WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 18 |

Начало реформированию этой сферы гражданского контроля над силовыми структурами положено Президентом РФ Путиным В.В. Министром внутренних дел Российской Федерации назначен гражданский человек Б.

Грызлов. Министром Обороны РФ С. Иванов, не являющийся выходцем из армейской среды.

Самостоятельной сферой контроля законодательных органов государства (представительных органов общества) над функционированием силовых структур являются вопросы контроля над выделением и расходованием бюджетных и материальных средств.

3) Вовлечение в контроль гражданского общества различных общественных объединений, таких как Комитет солдатских матерей, объединения ветеранов и других.

4) Разделение существующей большой совокупности офицерских должностей на различные категории, в том числе замена определенных должностей на гражданские (начальники финансовой, продовольственной, медицинской служб и т.д.). Как указывает Золотарев П.С. важнейшей составляющей военной реформы должно стать разделение административной и оперативной функции управления. В настоящее время система воинских званий для офицеров боевых частей, а также для офицеров обеспечивающих служб, род деятельности которых ближе к функциям военных чиновников (и их статусы) – одинаковы. Как результат – появление термина – «паркетный» генерал14.

Детальна разработка совершенствования структуры офицерских должностей Министерства Обороны РФ проведена в главе 3.

5) Кардинальное изменение системы и программы обучения военнослужащих по общеобразовательным дисциплинам. Только эта мера приведет к изменению их психологии, философии, правосознания.

Формирование личностей, для которых вечные общечеловеческие ценности выше сиюминутных, для которых есть грань, через которую они не переступят ни при каких условиях – базисное условие формирования психологии Армии нового типа. Только изменение существовавшей системы обучения, при Золотарев П.С. Реформа как средство укрепления гражданского контроля // Военно-гражданские отношения в демократическом обществе. Серия «Научные доклады», № 51. М.: Московский общественный научный фонд, 1998. С. 113.

которой были искривлены некоторые философские и моральные ценности, может привести к тому, что никогда армия не будет разрушать исторические архитектурные ценности в Ингушетии или повторять трагедии, аналогичные «Сонгми».

6) Внедрение гражданско-правовых методов регулирования вопросов, не относящихся к сфере их специальной деятельности (для них сохраняются командные административно-правовые регуляторы).

Вопросы внедрения гражданско-правовых методов регулирования в сфере действия военного законодательства были изложены мною на научнопрактической конференции Хабаровской государственной академии экономики и права. В частности, было отмечено, что любая реформа – это прежде всего перераспределение материальных и нематериальных благ и вполне логично, что современная реформа Армии – это перевод правоотношений, базирующихся на тоталитаризме, всевластии, вседозволенности, субъективизме в сферу равноправных правоотношений, регулируемых нормами права.

Президент и Правительство, учитывая силу Генералитета, не может резко и радикально изменить существующую систему правоотношений. Одним из способов ограничения этой командной вседозволенности является внедрение в армейскую жизнь гражданско-правовых методов регулирования правоотношений между государством и военнослужащими, между начальником и подчиненным. Всю совокупность правоотношений военнослужащих необходимо разделить на специальные (военно-боевые) и общие вопросы жизни, быта, обеспечения, отпусков, служебно-трудовые и т.д.

Первая узкая группа общественных отношений регулируется военнокомандными нормами права, методом власти-подчинения. В них, с согласия военнослужащих, могут ограничиваться их конституционные права. Но именно наличие этого ограничения и делает их субъектами специальных правоотношений, в соответствии с которым устанавливается особый статус, дающий особые льготы от общества.

Вторая – широкая группа общественных отношений, базирующихся на общих нормах права и контракте, регулируется гражданско-правовыми методами равенства субъектов, взаимной материальной ответственности за нарушение норм права (условий контракта). Таким образом, основой армии должны быть военнослужащие не срочной, а контрактной службы. Сейчас это понятно всем, за исключением тех, кому нужен забитый и бесправный слуга для строительства дач и гаражей, и в лучшем случае, уборки военных городков. Современная сложная техника не для безграмотного семиклассника, а напряженность боевых действий – не для его воробьиного «дефицитной массы» тела. Уже сейчас свыше 60 % личного состава ВС РФ – это контрактники – офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты. Поэтому столь необходима выработка детального «Положения и заключении контракта на прохождение военной службы». Существующая форма и содержание контракта совершенно не соответствует нормам цивильного права.

