WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

перед публикой Корнаковых и Валахиных, стремления демонстрировать Примечателен эпизод в саду, когда между Машей и Сергеем Михайсвой социальный статус Ивиных зеркально отражаются, в основном, в ловичем возникают определенные трудности при вербализации внутренобразе отца, мачехи и уже более взрослого Николеньки (повесть них переживаний. Нехватка языковых средств для выражения своих «Юность»); естественность в движениях и действиях, чуткое понимание чувств особенно остро ощущается у героев, оставшихся наедине. Ночной природы, искренняя любовь и доброта к ближним и окружающему миру сад, поющие соловьи в нем и влюбленные – Маша и Сергей Михайлович – Нехлюдовых перекликаются с образом матери, няни и самого юного Ир- совмещаются в одном пространстве слуховых ощущений особой тональтеньева. ности, где заключена такая конкретность чувственной информации о Уже в трилогии имплицитно сформулирована главная сентенция тол- «внутренних движениях» героев, которую очень трудно (практически нестовского миропонимания: люди и жизнь в целом прекрасны сами по себе, возможно) вербализовать. Боязнь услышать то, что может в одно мгновено, чтобы ощутить эту красоту и гармонию бытия необходимо перестать нье опровергнуть едва уловимое, только зарождающееся чувство, оста13 навливает героев. Но вот в отличие от них, двум соловьям, поющим в са- Приемы портретирования в «Двух гусарах» многообразны. Воду, не нужны сцены объяснений. Они прекрасно понимают друг друга без первых, портреты героев представлены в структуре художественного текслов, и поэтому «царственно-спокойно» раздаются их голоса. Автор про- ста многоаспектно – через различные точки зрения (портрет младшего тивопоставляет героев, которые не могут открыться друг другу и передать Турбина дается в вариациях повествователя и Лизы), что придает динасвои чувства, природе с ее красотой, располагающей к миру, согласию и мичность, «живость» образам. Во-вторых, художник широко применяет любви. приемы контраста (обилие деталей в описании внешности старшего ТурВ финале «Семейного счастья» образ сада приобретает широкое смы- бина и лаконизм, схематизм в изображении внешнего облика Турбинасловое наполнение. В нем через определенные детали фокусируются раз- сына), ассоциации (портрет Лизы выписан в тесной связи с природными ные временные измерения. «Та самая скамейка», где произошло объясне- зарисовками). В-третьих, в поэтике повести портретная деталь является не ние между Машей и Сергеем Михайловичем, символизирует былые ро- только проявлением характера отдельного персонажа, но и проекцией мантические чувства героев. Это своего рода возврат в прошлое, которое нравственно-этического облика целого поколения (детали портрета младкак бы включает в себя и настоящее – момент осознания Машей «нового шего Турбина характеризуют представителей молодого поколения века чувства любви» – любви к детям и к отцу ее детей, и будущее – появление расчета и практицизма). В-четвертых, характерологические функции в художественной канве текста сына Вани. Образ ребенка в данном кон- портрета раскрываются в определенных ситуациях (например, внешний тексте становится онтологическим стержнем, смысловым центром, выра- облик Турбина-сына во время карточной игры).

жающим толстовскую эстетику кругового восприятия жизни, времени, Портрет, таким образом, органично вписывается в общую целостБытия. ность художественного произведения и оказывается в сложном «лабиринЧерез мельчайшие детали сада обнажаются человеческие пережива- те сцеплений», раскрывая человеческий характер и выражая особую смыния: снимается грань между «изображением» внешнего и «выражением» словую ценность.

внутреннего. «Внешнее» и «внутренне» сливается в процессе непосредст- Второй раздел «Жестовое поведение героев в ранней прозе венного созерцания и переживания. Чем ближе герои Толстого находятся к Л.Н. Толстого», состоящий из двух подразделов, посвящен изучению усадебному саду, чем полнее и сознательнее они подчиняются его простей- жестового поведения толстовских персонажей как значимого момента для шим и «таинственным» законам, тем они нравственно чище и имеют непо- понимания внутреннего мира, характера толстовских героев. Киническая средственный взгляд на мир. сторона поведения людей: жесты, знаковые движения рук, ног и головы, а В третьей главе – «“Внутренний человек” и его внешний облик в также выражения лица, позы и знаковые телодвижения (движения корпукоммуникационном процессе: репрезентативные способы выражения са), дистанция общения – приобретает важную роль в творчестве “невыразимого”», включающий три раздела, исследуются особенности Л.Н. Толстого.

