WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Если у Н.В. Гоголя и М.Е. Салтыкова-Щедрина сопоставление человека со зверем преследует чаще всего цель дать более углубленную характеристику образа («медвежатость» Собакевича, например), если у Е.И. Замятина – это прежде всего оценка уровня духовности личности, то В. Пелевин использует этот прием, построенный на контрасте, в качестве одной из форм гротеска с целью полного разоблачения лживости и абсурдности существования в тоталитарных и мнимо демократических обществах.

Функциональность приема уподобления животного человеку практически не рассматривалась никем из исследователей, несмотря на его особую важность для поэтики Пелевина. Автор использует данный прием не только в функции абсурдизации бытия, но и в традиционных целях, чтобы как можно точнее показать характеры своих героев. На примерах отношения к собаке в романе «Омон Ра» и к хомяку в романе «Generation ‘П’» выявляется сущность «властных» характеров «хозяев жизни». Одни доходят до идиотизма в своем почитании «знаковых» фигур власти, государственных мужей, другие – издеваются над естеством не только отдельной человеческой личности, но и всей «стенающей твари», над братьями нашими меньшими, над животными.

Значительное место в романах «Омон Ра» и «Generation ‘П’» занимают художественные приемы, условно называемые приемами сатирической абсурдизации. С их помощью Виктор Пелевин мастерски развенчивает эфемерности общественного сознания, возникающие в различные исторические эпохи (советскую и постсоветскую).

Безжалостно высмеивая происходящие в обществе, а также в душах людей процессы, писатель тем самым противостоит суррогатам, обесценивающим человеческую жизнь и порабощающим нацию в целом.

Третий параграф второй главы "Функции «говорящих имен» в прозе Виктора Пелевина" содержит анализ одного из важнейших художественных приемов писателя. В качестве художественного приема «говорящие» имена и фамилии применяют многие писатели-постмодернисты (Д. Пригов, Саша Соколов, Д. Галковский), но у Виктора Пелевина игра фамилиями особенно разнообразна и многофункциональна. Главная функция «говорящих имен» – развенчать ложные ценности, снять гипноз ленинского и сталинского имен, лишить эффекта непререкаемости идеологическую пропаганду в советском то Пелевин, В. Generation ‘П’ / В. Пелевин // Москва: Вагриус, 2001. – С. 7.

талитарном государстве. Например, писатель с убийственной иронией обыгрывает увлечение людей искусственно созданными «революционными» именами, неблагозвучными и пустыми фамилиями (ПХАДзер – партийно-хозяйственный актив Дзержинского района). Он высмеивает и «исторические» имена, которые напоминают о кровавых деспотах прошлого (Малюта) и свидетельствуют о безграмотности «партийцев». Имена, составленные из различных идеологических концептов и аббревиатур, выполняют, в основном, функцию разоблачительную, так как развенчивают оторванные от реальности «умствования» исторических личностей, приведшие к трагическим последствиям «страну победившего социализма».

Фамилии и имена, составленные из инициалов вождей пролетариата (Ленин) в сочетании с инициалами знаковых фигур «перестроечного» периода, писателей андеграунда (например, Василий Аксенов), выполняют травестирующую роль, демонстрируя абсурдное совмещение в постсоветский период старых (тоталитаристско-социалисти-ческих) и новых (либерально-демократических по западно-американскому образцу) ценностей (Вавилен). Используя реминисцентные имена, пародирующие фамилии известных литературных персонажей, намеренно искажающие их семантику, писатель-постмодернист достигает эффекта игровой относительности, зыбкости истины, эстетической перекодировки семантики предшествующей культуры.

Прием «чужой стиль» в романах Виктора Пелевина «Омон Ра» и «Generation ‘П’» становится объектом исследования в четвертом параграфе второй главы. Особенностью стиля писателя большинство исследователей справедливо считает органичное усвоение игровой культурной традиции на уровне языка художественно- го произведения. Прием стилистического цитирования или стиле- вой игровой имитации чужого стиля используется писателем повсеместно.

Вышеупомянутый способ вхождения в чужую стилистику носит игровой характер и весьма напоминает сказочный прием волшебного перевоплощения (аналогия: метаморфоза братца Иванушки, напившегося из козлиного копытца). Пелевин постоянно обращается к приему стилистического цитирования, который имеет безусловный игровой характер и становится чертой его собственной стилистической маски. У Пелевина нет явного стремления к индивидуализации собственного стиля, он мастер вживания в «чужой стиль», в стиль своих персонажей. Вопреки этому, стиль писателя всегда узнаваем, потому что он передает современное состояние языка, объективный неуправляемый процесс. Но писательская манера ярко индивидуальна. Ее специфика обуславливается особенностью соединения различных языковых пластов и остроумной и тонкой обработки широко используемого в окружающей реальности языкового материала.

