WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
Г л а в а I ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ: ПРАВОВОЙ АСПЕКТ Последнее десятилетие XX века, как известно, бесспорно ассоциируется с изменением многополярного мира на однополярный. Быстрое совершенствование структур мировой безопасности коснулось и России.

Перефразируя слова Н. Маккиавели, который писал: “Война, - такого рода ремесло, которым частные люди честно жить не могут, и она должна быть делом только республики”5 можно сказать сегодня так: “Обеспечение безопасности личности и общества это в современном мире такого рода ремесло, которым физические и юридические лица честно жить не могут, и она должна быть делом только государства”.

Однако процессы построения структур мировой безопасности в Российском государстве привели к появлению ряда стратегических проблем.

Одной из них стала проблема обеспечения безопасности Российской Федерации и ее национальных интересов. С переходом к политике создания в нашей стране демократического открытого общества и правового государства эта проблема выдвинулась в разряд ключевых в оценке перспектив выживания России. Актуальность этого вывода с правовой точки зрения диктуется многими обстоятельствами. Наиболее существенными из них видятся следующие:

Во-первых, существенно изменились условия обеспечения безопасности Российской Федерации в экономической сфере-являющейся базовой в этом процессе. В связи с переходом к рыночным отношениям в экономике появилось множество юридических лиц - производителей и потребителей, в том числе и зарубежных. Например, по состоянию на 1 июля 1998 г. в России было зарегистрировано 1694 совместных с инофирмами предприятий, в том числе 1342 с участием стран НАТО, Японии, Южной Кореи, Израиля и др.

Но о какой стабилизации экономики может идти речь в условиях разваленного народного хозяйства, при “конституционно” сложившейся системе безответственной перед народом власти, в буквальном смысле приватизированной разного рода казнокрадами, баями и панами О каком согласии может идти речь, если, например, на начало 1999 года основные слои населения ранжировались по уровню доходов по шести позициям:

супербогатые, долларовые миллионеры - 0,001 %;

богатые и очень богатые - 1 %;

состоятельные (высоко обеспеченные) - 3 %;

средне обеспеченные - 16 %;

малообеспеченные - 21 %;

бедные - 59 % (в том числе “социальное дно” - 15 %.) О какой внутренней безопасности можно говорить, если среднедушевые доходы богатых и средне обеспеченных соотносятся как 100 к 1, а государственный бюджет См.:Макиавелли Н. О военном искусстве. М., 1934.

формируется из расчета не более чем 6-7% потенциально возможного. Создавшееся положение достаточно образно можно охарактеризовать словами поэта Андрея Вознесенского: “Все прогрессы реакционны, если рушится человек”.

В то же время Ст. 34 Конституции Российской Федерации предусматривает право на свободу предпринимательства. Данное право предусматривает свободное использование человеком своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ). В сочетании с правом частной собственности такая свобода предпринимательства выступает как правовая база рыночной экономики, исключающая монополию государства на организацию хозяйственной жизни. Эта свобода рассматривается как одна из основ конституционного строя (ст. 8 Конституции РФ). Право на экономическую деятельность включает ряд конкретных прав, обеспечивающих возможность начинать и вести предпринимательскую деятельность. Для этого субъект права на экономическую деятельность может создавать предприятия под свой риск и ответственность, свободно вступать в договоры с другими предпринимателями, приобретать и распоряжаться собственностью. Никакой государственный орган не имеет права диктовать предпринимателю, какую продукцию он обязан производить и каковы должны быть на нее цены (если пределы не регулируются законодательством). В результате вышеизложенной правовой политики в настоящее время Россия не имеет оборонной промышленности.

Во-вторых, в создавшихся условиях резко возрасла необходимость повышения эффективности обеспечения безопасности России в информационной сфере. Ибо, приходится отмечать, что одним из товаров, пользующимся как на Западе, так и на Востоке большим спросом стала информация о системе безопасности России. Появилась реальная опасность расхищения этого ресурса за счет снижения возможностей государства по контролю за информационными потоками. Ориентация на кооперацию с зарубежными странами при развитии рынка продуктов и услуг в России привела к появлению на этом рынке информации, утечка которой представляет угрозу для безопасности страны, в особенности при широкомасштабной деятельности на рынке зарубежных и совместных фирм.

Дремучее невежество и необычайно развитые животные инстинкты власть имущих, причисляющих себя к элите, не позволяют даже осознать проблемы информационной безопасности государства. В то же время, например, в “Стратегии национальной безопасности США в следующем столетии” вопросы информационной безопасности занимают второе место после проблемы квалифицированных кадров, опережая такие направления, как “космос”, “противоракетная оборона”, “присутствие за границей и влияние американской мощи”. Кроме того, приходится с сожалением отмечать, что в России вместо правового гражданского общества, “миллионов акционеров” и обещанного процветания создана полукриминальная власть денег, силы и беззакония, а главное - беспримерная в новой истории система эксплуатации населения. Трудно ожидать единства в обществе, когда вместо социально-ориентированной политики внедряется идея обогащения меньшинства за счет ограбления подавляющего большинства.

Стремление к более тесному взаимодействию с зарубежными странами в процессе конверсии оборонного комплекса, ориентация при этом на открытость и гласность, привели к утечке важнейших информационных сведений об оборонном потенциале страны и передовых технологиях. Такая неуправляемая конверсия стала угрожать тенденцией “расползания” ядерных и ракетных технологий, технологий двойного применения и т. д.

