WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 17 |

Доклад Хрущева на съезде "О культе личности и его последствиях" был политическим шагом, с целью направить процесс десталинизации общества в регулируемое русло. В докладе сталинский террор представляется в основном как преследование партийных и советских кадров. Но это была не вся правда. Не говорилось о тех миллионах простых людей, "врагов народа", которые томились в тюрьмах и лагерях. Но и то, что делегаты съезда услышали из доклада Хрущева, произвело ошеломляющее впечатление. По свидетельству И. Эренбурга, на закрытом заседании 25 февраля 1956 г. во время обсуждения доклада несколько делегатов упали в обморок. Все, что было свято, непогрешимым вдруг упало с пьедестала. Было от чего прийти в шоковое состояние. Оказалась неожиданной и реакция общества на развенчание культа. По мнению властей, она оказалась превышающей меру дозволенного. Власти считали культ личности сугубо внутрипартийным делом, о котором руководство сочло возможным проинформировать общественность, и не более того.

В обществе усилились критические настроения. Хотя доклад зачитывался на собраниях, чтобы легче было контролировать настроения и поведение людей, вскоре слухи о "секретном докладе" быстро распространились по стране. Стихийные дискуссии развернулись в партийных организациях, в учебных заведениях, охватили все общество. Начинается критика сталинизма в статьях, романах и фильмах. Популярными становятся роман В. Дудинцева "Не хлебом единым", А. Яшина "Рычаги" и др. Настроения осуждения культа личности преобладали в вузах, научных учреждениях, творческих союзах и т.п. С другой стороны, значительная часть населения воспринимала крушение "вождя" молчаливым осуждением или открытым возмущением. В ряде мест ситуация стала выходить из-под контроля. 5 марта г., в третью годовщину смерти Сталина, в Тбилиси началась студенческая демонстрация в защиту Сталина. Шествие в последующие дни приняло массовый характер (более 60 тыс.). Лозунги: "Бороться за дело Сталина, не щадя жизни!", "Грузинский народ не простит критики Сталина". Власти применили силу. В результате 20 человек погибли, более 60-ти ранены.

Руководство в этой ситуации решило поставить критику Сталина в жесткие рамки. Такие рамки определялись в постановлении ЦК КПСС от 30 июня 1956 г. "О культе личности и преодолении его последствий". В отличии от доклада Хрущева на съезде постановление было опубликовано и содержало не столько разоблачение сталинских преступлений, сколько попытку объяснения, почему нарушения законности оказались возможными при социализме. Ошибки прошлого списывались лично на Сталина, его ближайшее окружение, а партия в целом выводилась из-под критики. Опыт весны 1956 г., когда санкционированная сверху критика культа личности вышла из-под контроля, был учтен. Постановление о культе личности было значительно умеренным и сдержанным, чем доклад Хрущева. Но этого было недостаточно.

Боясь эскалации критического настроя, было решено жестко подавить свободомыслие, которое стало квалифицироваться как проявление "антипартийных", "антисоциалистических взглядов", "враждебные вылазки" и т.п. 5 апреля 1956 г. статья в "Правде" – "Коммунистическая партия побеждала и побеждает верность ленинизму". В ней были расставлены необходимые акценты в вопросе о культе личности. Основным объектом статьи являлись "отдельные гнилые элементы", которые под видом осуждения культа личности "пытаются поставить под сомнение правильность политики партии, используют внутрипартийную демократию, критику и самокритику для антипартийных измышлений". По сути это была инструкция парторганам по пресечению свободомыслия. Данное обстоятельство можно расценить как первый серьезный отказ от демократических преобразований. Наступление на гласность все более становилось ощутимым.

Новое указание о нажиме в сфере идеологии содержится в закрытом письме ЦК в декабре 1956 г., в котором партийные организации, все коммунисты обязывались "давать отпор всяким попыткам пересмотреть линию партии в области литературы и искусства". Окончательно акценты были расставлены на встрече руководителей партии и правительства с участниками третьего Пленума правления Союза писателей 13 мая 1957 г. Речь Хрущева была направлена против интеллигенции, "потерявшей почву под ногами". Это рассеяло последние иллюзии тех, кто надеялся на демократизацию общества. В печати началась кампания борьбы против очернительства советской действительности, которая носила идеологический характер. Так, роман Б. Пастернака "Доктор Живаго" был осужден, а автор исключен из Союза писателей СССР.

Был свернут процесс восстановления исторической правды, начатый журналом "Вопросы истории".