Помещая перед романом «Омон Ра» посвящение «Героям Советского космоса», а перед романом «Generation ‘П’» – не менее ироничное: «Памяти среднего класса», Виктор Пелевин сразу начинает игру чужими стилями. Это стиль официоза, который травестируется, снижается с целью разоблачения его ложного и лживого пафоса.

Следующая далее пометка о торговых марках, поставленная на месте традиционного эпиграфа, представляет собой гротескное изображение новой рыночной эпохи: «Названия товаров и имена политиков не указывают на реально существующие рыночные продукты и относятся только к проекциям элементов торгово-политического информационного пространства»8. Авторское примечание означает продолжение игры в «чужие стили», так как в нем по контрасту представлен стиль документов «PR», который едко обыгрывается: в один «торговый» ряд здесь помещены политики и рыночные продукты, принудительно индуцированные «в качестве объектов индивидуального ума»8.

Речь главного героя «Омон Ра» отражает свойства его пытливого ума и пылкого сердца. Он очень часто употребляет образные выражения «эхо будущего», «семя будущего», «дальние миры», «жизнь – ласковое зеленое чудо», «бархатная тьма ночи». По мере взросления и обретения опыта стилистика речи персонажа меняется. Теперь небо видится из «нор, в которых проходила наша жизнь», «темных и грязных», как сами люди, «среди реденьких и жидких звезд», где существовали особые сверкающие Пелевин, В. Generation ‘П’ / В. Пелевин // Москва: Вагриус, 2001. – С. 7.

точки, «искусственные, медленно ползущие среди созвездий, созданные тут, на советской земле, среди блевоты, пустых бутылок и вонючего табачного дыма»9.

В речь персонажа постепенно входит советская симулякровая риторика: «время выбирает нас», «время определено как предвоенное», «готовим не летчиков, а настоящих людей с самой большой буквы», «бить фашистского гада» 10. Омон меняется, но своего «стиля» не приобретает, всю жизнь используя только «чужие стили».

Речь руководителей резко отличается от риторики центрального героя. Это смесь публицистической стилистики с жаргоном. Так говорит, например, Бамлаг Иванович Урчагин – примитивная личность, лицемер и эгоист. Омон делает вывод, что надо говорить как начальник, чтобы была не «романтическая бессмыслица», а точная и трезвая констатация факта. «Высокий и гордый путь ввысь», в космос, оказывается наполненным грубой ложью, выражающей всеобщее насилие над личностью.

Наблюдения над художественным текстом позволяют заметить, что обыгрывание клишированных фраз у Виктора Пелевина носит иной характер, чем у Саши Соколова, В. Ерофеева, Ю. Алешковского и других писателей-постмодернистов. Пелевин не использует в этой игре работу измененного и замутненного сознания, на что опирается, например, Саша Соколов. Рвущийся на свободу язык соколовской прозы являет собой противоположность смирившемуся с абсолютной несвободой и абсурдом пелевинскому языковому миру романа «Омон Ра».

Еще большее разнообразие обыгрываемых «чужих стилей» содержится в романе «Generation ‘П’».

Здесь можно говорить о своеобразной эклектике стилей: рекламного, разговорного, научного, сленгового, телевизионно-газетного, анекдотического, языка «новых русских», насыщенного варваризмами и жаргонизмами. Стиль романа несет яркий отпечаток постмодернистского времени, о котором Пелевин пишет так: «И тут случилось непредвиденное. С вечностью, которой Татарский решил посвятить свои труды и дни, тоже стало что-то происходить. <…> Не то чтобы они изменили свои прежние взгляды, нет. Само пространство, куда были направлены эти прежние взгляды (взгляд ведь всегда куда-то направлен), стало сворачиваться и исчезать, пока от него не осталось только микроскопическое пятнышко на ветровом стекле ума»11. Само время отражается и выражается в языке, где смешано английское и русское, высокое и вульгарное, научное и сленговое, сложное и примитивное, вечное и одномоментное.

Отражая засилье языка интерактивного медиа, Виктор Пелевин так мастерски играет стилем, что, говоря словами А. Минкевича, «роман приобретает пугающую гипертекстовую связь с реальной жизнью – книга ссылается на текст жизни, жизнь ссылается на текст книги.

Не это ли показатель адекватности текста – жизни»12.

В противовес критике, негативно относящейся к абсценной лексике в романах писателя, можно утверждать, что Виктор Пелевин весьма «целомудрен» в употреблении мата по сравнению с другими постмодернистами. Писатель использует его только там, где он уместен и необходим для демонстрации кризисности современного сознания (в чем можно убедиться путем всестороннего анализа художественного текста). Пелевинские книги иллюстрируют необратимые языковые изменения под влиянием английского, точнее, американского языка. «Это язык яппи (что означает всего лишь Young Urban Professional, молодого городского профессионала). Иные наслоения смысла на понятия (альтернатива хиппи, бездуховность, карьеризм и прочее) автор просил считать недействительными»13.