Коммуникационные и компьютерные технологии, которые способствуют законному развитию безопасности государства, преступные группы используют для совершения серьезных уголовных преступлений. Они применяют их для совершения как традиционных правонарушений, таких, как мошенничество, так и новых преступлений, например, создание и распространение компьютерных вирусов. Ущерб, причиняемый современными компьютерными вирусами, оценивается в миллиарды долларов. Легкость, с которой правонарушители могут действовать через национальные границы, и сложность борьбы с такими преступлениями выводят киберпреступность в разряд серьезных глобальных проблем безопасности. Такая преступность создает серьезную угрозу наведению “цифровых мостов” посредством использования компьютерных и телекоммуникационных технологий.

Следовательно, борьба с киберпреступностью должна стать составной частью программы обеспечения безопасности государства в современном мире.

Энергичное освобождение общества от “чрезмерной милитаризации” за годы перестройки не привело к резкому повышению благосостояния народа и динамизму экономики. Не в пользу России произведен и раздел “трофеев холодной войны”: она потеряла больше, чем приобрела в результате вывода войск, сокращения и раздела вооруженных сил бывшего СССР. Пространство, ранее занимавшееся Варшавским Договором, не стало нейтральным, а превратилось в арену скрытого военно-политического соперничества. Бывшие противники получили новых союзников и приблизились к российским рубежам, США выступают инициаторами дальнейшего расширения НАТО, продолжают гонку вооружений - теперь уже на качественно новом уровне. В результате этого сегодня не единичны случаи, когда отдельные государственные и негосударственные организации, предприятия и граждане, получившие каким-либо путем закрытую информацию, продают ее за бесценок, нанося ущерб государству и даже своему бизнесу.

Однако необходимо отметить, что наряду с чисто организационными и техническими причинами подобное стало возможным в связи со слабой правовой урегулированностью отношений этой сферы деятельности. Отсутствие четких юридических предписаний как в понятийном аппарате гражданского и уголовного законодательств России, так и в регламентации порядка принятия правоохранительных мер соответствующими компетентными органами, организациями и должностными лицами, а также принятие с процессуальным нарушением нормативно-правовых ведомственных актов, касающихся охраны государственной тайны способствовало криминализации внутригосударственных и международных отношений.

Анализ законодательных основ обеспечения безопасности России показывает, что сегодня возрастает актуальность разработки и принятия нормативно-правовых актов высшей юридической силы. В этих актах необходимо четко обозначить базовые юридические понятия характеризующие как законность, так и противоправность действий в сфере обеспечения безопасности России, как суверенного государства; определить границы содержания этой деятельности, составляющей государственную тайну; установить четкий порядок защиты безопасности государственных интересов Российской Федерации.

В-третьих, углубление процесса обеспечения безопасности страны, а следовательно, увеличение доли военно-промышленного ресурса в потенциале современных государств усилило стремление военно-политического руководства этих стран добиться превосходства в этой области над своими геостратегическими противниками. Этой цели, например, служат поисковые работы, начатые в 1989 г. по заказу военного ведомства США по созданию средств программно-математического воздействия, выход США в 2001 г. из Договора по ПРО и начало испытаний. По признанию мировых экспертов эти и другие факты положили начало созданию нового класса средств межгосударственной борьбы, цель которого захват и удержание единоличного всестороннего превосходства США над миром. Завоевание такого превосходства по планам аналитиков предшествует непосредственному началу военных действий и позволяет достичь стратегических преимуществ.

Одним из примеров, подтверждающим аналитические выводы выступают разработанное и осуществляемое в настоящее время США и их союзниками информационнопсихологическое и программно-математическое воздействие на информационный ресурс потенциального противника, в т.ч. Россию. Содержание такого организованного и спланированного воздействия, как известно, составляют массированные, групповые и одиночные программные удары, специальные операции и систематические действия по выявлению данных о наиболее важных объектах информационного ресурса противника, заблаговременному установлению скрытого контроля над ним с целью перераспределения и (или) поражения (либо хотя бы создания угрозы для удержания его от аналогичных действий в отношении нашего информационного ресурса), а также информационно-психологические воздействия на сознание противоположного общества.

Возрастающая зависимость общества и государства от современных информационных технологий приводит к появлению новых уязвимых мест и одновременно создает новые благоприятные возможности для США. Потенциальный противник способен использовать уязвимые места посредством применения таких средств воздействия, как программнокомпьютерная атака и оружие направленной энергии. Появление подобных средств международной борьбы предоставляет возможность планировать применение так называемого “некинетического оружия”.

При осуществлении специального воздействия на сферу духовной, информационной и социальной безопасности государства могут решаться следующие глобальные задачи:

дезорганизация системы государственного управления; подрыв экономического потенциала; разложение общества; уничтожение национальных интересов и ценностей;

скрытая экономическая и демографическая экспансия; ведение разведки и др.

В этих условиях мы считаем необходимо вспомнить слова Алена Даллеса - бывшего шефа ЦРУ США, которые он написал во время первого этапа “холодной войны” определяя задачи борьбы с Россией и намечая наиболее оптимальный и эффективный путь их решения.

В частности, он писал: “Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа; окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например мы, постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства - словом, всякую безнравственность. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм, вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, - все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества”.

Таким образом, с точки зрения международного права мы имеем:

новый вид межгосударственной борьбы - информационное противоборство;

новый класс средств борьбы - средства программно-математического и информационно-психологического воздействия.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.