Особенно усилился нажим в идеологической сфере после июньского Пленума ЦК КПСС (1957 г.). В 1957 г. прошла волна арестов, направленных на ликвидацию зарождавшихся диссидентских групп. В отношении вузов принимаются жестокие меры. Восстанавливаются классовые критерии набора студентов, отмененные еще в 30-е годы. Новая волны преследований интеллигенции последовала в начале 60х годов. В ноябре 1962 г. в журнале "Новый мир" была опубликована повесть А. Солженицына "Один день Ивана Денисова", о которой заговорила вся страна. Это еще больше насторожило власти. Последовали разносы художников, нападкам подверглись молодые поэты А. Вознесенский и Е. Евтушенко, журнал "Новый мир". Наконец, в 1962 г. в Новочеркасске (Ростовская область) была расстреляна рабочая манифестация, направленная против ухудшения материального положения. Недовольство, стремление к свободомыслию в конечном итоге были подавлены с помощью различных средств воздействия – от расстрелов и арестов до партийных взысканий и идеологических кампаний.

Таким образом, процесс демократизации в 50-е годы носил ограниченный характер. Все усилия направлялись лишь на искоренение наиболее уродливых проявлений культа личности. Они не затрагивали глубинных проблем общества. Политическая система нуждалась в коренной перестройке, однако руководство страны не видело возможности и необходимости политических реформ. Малейшее упоминание об ограничении политического монополизма КПСС рассматривались как подрыв основ, посягательство на социалистический строй. Отсюда и резкая реакция на первые ростки демократии и гласности. На советских руководителей повлияли события в Польше и Венгрии, толчок которым дали начавшиеся перемены в СССР и критика Сталина. И если в Польше события закончились достаточно мирно, то в Венгрии попытка выйти в 1956 г. из-под советского диктата была подавлена вооруженной силой.

Общественно-политическая ситуация в стране оставалась неустойчивой и неопределенной. Процесс демократизации так и остался незавершенным. Неслучайно И. Эринбург назвал свою книгу, посвященную новым влияниям – "Оттепель". Это название точно определяет суть того времени. Решительного шага в строну демократизации общества сделано не было. Но это время не прошло бесследно. Именно в эти годы, особенно после ХХ съезда КПСС, в монолите "морального и политического единства советского общества" обнаружились первые трещины, оказавшиеся впоследствии разрушительными, и началось медленное разрушение общественной системы, которую мы знали как социалистический строй.

2.3. Попытки экономических реформ.

Смещение Хрущева и итоги его деятельности.

Экономическая ситуация в стране требовала и новой экономической политики. Ее основные контуры были определены в решениях 1953 – 1954 гг. Суть новой экономической политики заключалась в нескольких ключевых моментах.

1 Резкое изменение инвестиционной политики в сторону значительного увеличения вложения средств в отрасли, обеспечивающие рынок товарами народного потребления – легкую, пищевую промышленность, сельское хозяйство.

2 Решение продовольственной проблемы, вывод сельского хозяйства из затяжного кризиса.

3 Изменение системы управления промышленностью, с целью повышения ее эффективности.

4 Решение социальных вопросов, повышение уровня жизни народа.

На первый план выдвинулись проблемы сельского хозяйства. Они требовали немедленного решения, так как страна еле сводила концы с концами по продовольствию. Не хватало зерна для государственного снабжения, удовлетворения нужд колхозов. На сентябрьском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС были приняты ряд принципиально важных решений по сельскому хозяйству. Был принят новый закон о сельскохозяйственном налоге, означавший коренную реформу системы налогообложения, действовавший с 1939 г. С 1 июля 1953 г. вводился принцип твердого налогообложения (с 1 га приусадебного хозяйства, независимо от его доходности). Общая сумма налога снизилась более чем в два раза. Были списаны также недоимки по сельхозналогу за прошлые годы, увеличился размер приусадебных хозяйств колхозников, повышались заготовительные цены на сельхозпродукцию, расширялись возможности для колхозного рынка. Проведение в жизнь комплекса этих мер значительно повысило материальную заинтересованность в увеличении производства сельскохозяйственной продукции, повысило эффективность сельского хозяйства. Эффективность решений 1953 г. в области сельского хозяйства сохраняла свою силу примерно до 1957 – 1958 гг.

Период 1954 – 1958 гг. – самый успешный за всю историю советской деревни. Прирост валовой продукции сельского хозяйства за эти годы увеличился на 35,3 % по сравнению с предшествующим пятилетием. По целому ряду показателей прирост был достигнут за счет увеличения продуктивности личных подсобных хозяйств. С 1954 по 1956 гг. в СССР наблюдается прирост сельского населения, впервые за послевоенный период. Приостановилось бегство из деревни. Росту валовой продукции сельского хозяйства способствовало и освоение целинных земель.