Пелевинский язык талантливо и точно отражает время: со словообразованием писатель излишне не экспериментирует. Он относится внимательно и осторожно к языку, объективно отражая все происшедшие в нем изменения, связанные с кризисом духовности. Пелевин достаточно консервативен в этом плане по сравнению с такими «авангардистами» от постмодернизма, как Саша Соколов, Дмитрий Липскеров, Виктор Сорокин и другими.

Пелевин, В. Омон Ра / В. Пелевин // Москва: Вагриус, 2000. – С. 30.

Там же, с. 37.

Пелевин, В. Generation ‘П’ / В. Пелевин // Москва: Вагриус, 2001. – С. 15 – 16.

Минкевич, А. Поколение Пелевина / А. Минкевич // http://www.

russ/ru/krug/99-04-08/minkev.htm Минкевич, А. Поколение Пелевина / А. Минкевич // http://www.

russ/ru/krug/99-04-08/minkev.htm В своей словесной игре Виктор Пелевин не меняет значения слова, он лишь «уточняет» его, конструирует удвоение смысла посредством удвоения звучания. Используя фразеологические обороты, писатель закладывает возможность игры переносными значениями, которая и реализуется в тексте романа.

Как правило, писатель с помощью контекста создает условия для использования словосочетания или слова как в прямом, так и в метафорическом значении. Азеева И.В. первая обратила внимание на то, что обыгрывание устойчивых речевых оборотов, чаще всего каламбурное, – одна из важных особенностей авторского стиля Пелевина.

Таким образом, игра «чужими стилями» позволяет Виктору Пелевину, внимательно наблюдающему за языковыми процессами, создать яркий современный язык своих персонажей. Используя язык из народных анекдотов, поговорок, клишированных выражений, юмористических рекламных слоганов, писатель отражает риторику современных социальных типов, дает собирательный речевой образ советского мечтателя и грубого руководителя в романе «Омон Ра», тип «нового русского» и его перерождения в различных вариантах художественно воссоздавая их в романе «Generation ‘П’».

В заключении делаются выводы о том, что хотя художественные элементы (выделенные и наиболее устойчивые содержательные и формальные признаки) в произведениях Виктора Пелевина «Омон Ра» и «Generation ‘П’» могут быть определены как ярко выраженные черты постмодернистского романа, художественный мир писателя не укладывается в рамки только постмодернистского мышления, а содержит в себе тенденции прямо противоположные: не только отрицание любых истин и высмеивание любых ценностей, но и поиск выхода из духовно-нравственного кризиса, утверждение идеалов внутренней свободы, не связанной с материальным благополучием; не только иронизирование, неопределенность и деканонизация, но и пафосность, философичность, саморефлексия определяют эстетическое мировидение этого современного русского талантливого прозаика.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1 Жаринова, О.В. Критика тоталитаризма в повести В. Пелевина «Омон Ра» / О.В. Жаринова // Преподавание русского языка в усло- виях глобализации и интернационализации образования: Материалы научно-практической конференции. – Тула, Изд-во ТулГУ, 2003. – С. 29 – 30.

2 Жаринова, О.В. Личность в тоталитарном государстве (по повести В. Пелевина «Омон Ра») / О.В. Жаринова // Текст: теория и методика в контексте вузовского образования: Научные труды I Все- российской конференции. – Тольятти: Тольяттинский гос. ун-т, 2003. – С. 164 – 167.

3 Жаринова, О.В. Изображение последствий тоталитаризма в повести Виктора Пелевина «Омон Ра» / О.В. Жаринова // Художественное слово в современном мире: Сборник научных статей. – Тамбов:

Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2003. – Вып. 6. – С. 30 – 31.

4 Жаринова, О.В. Рекламные слоганы как иронический модус романа В. Пелевина «Generation ‘П’» / О.В. Жаринова // Труды ТГТУ: Сборник научных статей молодых ученых и студентов. – Тамбов:

Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. – Вып. 16. – С. 129 – 131.

5 Жаринова, О.В. Антономасия в романе Виктора Пелевина «Generation ‘П’» / О.В. Жаринова // IX научная конференция ТГТУ: Сборник статей. – Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. – С. 154.

6 Жаринова, О.В. Функции «говорящих имен» в прозе Виктора Пелевина (на материале романа «Generation ‘П’») / О.В. Жаринова // Художественное слово в современном мире: Сборник научных статей. – Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. – Вып. 7. – С. 10 – 11.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.