WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 27 |

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Эмпирический анализ межстрановых различий в уровне тарифной защиты показал, что тарифы, применяемые странами в международной торговле, помимо уровня экономического развития, определяются также некоторыми характеристиками структуры собственности: чем больше экономика вертикально интегрирована и чем больше в экономике неравенства в распределении доходов, тем больше будет применяемый тариф на импорт. Это согласуется с теоретической гипотезой давления групп, согласно которой чем больше лоббистская сила собственников, тем больше будут применяемые меры тарифной защиты. Результат справедлив как для межстранового, так и для межвременного сопоставления, а также при оценке моделей с использованием инструментальных переменных и при оценке моделей, игнорирующих возможную проблему эндогенности. При переходе от одной страны к другой с большей вертикальной интегрированностью экономики, равно как и при переходе от одной страны к другой с большим неравенством в распределении доходов и большей концентрацией собственности, в среднем наблюдается большее средневзешенное значение применяемого тарифа.

При росте вертикальной интегрированности экономики, неравенства в распределении доходов и концентрации собственности в отдельно взятой стране во времени, в среднем в ней будет иметь место рост протекционизма, выраженного в средневзвешенном тарифе на импортируемые товары.

Эмпирический анализ межотраслевых различий в уровне тарифной защиты, применяемой к отраслям российской промышленности, показал значимость экономико-политических факторов, которые способны объяснять эти различия. В целом можно заключить, что механизм общественного выбора приводит к формированию структуры тарифов, характеризующейся следующими свойствами.

Во-первых, меньшую защиту получают отрасли, относящиеся к тем секторам промышленности, концентрация собственности в которых высокая. Отрасли, относящиеся к пищевой и лёгкой промышленности, в которых концентрация собственности достаточно низкая, получают больше защиты через механизм таможенно-тарифного регулирования, чем отрасли лесной и деревообрабатывающей промышленности, машиностроения (за исключением автопрома), целлюлозно-бумажной промышленности, отличающиеся более высокой концентрацией собственности и организации производителей. По-видимому, российские государственные органы полагают, что отрасли с высокой концентрацией собственности сами могут более успешно справляться с конкуренцией со стороны импортных товаров. Заметим, что на уровне межстранового анализа это не так: страны, отличающиеся высокой степенью конценЗАКЛЮЧЕНИЕ трации собственности, при прочих равных условиях, в среднем применяют больший средневзвешенный тариф на импорт.

Во-вторых, эмпирический анализ факторов, определяющих межотраслевые различия в уровне протекционизма, выраженном либо в средневзвешенном уровне тарифов, либо в средневзвешенном уровне адвалорных эквивалентов специфических и комбинированных пошлин, показал, что политэкономическая структура принятия решений в части установления таможенно-тарифных ограничений удовлетворяет, в том числе, правилу ценообразования Рамсея: большую защиту получают отрасли, конкурирующий импорт которых менее эластичен по цене.

Среди отраслей промышленности, спрос на конкурирующий импорт которых по иностранной цене наименее эластичен, можно выделить химико-фармацевтическую промышленность, вольфрамомолибденовую промышленность, шерстяную промышленность, для которых тариф в течение последних 12 лет находился на достаточно высоком уровне (от 10% до 15%). Примерами отраслей с невысоким уровнем протекционизма и высокоэластичным спросом на конкурирующий импорт являются сахарная промышленность, производство меди, производство свинца и цинка, производство олова, нефтеперерабатывающая промышленность (до 5%). К исключениям из этого правила относятся некоторые отрасли, производящие инвестиционные товары. В качестве примеров можно привести продукцию сельскохозяйственного машиностроения, равно как и продукцию подъёмно-транспортного машиностроения, которые, несмотря на достаточно низкую эластичность импорта по цене, тем не менее, облагались в последние годы тарифами на уровне 5% и 3–4% соответственно; оборудование для текстильной промышленности в 2007–2008 гг. при достаточно низкоэластичном импорте облагалось практически нулевым тарифом.

В-третьих, те импортные товары, которые отличаются низкой долей в потреблении, облагаются более высоким тарифом: для продукции подъёмно-транспортного машиностроения и оборудования для полиграфической промышленности, для которых для товаров иностранного производства на российском рынке высока, тариф составляет 2–3%;

одновременно для производства фанеры, кондитерской промышленности, безалкогольных напитков, отечественное производство которых значительно превышает импорт, уровень таможенного тарифа составляет 13–20%.