Но с 1956 г., после отстранения Маленкова с поста Председателя Совета Министров, аграрный курс 1953 г., стержнем которого была ставка на материальную заинтересованность колхозников, на подъем личных подсобных хозяйств, подвергается пересмотру. Суть изменений состояла в отказе от ориентации на материальную заинтересованность, упор на методы "штурма" и "натиска", попыток материализации коммунистической утопии. Начинается борьба с "частной собственностью" в виде личных подсобных хозяйств, "дачным" и прочим "капитализмом". Хрущев считал, что личные подсобные хозяйства отвлекают крестьянина от работы в общественном хозяйстве. Запрещается увеличивать размер приусадебного участка колхозников. Закрепляется принцип ограничения скота, находившегося в личной собственности колхозников "с учетом местных условий". Постановление Совета Министров от 27 августа 1956 г. колхозникам и другим гражданам, державшим скот в личной собственности, запрещалось использовать в качестве корма для скота хлеб, крупу и другие продукты, приобретаемые в магазинах. При отсутствии сенокосов и огорода это ставило крестьянина в тупик. Ему приходилось либо нарушать постановление, либо сокращать количество скота. Все это подавалось как "линия партии в деревне". В течение трех лет личный скот был частично сдан в колхозы и совхозы, в основном же крестьяне его резали. Были уничтожены миллионы голов скота. Ни колхозы, ни совхозы не могли принять такую массу скота. Его просто нечем было кормить. Вновь начался отток населения из деревни. Крестьяне уходили на работу в города. Ликвидированы были и подсобные хозяйства предприятий и учреждений, снабжавших свои коллективы продуктами питания.

Негативные последствия подобных шагов не замедлили сказаться. Усложнилось положение с продовольствием. В период 1954 – 1958 гг. личные подсобные хозяйства обеспечивали 53 % прироста мяса в стране, 35…38 % картофеля, овощей, молока, шерсти, 87 % яиц и т.д. Страна проела все мобилизационные запасы хлеба. Если еще в начале 1960-х гг. СССР продавал по 7…9 млн. т хлеба ежегодно, то в 1963 – 1964 гг. стали закупать до 12 млн. т хлеба. Так было положено начало тем закупкам хлеба, которые постоянно возрастали и дошли позднее до огромных размеров.

С середины 50-х годов начался новый этап укрупнения колхозов. Особенно интенсивно этот процесс шел в 1957 – 1960 гг., когда ежегодно около 10 тыс. уже укрупненных раннее колхозов исчезали. Последствия были крайне отрицательными. Одновременно колхозы преобразовались в совхозы, началась ликвидация "неперспективных деревень".

Негативные последствия для села и страны в целом имело осуществление сельскохозяйственных сверхпрограмм, инициатором которых выступил сам Хрущев. Первая – освоение целинных земель.

Цель – получить быстрый хлеб. Освоение целинных земель велось штурмом, без должной научной проработки. За 1954 – 1956 гг. было распахано почти 36 млн. га целинных и залежных земель. В результате валовые сборы зерна в стране возросли с 82,5 млн. т в 1953 г. до 125 млн. т в 1956 г., а заготовки с 31 до 54 млн. т. Но эффект оказался краткосрочным. Урожайность, вместо запланированных 14…15 ц с гектара, составила, например, в Казахстане 7,3 ц/га в 1954 – 1958 гг., 6,1 ц/га в 1961 – 1963 гг. При таком положении дел прирост урожайности в стране примерно на 1,0 ц/га был фактически равен по своему результату освоению целины. Не обеспеченная производственной, социальной инфраструктурой кампания освоения целины отвлекла значительные ресурсы от укрепления сельского хозяйства в других районах страны и привела к росту общих потерь урожая зерновых до 25…30 млн. т в год. В то же время нельзя не отметить, что освоение целинных земель породило, пожалуй, самый мощный всплеск народного энтузиазма в послевоенный период.

Вторая кампания – повсеместное распространение посевов кукурузы, гороха, сои по всей стране.

Объявленные "чудо-культурами" они по замыслу должны были обеспечить кормовую базу животноводства. В результате посевы кукурузы увеличились в 10 раз и составили в 1962 г. 17,2 % всех посевных площадей страны. Но вместо ожидаемых 500… 600 ц/га, получили 151 ц в 1955 – 58 гг., а в 1963 г. – ц/га. Насильственное ее внедрение легло тяжелым бременем на крестьян, была нарушена система структуры посевов.

Третья сверхпрограмма – по животноводству. В мае 1957 г. Хрущев выдвинул задачу "в ближайшие годы догнать США по производству мяса, масла и молока на душу населения". Он считал, что успехи, достигнутые в сельском хозяйстве, позволяют решить и эту задачу. Увеличить в 3,5 раза производство мяса и догнать США Хрущев считал возможным уже в 1960 г. Выполнение намеченных планов, по его словам, должно было представить в международном плане "сильнейшую торпеду под капиталистические устои". Но "торпеда" попала в собственную экономику. Программа не опиралась на реальные возможности страны. Она не была выполнена ни при Хрущеве, ни в последующие годы. Кампания "догнать и перегнать" нанесла и сильный удар по личным хозяйствам крестьян. Местные власти, стремившиеся выполнить задания по сдаче мяса любой ценой, принуждали крестьян сдавать личный скот.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.