поэтики портрета и жеста. Произнесенное слово (намеренно или ненамеренно) не всегда соотВ первом разделе «Портретная характеристика в повести “Два гу- ветствует истине. Поэтому акцент в изображении персонажей Толстой сара”» рассматривается своеобразие толстовского портретирования. делает на естественные человеческие проявления – телесное поведение Внешний облик человека в произведениях писателя всегда динамичный, героев. Тем самым толстовская «правда тела» порой обесценивает статус подвижный, «живой» и «зримый». Через «внешнее» персонажа проявляет- словесной речи. Тело – это то, что соединяет «внутреннее» и «внешнее» в ся работа его сознания («внутреннее»), имплицируется истинная сущность человеке, это место взаимопроникновения различных пространств в людчеловека. ском бытии.

Портретная характеристика толстовских героев органично вплетена в Жестовые характеристики персонажей играют очень важную роль в сюжет, появляясь в нем фрагментарно, в различных своих подробностях. характерологии Толстого. Особенно актуальным становится внимание Портрет в художественной системе произведения выполняет не только писателя к телесному поведению героев при изображении человеческого изобразительную функцию, но и смыслообразующую. Черты характероло- общения – процессов понимания и взаимопонимания людей. Именно в гического портрета включены в динамику сюжета, что способствует по- свете этой проблемы исследуется «Утро помещика» Толстого в подраздестепенному раскрытию характера персонажа. ле «Жестовый диалог в системе характеров рассказа “Утро помещи15 ка”». В рассказе крупным планом показаны четыре эпизода беседы поме- В первом разделе «Игра природных стихий с человеком в рассказе щика с крестьянами – Иваном Чурисом, Юхванкой Мудреным, Давыдкой “Метель”» в центре исследовательского внимания – смысловой контекст Белым, стариком Дутловым. Невербальная сторона их общения свиде- включенности героев в водоворот событий. По стечению обстоятельств тельствует об отсутствии взаимопонимания между собеседниками, и даже оказавшиеся в одной ситуации представители разных социальных слоев – в каких-то случаях оказывается своеобразным элементом, объясняющим барин и мужики – перед лицом смерти становятся равными. Природная причины возникшей ситуации непонимания в коммуникационном процес- стихия, ставя людей в пороговое состояние между жизнью и смертью, се: во-первых, у беседующих сторон разный социальный статус (барин- стирает все человеческие условности. Происходит как бы возвращение мужик); во-вторых, у мужиков выработана привычка не верить барину, героев к своей природной первосути.

они зависимы от своего помещика; в-третьих, Нехлюдов – молод, неопы- В «Метели» можно выделить разные ракурсы представления внуттен, не умеет находить подход к мужикам; в-четвертых, крестьяне просто реннего мира главного героя: сознание путника в режиме реального врене желают менять привычный уклад жизни. Понимание как духовно- мени (повествование в тексте идет от первого лица «я»), в прошлом (воснравственная связь между «Я» и «Другим» в рассказе противопоставлено, поминания о былой жизни, реализованные в тексте как видения) и сон, где в основном, вербальному общению. Поэтому Толстой в художественном на подсознательном уровне раскрываются скрытые, сакральные, архетирисунке «внутреннее» персонажей преимущественно выражает не языком пические пласты человеческого сознания. В понимании характера главнослов, а языком тела – через жестовый диалог. го героя-путника и в целом художественно-идейного плана произведения В поэтике Толстого естественные телесные проявления человека – не так же значимым становится мифопоэтическое содержание образов неба, просто некий «измеритель лжи» или показатель уровня соответствия земли, метели и круга, дающие возможность глубинного проникновения «внешнего» «внутреннему» в коммуникационном процессе, но своего ро- во внутреннее пространство – сознание рассказчика. Если небо и земля – да способ идентификации человека. Об этом следующий подраздел – основные полюса модели мира, указывающие на различные точки про«Пластическое решение распознавания людской сущности в рассказе странственной вертикали, то метель – своего рода некое связующее, про“Три смерти”». В толстовском рассказе человек и природа оказываются в межуточное звено.

одном ряду как носители живой жизни. Но, если человек отдаляется от Особым символическим контекстом обладают воспоминания и сон природы и отъединяется от «всеобщего всего», то в нем стирается естест- рассказчика, где появляется образ круга, являющийся одним из центральвенность – гармония «внутреннего» и «внешнего». Поэтому попытки ге- ных в поэтике Толстого. Во сне героя этот образ не случайно возникает: и роев рассказа (барыни, ее супруга, доктора) скрыть свои внутренние пе- на подсознательном уровне героя манифестируется идея о природном реживания обречены на борьбу с собственным телом, которому свойст- единстве всех людей.

венна абсолютная искренность. Во втором разделе «Художественная модель мироустройства в Итак, в ранней прозе Толстого описание внешнего облика персона- рассказе “Люцерн”» поэтика дихотомии «внутреннее-внешнее» в харакжей – портретная характеристика, жест – своего рода «измеритель лжи», терологии рассказа писателя исследуется в свете решения проблемы отсредство обнажения скрытого «внутреннего». Неадекватные внешние чуждения.