Основными недостатками существующего контракта являются: его безвариантность, что для столь многоструктурной, многофункциональной и многосубъектной системы лишает его практического смысла. А возможности командиров устанавливать различные варианты в графе 6 «Дополнительные условия» не определены нормами права.

В контракте и нормах права четко не установлена ответственность за несоблюдение или нарушение условий контракта. Все нормы права (ст. 3 Закона «О воинской обязанности и военной службе», ст. 28 Закона «О статусе военнослужащих») являются отсылочными и в конечном счете определяются ведомственными, подзаконными нормативными актами, в которых одно право – командир всегда прав.

В крайних случаях стороны правоотношений обращаются к закону, но только к одному – УК, его разделу 11 «Преступления против военной службы».

Но совершенно ясно, что невозможно к правоотношениям, устанавливаемым одной отраслью права, применять санкции другой отрасли. Анализ показывает, что дел, рассматриваемых военной прокуратурой по привлечению командиров (начальников) за нарушение прав и свобод подчиненных, не возбуждается. Да и нет в главе 11 такой статьи, за исключением ст. 336 – «оскорбление военнослужащего». А главные проблемы при регулировании правоотношений между военнослужащими – это не оскорбления, а массовые и постоянные нарушения их прав и свобод – невыплата денежного довольствия, превышение норм служебного времени, вызовы в нерабочее время, возложение исполнять обязанности, не связанные с должностными, и другие субъективные требования, по сути унижающие честь и достоинство военнослужащих.

Например, генерал-лейтенант, зам. Командующего КДВО, на строевых смотрах требовал от офицеров, чтобы они имели три иголки с нитками длиной строго в 50 см. и на расстоянии 5 мм. друг от друга, закрепленные в строго определенном месте головного убора. Несколько дней у десятков офицеров измерялась длина ниток и при несоответствии хотя бы одной из них на сантиметр, следовали оскорбления и строевой смотр переносился на очередной день. Это, конечно, и субъективизм, и унижение чести и достоинства офицеров, и показатель уровня интеллекта командира. Но юридически! Он мог действовать подобным образом! А за попытку невыполнения его требований на офицера(ов) могли быть наложены дисциплинарные взыскания, автоматически лишающие их дополнительных оплат за безупречную службу.

Поэтому необходимо широко внедрять гражданско-правовые отношения, заменяя ими административные и уголовно-правовые регуляторы. Эти правоотношения невыгодны как государству, так и военнослужащим.

Необходимо предусмотреть, прежде всего, материальную ответственность как начальников, так и подчиненных за ненадлежащее выполнение ими условий контракта, нарушение прав и свобод военнослужащих. Эти правила поведения должны быть ясно и четко определены в военном законодательстве. Подобные методы поддержания правопорядка давно применяются в армиях многих стран.

Например, в армии США начальник за оскорбление или применение неуставных мер воздействия или даже неуставное обращение к подчиненному может заплатить штраф несколько сот долларов. Военнослужащий за невыполнение предъявляемых требований по боевой подготовке может лишиться до 50 % должностного оклада на срок до 6 месяцев. Но при этом с исправлением положения дел, командир имеет право вернуть военнослужащему всю удержанную сумму. Наша судебная практика, к сожалению, иная. О безнаказанности командиров мы уже говорили. А вот примеры нанесения отрицательного ущерба государству. Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ по гражданскому делу в связи с жалобой офицера Шайбакова В.Р. от 11 января 1996 г. № 6н-840/95 (Право в ВС. 1998.

№ 2. С. 39-40). Офицер Шайбаков во исполнение приказа командующего войсками должен был убыть к новому месту службы в ЗабВО. Офицер отказался выполнить приказ, за что был уволен. Суд первой и второй инстанции жалобу Шайбакова о восстановлении на военной службе не удовлетворил. Военная коллегия отменила судебное решение и направило дело на новое рассмотрение в связи с тем, что у Шайбакова жена имела заболевание, препятствующее ей проживать на территории ЗабВО. Конечно, такое решение вопроса не может удовлетворять повышенные требования к статусу военнослужащего. Аналогично с большим моральным и материальным ущербом для государства решались вопросы о привлечении к уголовной ответственности лейтенантов Пильник М.П. (определение ВК ВС РФ от января 1996 г. 6н-0378/95) и Волкова И.В. (определение ВК ВС РФ по уголовному делу Волкова И.В. от 10.09.96 № 6н-65/96), которые после окончания училища отказались служить. Оба офицера были привлечены к уголовной ответственности, при этом с Волкова суд взыскал 6 166 рублей как ущерб, связанный с затратами на его содержание за период обучения в училище, и осудил к трем годам лишения свободы. Военная коллегия отменила решение по гражданскому иску, ссылаясь на положение о наступлении материальной ответственности военнослужащего лишь при наличии вины, а в данном случае она не усмотрела каких-либо виновных действий, направленных на причинение материального ущерба училищу. Лейтенант Пильник вообще был оправдан.

