. Как видно, за кадром остаются вопросы правового регулирования самой частной жизни, пределы её ограничения со стороны законодателя, обязанности государства по обеспечению неприкосновенности частной жизни и многое другое.

В.М.Баранов к понятию частной жизни подходит с точки зрения принципов юридической техники, указывая, что «необходима формулировка специальной нормы права, детально описывающей объём рассматриваемого явления правовой действительности»2. Несмотря на обозначенную узость задачи, предложения носят принципиальный характер, имеющие методологическое значение вообще для пони- Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (часть первая) / под ред. О.Н. Садикова. М., 1997.

Баранов В.М. О законодательном определении категории « частная жизнь» // Право граждан на информацию и защита неприкосновенности частной жизни: Сборник научных трудов. Часть 1. Н.Новгород, 1999, с. 31.

мания частной жизни. Автором приводятся характеристики категории «частная жизнь», которые хотелось бы указать в полном объёме, несмотря на их громоздкость:

- частная жизнь - неотъемлемый элемент, обязательный компонент истинно гражданского общества;

- частная жизнь - совокупность тех видов и форм духовной и физической жизнедеятельности, которую он сам себе устанавливает, развивает, контролирует и самостоятельно определяет степень её открытости. Это область личной деятельности, свободной от всякого внешнего социального контроля и направляющего воздействия;

- субъектом права на неприкосновенность и защиту частной жизни является лишь нормально мыслящий, психически здоровый человек, в том числе и несовершеннолетний;

- частная жизнь гражданина сама по себе ни при каких условиях не может быть предметом юридического регулирования, объектом какого-либо государственного вмешательства. Частная жизнь гражданина должна находиться вне сферы правового воздействия, а не только юридического регулирования;

- частная жизнь зависит от психологических характеристик конкретного человека, его образования, социальных связей, обычаев и традиций общества;

- частная жизнь - не однопорядковое юридическое явление, а сложная, динамическая, функциональная система;

- защита со стороны закона и самозащита - основные средства обеспечения нормального функционирования сферы частной жизни1.

С указанными характеристиками в чём-то можно согласиться, в чём-то нет. Но В.М.Баранов, характеризуя частную жизнь, всё-таки отходит от самого понятия, пытаясь вычленить характеристики категории, в том числе, через правообладателя, методы обеспечения права и так далее (то есть разнопорядковые категории). Анализ же только понятия частной жизни при таком подходе опять же растворяется в анализе иных явлений2.

Баранов В.М. О законодательном определении категории « частная жизнь» // Право граждан на информацию и защита неприкосновенности частной жизни: Сборник научных трудов. Часть 1. Н.Новгород, 1999, с.34-37.

Хотелось бы отметить, что это не недостаток позиции В.М.Баранова. Автор в обозначенной статье ставит перед собой иную задачу, чем анализ явления частной жизни в « чистом» виде. Именно для достижения поставленных задач и тезисно и выводятся приведённые положения.

Культурологический подход к пониманию частной жизни более широкий, чем юридический. Частная жизнь - это сфера непосредственного общения людей1.

Действительно, человек, находящийся в полном уединении, не нуждается в частной жизни как в институте, нуждающемся в защите. Нет других людей, которые могли бы нарушить его покой. Это не означает, что у человека отсутствует внутренний мир, он каким был таким и остаётся. Утрачивается само понятие частная жизнь, которое подчёркивает обособленность индивида от себе подобных. Именно её неприкосновенность обусловлена только человеческим вторжением, в силу его психического своеобразия, в личностное пространство. Вторжение животного в мир человека нельзя рассмотреть как нарушение неприкосновенности частной жизни.

Иными словами право, предусмотренное статьёй 23 Конституции РФ, - это право от человека. Соответственно и общение человека, его функционирование в обществе, в кругу себе подобных, и порождает ценность - частную жизнь, - которая закрепляется и гарантируется в последующем с помощью права.

Частная жизнь предопределена господствующими нравственными установками.

Одновременно она выступает в роли вектора, направляющего развитие общества.

Частная жизнь отвечает на вопросы, насколько необходимо индивиду общение с другими лицами, может ли человек самостоятельно формулировать нравственные ценности без навязывания их со стороны большинства, что является честью, а что позором, и многие другие. Она является водоразделом между индивидуальным миром, который неприкосновенен и свят, и общественным, который строится коллективно.

Иными словами частная жизнь для того и нужна, чтобы любой член общества мог сказать окружающим: Стоп! Дальше моё внутренне жизненное пространство, которое нарушать никому не позволено.