В-четвёртых, для тех отраслей, для которых доля конкурирующего импорта в общем объёме импорта сектора промышленности высока, тариф более высокий. По-видимому, это связано с фискальными мотивами правительства, а также с тем, что производители с высоким значеЗАКЛЮЧЕНИЕ нием этого показателя могут обосновать необходимость тарифной защиты. Автомобильная промышленность, доля конкурирующего импорта которой в импорте продукции машиностроения высока, получает значительно бльшую защиту, чем производство оборудования для текстильной промышленности (почти нулевой тариф в 2007–2008 гг.), импорт которой невелик по сравнению с импортом автомобилей. Продукция мясной промышленности, которая занимает существенную часть импорта продукции пищевой отрасли, облагается очень высоким тарифом (средневзвешенное значение с учётом адвалорных эквивалентов комбинированных и специфических пошлин более 30%), в отличие от пива, которое импортируется в небольших объёмах (средневзвешенное значение тарифа с учётом адвалорных эквивалентов специфических пошлин 2–3%). Продукция алюминиевой промышленности, импорт которой занимает большую часть импорта цветной металлургии, облагается тарифом на уровне 11–12%, в отличие от низкого тарифа (5%) для олова и изделий из него. Наиболее весомую часть импорта продукции лёгкой промышленности занимает мебель, облагающаяся достаточно высоким тарифом, 14–15%, в то время как шёлковая промышленность с низкой долей импорта в импорте продукции этого сектора облагается тарифом 5%.

В-пятых, резкое ослабление курса национальной валюты сопровождается снижением таможенных пошлин для всего импорта в целом. После кризиса 1998 года произошло резкое ослабление рубля, конкурентоспособность товаров отечественного производства выросла, началось импортозамещение. В то же время, по многим товарным позициям были снижены ставки таможенных пошлин: семиступенчатая шкала тарифных ставок (0, 5, 10, 15, 20, 25, 30%) была заменена на пятиступенчатую (0, 5, 10, 15, 20%; иные пошлины применялись в особых случаях), поскольку это помогло смягчить нагрузку на потребителей, в то время как конкурентоспособность отечественной промышленности от этого сильно не пострадала. В то же время, если ослабление национальной валюты сопровождается общим падением производства, как это было в 2008– 2009 гг., наряду с управляемым обесценением рубля может проводиться и политика повышения пошлин на импортную продукцию.

4. Результаты работы могут быть использованы в качестве инструмента для проведения анализа мер валютной, промышленной и таможенно-тарифной политики. Оцененные в работе эластичности позволяют ранжировать отрасли по чувствительности к колебаниям обменного курса, оценить влияние политики обменного курса на экономический рост и торговый баланс. Анализ межотраслевых различий в уровне тарифной защиты отраслей российской промышленности позволяет учиЗАКЛЮЧЕНИЕ тывать закономерности формирования тарифной структуры при планировании производственной деятельности, а также выдвинуть предложения по унификации таможенных пошлин, если такая цель будет поставлена. В частности, в первую очередь следует унифицировать тарифы внутри тех товарных групп, по которым ожидается прирост доли импорта и которые обладают низкоэластичным спросом и небольшой долей в совокупном потреблении, и, возможно, пожертвовать унификацией импортных пошлин внутри товарных групп с высокоэластичным спросом и высокой долей в потреблении по сравнению с отечественными аналогами, не повышая при этом общего уровня тарифной защиты.

Более всего необходима унификация тарифов для мясной промышленности, для химико-фармацевтической промышленности, для промышленности промышленных смол и пластических масс, для производства фанеры и строительной керамики.

Проведенный анализ межстрановых различий в торговой политике показывает, что для торговых партнеров России по мере снижения неравенства в распределении доходов и смещения структуры собственности в сторону меньшей вертикальной интегрированности, будет иметь место снижение тарифных ограничений на импортируемую продукцию и продвижение к свободной торговле.

Библиография 1. Афонцев С.А. (2010). Политические рынки и экономическая политика. М.: Комкнига.

2. Бессонов В.А. (2005). Проблемы анализа российской макроэкономической динамики переходного периода. М.: ИЭПП.

3. Идрисов Г.И. (2010). Факторы спроса на импортные товары инвестиционного значения в России // Научные труды ИЭП № 138Р.

4. Вороновицкий М.М. (1997). Перекрестное владение собственностью как механизм вертикальной интеграции на рынках товаров и капитала // Экономика и математические методы. Т. 33. № 3. С. 77–89.

5. Вороновицкий М.М. (1999). Взаимные инвестиции и вертикальная интеграция на товарных рынках при перекрестном владении собственностью // Экономика и математические методы. Т. 35. № 3. С. 28–42.

6. Дюмулен И.И. (2009). Международная торговля. Тарифное и нетарифное регулирование. Изд. 2-е. М.: ВАВТ.

7. Плещинский А.С., Лазарев И.А. (2008). Вертикальные межфирменные взаимодействия на рынках с доминирующим положением отдельных экономических агентов // Экономика и математические методы. Т. 44. № 1. С. 3–15.

8. Acemoglu D., Aghion Ph., Zilibotti F. (2002). Vertical Integration and Distance to Frontier // NBER Working Paper no. 9191.

