WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Во времена СССР термин “государственная безопасность” был введен в нашей стране в 1934 г. при образовании в составе НКВД Главного управления государственной безопасности, которому были переданы функции ОГПУ при ликвидации последнего. При этом следует отметить, что термин “государственная безопасность” в известной мере отражал официальную точку зрения военно-политического руководства страны о приоритете интересов государства диктатуры пролетариата перед интересами общества в целом и интересами личности (“общество для государства”). А в 1936 г. термин “государственная безопасность” уже был официально включен в текст Конституции СССР (пункт “и”, статьи 14, главы 2) и начал употребляться в документах и актах органов советского государства, в советской правовой литературе. Хотелось бы отметить, что на протяжении длительного времени этим термином в нашей стране пользовались без какого-либо разъяснения его значения. И только в 50-е годы в юридической и специальной литературе можно отметить попытки глубоко проанализировать указанную проблему.

Стоит отметить, что сфера безопасности всегда была монополией нашего государства.

Притом не только в политическом и практическом плане, но и в теоретическом отношении.

Сами же представления о безопасности носили весьма ограниченный характер. Главным объектом политики безопасности выступала безопасность государства, под которой на практике в конечном счете подразумевалась безопасность политического режима и господствующего положения высшей партгосноменклатуры. Не случайно в общественном сознании России в период демократизации (1989 - 1993 гг.) сложилось отношение к государственной безопасности как к чему-то такому, что противостоит обществу, человеку, личности и от чего необходимо отказаться, если стремиться к демократическому развитию страны. Подобный подход отчетливо проявился в годы перестройки, когда в стране развернулась широкая критика органов государственной безопасности, которая подчас сопровождалась их дискредитацией. При этом постепенно стал развиваться и другой процесс - переосмысление самой природы безопасности и практической политики в этой сфере. Этот процесс, естественно, развивался в самом государственном аппарате, в том числе в органах, ответственных за обеспечение безопасности. Но особенно важно, что он шел и за их пределами. Это выразилось в возникновении целого ряда общественных организаций и независимых научно-исследовательских центров, специализирующихся на проблемах безопасности. Их состав рекрутировался из научных работников - специалистов по проблемам военной политики, международных отношений, криминологии, бывших сотрудников правоохранительных органов, военных. Таким образом, стал формироваться пусть еще узкий круг неправительственных организаций, готовых разрабатывать проблемы безопасности независимо от государства.

Если проследить историю раскрытия содержания понятия “государственная безопасность”, в научных и государственных документах за период с начала 50-х до конца 80-х гг., то можно сделать вывод о существовании в СССР нескольких подходов к определению этого понятия.

Часть авторов рассматривает государственную безопасность как состояние прочности и незыблемости государственного и общественного строя государства, нерушимости его территориальной целостности и независимости в определении внешней и внутренней политики.

Есть авторы, которые рассматривают государственную безопасность в качестве состояния защищенности от подрывной деятельности противника. При этом государственная безопасность СССР в их понимании есть защищенность основ общественного и государственного строя советского государства от посягательств со стороны враждебных социалистическому строю сил, осуществляющих подрывную деятельность.

Можно отметить представителей, которые раскрывают понятие государственной безопасности через систему общественных отношений, обеспечивающих независимость государственного и общественного строя.

Кроме того, выделяется группа авторов, которые настаивают на том, что государственная безопасность не что иное, как способность советского государства противостоять враждебным силам и защищать интересы народа. Безопасность советского государства, по их мнению, есть состояние, которое характеризуется способностью государства противостоять посягающим на него враждебным силам и защищать интересы трудящихся или всего общества (в условиях общенародного государства).

В Большой советской энциклопедии термин “государственная безопасность” трактуется как совокупность мер по защите существующего государственного и общественного строя, территориальной неприкосновенности и независимости государства от подрывной деятельности разведывательных и иных специальных служб враждебных государств, а также от противников существующего строя внутри страны. В Юридическом словаре говорится: “Государственная безопасность - в СССР система мероприятий, направленных на охрану политической и экономической основ Советского социалистического государства и его государственных границ”. А в Кратком политическом словаре 1987 года издания этот термин вообще отсутствует.