Человек до настоящего времени не сможет выжить единолично. Поэтому, как часто отмечали философы, индивид отказывается от своей естественной свободы, чтобы тем самым создать условия для совместного проживания коллектива. Задача выжить - и поглощает в себя некоторые ценности, в том числе это касается и некоторых аспектов свободы. Исходя из этого, наверно, нельзя говорить, что в древние времена народы были нецивилизованными, поскольку они Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни в Европе до начала нового времени. М., 1996, с. 13.

не знали многих современных ценностей, которые объявлены священными, неотчуждаемыми, прирождёнными. Это относится и к пониманию частной жизни. Те времена ставили такие условия, в которых перед каждым стоял выбор - либо выжить, но подчиниться коллективу, либо умереть. Причём от поступка конкретного человека нередко зависела судьба коллективного образования - семьи, рода, общины. В последнем случае любые дискуссии о неотъемлемых правах были бы бесполезными.

Мы легко с высоты нашего времени можем осудить целые поколения, как легко мы осуждаем некоторые народы, назвав их примитивными. Но смогло ли бы выжить человечество, выстроив ту культуру, плодами которой пользуемся в XX веке, если система прав человека третьего тысячелетия была бы привита 1000 лет назад Подтверждением может служить судьба малочисленных коренных народов Севера, которым была уготована судьба перепрыгнуть из века XV в век XX. Результатом стала их полная гибель, как этноса. Как правильно отметил Норбер Рулан, « гораздо легче описывать мир, чем объяснять. В зависимости от эпохи изменяется и наша манера задавать вопросы, она определяется изменением наших собственных потребностей и приводит, таким образом, к разным ответам: наблюдатель оказывает влияние на исследуемый объект. Нельзя никогда забывать, что никакая теория не выражает реальности мира во всей полноте, она выступает лишь посредником между миром и разумом»1. История не терпит сослагательного наклонения. По-видимому, отношение к частной жизни в различные периоды в некоторой степени имеет объективное обоснование.

На ранней стадии развития общественных отношений внутренний мир был не индивидуальным, а коллективным. Он и выстраивался сообществом в целом, и также им охранялся. Поэтому налицо - жестокие этнические войны. В этом выражалось противостояние внутреннего мира одного этноса по отношению к другому. В это время вырабатывались национальные традиции, что по сути и является выражением коллективной частной жизни.

При формировании единой нации ( которое, как правило, сопровождалось созданием мононационального государства) внутренний мир дифференцировался. Его «строительство» происходило в рамках менее обширных сообществ: возникают землячества, профессиональные касты, сословия и так далее.

Рулан Н. Юридическая антропология. М., 1999, с.49.

В последующем основой частной жизни становится - семья. Прекрасным показателем этому будет служить литературоведение. Начиная с середины XIX века, большинство книг посвящено воссозданию истории семей (причём идёт нее эпическое повествование, именно описание внутрисемейных отношений).

Уже XX век ознаменовал торжество индивидуальности. На первое место в иерархии общественных ценностей ставится конкретная личность. И если раньше конфликт « между отцами и детьми» решался всегда в пользу родителей, отдавая вопросы воспитания детей на усмотрение семейного правосудия, то в настоящее время правовые акты основной акцент делают на защиту конкретной личности. И если родители не справляются с воспитанием, то они могут быть лишены родительских прав.

Формируемые культурные ценности предопределяют основы правового взаимоотношения между гражданином и государством. Причём этот процесс взаимообусловлен. Отчасти можно говорить и об « исправлении нравов» с помощью права. Типичным примером служит внедрявшаяся в средневековье Инквизиция. Сама ересь трактовалась, во-первых, ошибкой в мышлении (error in ratione), а, во-вторых, упорством (pertmacia) в этой ошибке1. С помощью принуждения, облачённого в правовую форму, государство ставило перед собой цель привести мышление всех граждан к единому знаменателю.

Обращает внимание, что частная жизнь несёт в себе и степень индивидуальности лица, ею обладающего. Человек сам определяет своё жизненное пространство. У кого-то степень открытости очень высока, таким людям публичность необходима. Долгое время, например, христианская церковь знала институт публичного покаяния, когда « каждый верующий громко перечислял перед другими верующими свои грехи и каялся, прося Бога простить его прегрешения»2. В этом случае публичность приводила к внутреннему единению общины.

Кто-то может сделать достоянием гласности свой внутренний мир только для одного лица или для определённого круга лиц. В таких случаях можно говорить о степени отчуждённости индивида. Даже конфликт отцов и детей - это различия во внутреннем мире, которое и непреодолимо из-за нежелания его приоткрыть со стороны, как правило, нового поколения.

См. более подробно Шпренгер Я., Инсисторис Г. Молот ведьм. Саранск, 1991.

Субботин Ю.К. Православные таинства. М., 1990, с. 61.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.