9. Acemoglu D., Aghion Ph., Griffith R., Zilibotti F. (2004). Vertical Integration: Theory and Evidence // NBER Working Paper no. 10997.

10. Acemoglu D., Johnson S., Mitton T. (2009). Determinants of Vertical Integration: Financial Development and Contracting Cost // The Journal of Finance. Vol. 64. P. 1251–1290.

11. Adelman M.A. (1955). Business Concentration and Price Policy. Princeton: Princeton University Press.

12. Anderson J.E. (1979). А Theoretical Foundation for the Gravity Equation // American Economic Review. Vol. 69. P. 106–116.

13. Athley S., Schmutzler A. (1995). Product and Process Flexibility in an Innovative Environment // The RAND Journal of Economics. Vol. 26. P. 557– 574.

14. Bagwell Kyle, Staiger Robert W (1994). The Sensitivity of Strategic and Corrective R&D Policy in Oligopolistic Industries // Journal of International Economics. Vol. 36. P. 133–150.

15. Baland, Jean-Marie, Patrick Francois (2000). Rent-Seeking and Resource Booms // Journal of Development Economics. Vol. 61. P. 527–542.

16. Baldwin Robert E. (1985). The Political Economy of US Import Policy. Cambridge: MIT Press.

17. Ball D.S. (1967). United States Effective Tariffs and Labor’s Share // Journal of Political Economy. Vol. 75. P. 183–187.

18. Bergstrand J.H. (1985). The Gravity Equation in International Trade:

Some Microeconomic Foundations and Empirical Evidence // Review of Economics and Statistics. Vol. 67. P. 474–481.

19. Bernheim B., Whinston D. (1986). Menu Auctions, Resource Allocation, and Economic Influence // Quarterly Journal of Economics. Vol. 101.

P. 1–31.

20. Black Duncan (1958). The Theory of Committees and Elections. Cambridge: Cambridge University Press.

21. Blonigen B.A., Bown C.P. (2003). Antidumping and Retaliation Threats // Journal of International Economics. Vol. 60. P. 249–273.

22. Brander J., Spencer B. (1985). Export subsidies and international market share rivalry // Journal of International Economics. Vol. 18. P. 83– 100.

23. Bresnahan T., Brynjolfsson E., Hitt L. (1999). Information Technology, Workplace Organization and the Demand for Skilled Labor: Firm-Level Evidence. NBER Working Paper no. 7136.

24. Brock William P., Stephen P. Magee (1978). The Economics of Special Interest Politics: The Case of Tariffs // American Economic Review. Vol. 68.

P. 246–250.

25. Caves Richard E. (1976). Economic Models of Political Choice: Canada’s Tariff Structure // Canadian Journal of Economics. Vol. 9. P. 278–300.

26. Cheng L. (1987). Optimal Trade and Technology Policies: Dynamic Linkages // International Economic Review. Vol. 28. P. 757–776.

27. Collie D. (1993). Profit-shifting Export Subsidies and the Sustainability of Free Trade // Scottish Journal of Economics. Vol. 95. P. 327–339.

28. Constantopoulos M. (1974). Labor Protection in Western Europe // European Economic Review. Vol. 5. P. 313–318.

29. Corden W. Max (1974). Trade Policy and Welfare. Oxford: Oxford University Press.

30. Dabla-Norris Era, Paul Wade (2002). Production, Rent Seeking, and Wealth Distribution // in George T. Abed and Sanjeev Gupta (eds.). Governance, Corruption, and Economic Performance. Washington: International Monetary Fund.

31. Davidson C. (1984). Cartel Stability and Trade Policy // Journal of International Economics. Vol. 17. P. 219–237.

32. Destler I.M. (1986). American Trade Politics: System under Stress.

Washington DC: Institute for International Economics.

33. Dixit Avinash K. (1984). International Trade Policy for Oligopolistic Industries // Economic Journa. Vol. 94 (supplement). P. 1–16.

34. Dixit Avinash K., Gene M. Grossman (1986). Targeted Export Promotion with Several Oligopolistic Industries // Journal of International Economics. Vol. 21. P. 233–249.

35. Dockner E.J., Huang A.A. (1990). Tariffs and Quotas under Dynamic Duopolistic Competition // Journal of International Economics. Vol.

29. P. 147–160.

36. Driskill R., McCaffety S. (1989). Dynamic Duopoly with Output Adjustment Costs in International Trade: Taking Conjectures out of conjectural variations // in R.C. Feenstra (ed.). Trade Policies for International Competitiveness. Chicago: University of Chicago Press.

37. Dutt Pushan and Devashish Mitra (2002). Endogenous Trade Policy Through Majority Voting: An Empirical Investigation // Journal of International Economics. Vol. 58. P. 107–133.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.