Хотелось бы отметить, что в отечественных исследованиях по проблемам безопасности, так же как и на Западе, наметилась тенденция отхода от концепции “государственной (национальной) безопасности” и переноса центра тяжести на глобальный уровень решения проблем всего человечества. Как и на Западе, в отечественной науке налицо проблемы с неопределенностью понятия “безопасность”. Так, в частности, В.Спиридонова отмечает: “Термин “безопасность” в научной литературе весьма многозначен, до сих пор не выработано четкого и строго определения этого понятия. Иногда безопасность рассматривается как цель, в других случаях как концепция, в третьих как научная программа или научная дисциплина. До сего времени не существует целостной концепции безопасности: понятия “личной безопасности”, “национальной безопасности”, “международной безопасности” и “глобальной безопасности” имеют дело с совершенно различным набором проблем и исходят из различных исторических и философских контекстов”.

Произошедшие глубокие изменения политической и экономической ситуации в стране и мире в конце 80-х годов, прекращение противостояния между Востоком и Западом потребовали серьезного пересмотра существующей концепции обеспечения безопасности нашего государства. Это обстоятельство привело к тому, что, примерно с 1990 г., исследование проблем безопасности выходит за рамки закрытых учреждений бывшего СССР. Так в мае 1990 г. по инициативе группы Комитета Верховного Совета СССР по науке, народному образованию, культуре и воспитанию под руководством академика Ю.Рыжова сделана первая попытка разработки концепции безопасности нашей страны с учетом новой геополитической ситуации. В апреле 1990 г. организован Фонд национальной и международной безопасности (президент Л.Шершнев), принимающий активное участие в разработке теоретических и научно-практических проблем безопасности. Начала работу секция “Геополитика и безопасность” Академии естественных наук (председатель секции В.Пирумов), на базе которой впроследствии был создан Центр исследований геополитики и безопасности АЕН РФ, а принятый в 1992 г. Закон Российской Федерации “О безопасности” способствовал проявлению более широкого интереса политических, научных и общественных кругов нашей страны к этой проблеме.

В этот же период Институтом социально-политических исследований (директор академик - Г.Осипов) на основе результатов исследований, проведенных в 1991-1993 гг.

разработана и представлена на всеобщее обсуждение новая парадигма безопасности страны, а при Отделении философии, социологии, психологии и права РАН создан Центр социальных исследований безопасности России во главе с Р.Яновским. При этом в качестве позитивной программы движения новой мыслящей оппозиционной общественности предлагался проект национальной доктрины, разработанный С.Кургиняном. В 1994 г. был опубликован проект концепции обеспечения национальной безопасности, подготовленный группой А.Подберезкина - впоследствии председатель Центрального Совета Движения “Духовное наследие”.

В результате анализа научной литературы по проблемам безопасности, а также по ее правовым аспектам, опубликованной за последние 10 лет XX века, можно сделать вывод, что границы понимания безопасности учеными нашей страны в сравнении с предыдущими разработками в этой области существенно расширились. Так, если ранее безопасность, за редким исключением, рассматривалась только применительно к государству, затем и к обществу, то сегодня чаще всего безопасность рассматривается в отношении триединства — личности, общества, государства. Хотелось бы обратить внимание на тот фактор, что данная триада для России не нова, мы встречаем ее в работах профессора Андриевского, которые были опубликованы в конце XIX в. Как для отдельного гражданина, так и для целого общества и государства, могут являться опасности от таких деяний и учреждений, кои сами по себе в высшей степени важны и необходимы, как самостоятельные условия для безопасности и благосостояния граждан. Развитие таковых условий не только желательно, но на государстве лежит обязанность оказывать всевозможное содействие их развитию и распространению; но вместе с тем на государстве лежит и обязанность предупреждать опасности, которые могут от таких учреждений или деяний явиться для отдельного лица, для целого общества и государства. При этом, как видим, акценты делаются не на сами субъекты и объекты, а на их жизненно важные интересы, в чем, несомненно, проявляется влияние западных научных подходов в этой области.