проявления несут истину о человеке. Персонажи в толстовских произведениях постоянно находятся в конЧетвертая глава «Человек и мироздание: механизм сопряжения такте с внешним миром, в процессе «живого» общения с другими людьми.

“всего со всем”», которая состоит из трех разделов, посвящена исследо- Утрата же этих основополагающих человеческих качеств приводит людей ванию поэтики дихотомии «внутреннее-внешнее» в характерологии ран- к разъединению между собой, отъединению от высших таинств.

ней прозы писателя в контексте художественной реализации нравственно- Нехлюдов, оказавшись в центре Европы – в курортном городе Швейэтической «стратегии» Толстого. цергоф, где сконцентрировано «стерильное» великолепие архитектурных Основной постулат мировоззрения художника есть мысль о том, что сооружений, парков, куда стекаются представители высшего сословия, человек добр по своей природной сущности. Писатель стремится найти знатные и состоятельные люди со всего мира, пытается, исходя из собстопору для нравственности в окружающем мире, в самой природе: в нераз- венного опыта, осмыслить законы бытия, смысл существования на земле и рывном единстве людей и сопряжении «всего со всем». устроить свое собственное благополучие.

17 Локализованный во времени эпизод о музыканте, осмысляется авто- казаков, Оленин пытается найти с ними общий язык, влиться в их мир.

ром в общем контексте исторического движения человечества, и автор- Это своего рода попытка героя проникнуть в «естественную» жизнь казаское сознание выходит за пределы реального, настоящего – в бесконеч- ков.

ность, тем самым осуществляя вертикальную организацию пространства в И, наконец, третий уровень «Мы», соответствующий «высшему созрассказе. Личность Нехлюдова предстает в тексте как точка, где сходятся нанию», в качестве отдаленной модели обнаруживается в миропонимании время и вечность, пересекаются вертикаль и горизонталь. Рассказчик героя в лесу во время охоты, когда он явственно осознает себя частью осознает свою причастность бытию и вечности, свою онтологическую, беспредельного мира – Всего.

вневременную сущность. Герой толстовского рассказа обретает смысл Этапы в духовном развитии Оленина, парадигматически сопряженжизни только в процессе – в поиске Бога и Истины. Истина же по своей ные между собой, составляют «историю души» противоречивого и склонсути имеет двоякую основу: всякая мысль и ложна, и справедлива. Ложна ного к рефлексии молодого человека. Путь духовных исканий Оленина – односторонностью, по невозможности человека обнять всей истины, и это своего рода устремленность сознания героя к познанию самого себя, справедлива по выражению одной стороны человеческих стремлений. своей истинной сущности. Это процесс постижения своего «Я» через диаИменно Бог, Дух Вселенной выступает как Вечное, Единое. Истина транс- лог с «Другими», и осознание своей сопричастности ко Всему и представцендентна, божественна и способна раскрыться только через человече- ление своего «Я» как части Всего – «Мы».

скую личность посредством самосознания и саморефлексии. В повести «Казаки» нет полной идеализации казацкого быта и резкоВ третьем разделе «Смена доминирующих парадигм в духовно- го противопоставления Оленина Марьяне, Ерошке, Лукашке и другим генравственном развитии Оленина: “Я” – “Я-Другие” – “Мы” (“Каза- роям. У каждого героя своя правда. Оленин не нашел внутренней гармоки”)» рассматриваются этапы духовно-нравственных исканий главного нии среди казаков, тем не менее на Кавказе, в обстановке дикой природы героя. и патриархального казачьего быта, общаясь с Ерошкой, под влиянием В толстовской эстетике человек всегда зависим от внешнего мира. любви к Марьяне, он все чаще и чаще чувствовал пульс истинной жизни.

Однако любое внешнее событие рисуется с его внутренней подоплекой. Причина страданий Оленина – в его неспособности перестроить самого Человек выхватывает из внешнего мира то, что отвечает его мироощуще- себя применительно к жизни, которую он считает идеальной. Оленин оканию или психологическому состоянию, и чем крупнее личность, чем выше зывается как бы на периферии: он чужд для казаков так же, как для него ее душевное состояние, тем больше богатства мира она вбирает в себя. чужд тот мир, из которого он пришел. Поэтому он оказывается обреченПуть исканий Оленина концептуально можно рассматривать как не- ным на вечный поиск ответов на непростые вопросы. В этом его драма, но кую парадигму «Я» – «Я-Другие» – «Мы», представляющую собой три здесь же – сопряжение с жизнью.

уровня-состояния в миропонимании героя. В Заключении отражены результаты исследования, обобщены итоги Само сознание Толстой интерпретирует как антиномически- работы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.