Подобная безнаказанность военнослужащих не только подрывает обороноспособность государства, но и наносит ему большой материальный ущерб. Однако и лишение свободы граждан государства в мирное время – не выход из положения. Решением этих и аналогичных проблем является законодательная проработка вопросов о материальной ответственности военнослужащих за нарушение условий контракта, т.е. внедрение гражданскоправовых отношений. Знание того, что им придется выплачивать достаточно крупную сумму компенсаций за нарушение условий контракта, удержит любого военнослужащего от нарушения его условий. Эти примеры свидетельствуют в пользу нашего подхода к реформированию военного законодательства.

2.2. Формирование системы управления реформированием Вооруженных Сил Как указывает профессор А.П. Лончаков, для успешности проведения реорганизации любой структуры или организации государства необходимо создание специального механизма, посредством которого государство планирует провести исследование и организацию управления их реформированием.

Одной из основных причин низкой эффективности реформы ВС РФ является отсутствие комплексного, слаженного механизма обеспечения их проведения. Хотя участие в реформировании армии принимают многие органы и организации законодательной и исполнительной ветвей власти, отработка механизма правового регулирования их деятельности, неустановление сфер компетенции и регламентации полномочий этих органов, отсутствие тесного взаимодействия между гражданскими и военными органами, Министерством обороны, ГШ ВС и округами, отсутствие учета региональных проблем округов, объединений, соединений, отдаче единых властно-распорядительных указаний центра для всего сложного многоструктурного, многофункционального и многорегионального организма МО РФ приводит к получению отрицательных результатов реформирования. Исходя из этого формируется негативная психология армии и общества к ее проведению.

Конечно, многие государственные деятели уяснили, что эти недостатки и решают проблемы их устранения. Например, зам. Председателя Комитета Совета Федерации по вопросам безопасности и обороны, председатель Хабаровской краевой думы Виктор Алексеевич Озеров в статье «Закон – фундамент военной реформы» указывает, что Комитет Совета Федерации по вопросам безопасности и обороны в области создания правовых основ военной реформы является фильтром для поступающих законов. При Комитете существует экспертный совет, в который входят наиболее подготовленные специалисты из различных министерств и ведомств, и только после всесторонней проверки соответствия проекта закона всем требованиям к нормам права и отсутствии противоречия другим законодательным актам он выносится на обсуждение Совета Федерации15.

Государственная Дума в третьем чтении приняла ФЗ РФ «О военной реформе»16. По мотивированным представлениям округов вносятся изменения в директивные указания по проведению мероприятий реформ, т.е.

индивидуализируется с учетом практики теория реформы, что дает положительный социальный и экономический эффект. Например, системный переход от частичного сокращения множества частей к реформе организационно-штатной структуры войск, сокращению целых частей, гарнизонов не только совершенствует организационно-штатную структуру войск, но и повышает боевую готовность, дает возможность комплектовать оставшиеся части современной боевой техникой и вооружением. Как заявил Главком ВВС ВС РФ генерал-полковник Анатолий Корнуков, на 1 января 1999 года в результате реформирования объединенных ВВС их штатная численность составила 192,7 тыс. чел. по сравнению с 318 тыс. чел. на января 1998 года. В течение прошедшего года расформировано 580 частей и подразделений, уволено более 41 тыс. военнослужащих, в том числе 69 генералов.

В результате реформирования высвобождено 32 военных аэродрома и 310 военных городков, подчеркнул Главком. В результате проведенных организационноштатных мероприятий, укомплектованность ВВС личным составом возросла с до 99 %. Исправность самолетного парка ВВС возросла с 30-40 % перед реформированием до 70-85 % и выше после реформирования17.

Но существует необходимость теоретического обоснования построения механизма реформирования ВС, определение их задач, порядка выработки единой стратегии и практической отдачи.

Ориентир. 1998. № 5. С. Закон, который ждали еще вчера // Красная звезда. 1998. 18 дек. № 284.

Шевцов М. Приоритет - развитию техники и вооружений // Суворовский натиск. 1999. № 4.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.