В то же время хотелось бы отметить, что некоторые ученые считают выделение в качестве объектов обеспечения безопасности в государстве - личности, общества и государства не совсем корректно с научной точки зрения.Во-первых, два понятия - лицо как целостность человека ( лат. регзопа) и личность как его социальный и психологический облик (personalitas) терминологически различимы. Также различимы в современной науке понятия человек, индивид, личность, гражданин, особь и т.д. Таким образом, в качестве объекта обеспечения безопасности, не следуя традициям гуманизма, выделен социально-психологический абстракт, а не живой из плоти и крови человек. Кроме того, как быть с обеспечением безопасности детей и других людей которые еще или уже не являются личностями Во-вторых, каким образом возможно обеспечение в меньшем (государстве) безопасности большего (общества), в части безопасности целого, в элементе безопасности системы, в институте всего социума и т.д. Следует напомнить, что государство, только лишь в совокупности с гражданским обществом составляет общество. Государство это всегда лишь часть общества, и уменьшающаяся в сегодняшней России часть.

В-третьих, с позиций формальной логики Аристотеля неверно, что объекты обеспечения безопасности расставлены в следующей последовательности: личность, общество, государство так, как объем (денотат, предметное значение, экстенсионал) понятия “общество” шире чем объем понятия “государство”. Правильнее последовательность:

человек, государство, общество.

В-четвертых, в качестве объекта обеспечения безопасности не выделена окружающая среда. Не люди, не государство, не общество не могут быть в безопасности вне среды существования. Без нее можно вести речь лишь о какой-то эфимерной безопасности.

Общее понимание безопасности России как состояния общественных отношений и в теоретическом и в практическом плане подводит нас к необходимости выделения во всей системе этих отношений проблем политической, экономической, духовной, военной, научнотехнической, социальной, экологической и иной безопасности, которые выступают как виды безопасности страны. Страна представляет собой единый общественный организм, состоящий из ряда подсистем - политической, экономической, социальной, духовной, в каждой из которых зарождаются и развиваются противоречия вокруг основных ценностей (материальных и духовных). Именно эти противоречия, а точнее некоторые из них, ведут в случае их обострения к формированию источников опасности не только и даже не столько для самой этой сферы отношений, сколько для безопасности страны в целом, для всей суммы жизненных интересов общества. И для того, чтобы иметь объективную возможность отслеживать процессы возникновения и развития противоречий, эффективно управлять этими процессами и воздействовать на них, общество, государство вынуждены и обязаны классифицировать всю сумму отношений на однотипные, имеющие свою сущностную характеристику, свои закономерности развития и поддающиеся системному и проблемному анализу. Отсюда и возникает острая необходимость классификации всей суммы отношений в сфере безопасности России на ее определенные виды.

Одновременно с общественно-политическими дискуссиями в нашей стране шла выработка официальной государственной концепции безопасности. В результате этой работы вслед за неправительственными концепциями появились и официальные документы, в которых разрабатывались вопросы стратегии России после окончания “холодной войны”.

Официальный подход властей к проблемам безопасности России был представлен в Послании Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации “О национальной безопасности” (июль 1996 г.) и, наконец, в Концепции национальной См.: Мухин И. В. Концептуальные основы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. М.: ВАГШ, 2000.

безопасности Российской Федерации, утвержденой Указом Президента Российской Федерации в декабре 1997 года и затем уточненной в 2000 г. Появление этих государственных нормативно-правовых документов знаменует завершение важного этапа в формировании и развитии теории и политики безопасности в России. Их содержание позволяет судить о характере официальной политики безопасности с точки зрения условий для развития гражданского общества в России.

В этих правовых документах общество признается самостоятельным объектом безопасности, равноценным компонентом триады, составляющей национальную безопасность (наряду с государством и личностью), определяются интересы общества в области безопасности, характеризуются угрозы этим интересам и намечаются способы противодействия им, утверждается идея взаимосвязи и взаимозависимости безопасности государства и общества и, соответственно, предполагается взаимодействие государства и общества в сфере безопасности.

В Послании Президента России Федеральному Собранию “О национальной безопасности” политика национальной безопасности трактуется как активный и конструктивный процесс, который “не ограничивается и не сводится к защите”.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.