WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Сущность юридического лица стали объяснять тем, кто за ним стоит. При этом можно отметить четыре основных направления.

1. «Теория коллектива» А.В. Венедиктова. Он считал, что за юридическим лицом стоит определенным образом организованный коллектив людей (работников), возглавляемый директором, и именно этот коллектив определяет волю юридического лица. Эта теория получила наибольшее распространение, объясняемое, по всей вероятности, тем, что, как уже указывалось, подавляющее большинство юридических лиц представляли собой с точки зрения их людского субстрата крупные объединения, где трудовые коллективы наделялись значительным (хотя зачастую и декларативным) перечнем прав. К тому же, «теория коллектива» неплохо укладывалась в рамки марксистской философии, делавшей акцент на значительной роли именно народных масс в жизни общества. Вряд ли сейчас, при возможности существования «компаний одного лица», а также при неограниченной власти учредителей (участников) юридического лица и полном бесправии трудового коллектива в управлении делами юридического лица, эта теория столь же основательна.

2. «Теория государства» С.И. Аскназия1. Во «внедрении» публичных начал в гражданское право он пошел еще дальше А.В. Венедиктова. С.И. Аскназий считал, что коль скоро в государстве нет ничего частного, нет такой области общественной жизни, в которую бы государство не осуществляло вмешательства, то именно государство стоит за юридическим лицом и в конечном итоге определяет его волю. Причем это положение он распространял одинаково как государственные предприятия, учреждения и организации, так и на колхозно-кооперативные и общественные. В условиях тоталитаризма эта теория выглядела весьма злободневно, хотя и не получила столь широкого распространения как «теория коллектива». В нынешних условиях возврата к основному делению права на публичное и частное, возрождения категории частных интересов, и в частности, интереса извлечения прибыли, который испытывают лица, создающие коммерческое юридическое лицо, отстаивание К родоначальникам и сторонникам этой теории следует отнести и Я.М.Магазинера.

«теории государства» означало бы практически то же самое, что и объяснение сущности юридического лица начиная «от сотворения мира». При этом в стороне бы остались более близкие и реальные интересы отдельных участников гражданских правоотношений.

3. «Теория директора» Ю.К. Толстого. Ученик А.В. Венедиктова, Ю.К.

Толстой творчески развил теорию своего учителя и сместил акценты в ней с коллектива на директора. Он полагает, что за юридическим лицом стоит не столько коллектив, возглавляемый директором (руководителем), сколько директор, возглавляющий коллектив. Свой тезис Ю.К. Толстой аргументировал тем, что именно директор как орган юридического лица принимает властные решения и тем самым формирует и выражает волю юридического лица. Несомненно, в период, когда руководство предприятиями, учреждениями и организациями осуществлялось в основном единоличными руководителями, эта теория имела вес. Сейчас, когда директор (единоличный руководитель) является одним из возможных органов управления юридического лица, причем, органом не высшим, а исполнительным, и зачастую не совпадающим с лицами, создавшими юридическое лицо в своих интересах, «теория директора» даже с позиций заявленного направления исследования сущности юридического лица (показать, кто за ним стоит) вряд ли способна правильно эту сущность объяснить1.

4. «Теория социальной реальности» Д.М. Генкина. Он отошел от традиционного для советской цивилистики подхода в объяснении сущности юридического лица тем, кто за ним стоит, и полагал это неважным. Важно, считал Справедливости ради, необходимо отметить, что Ю.К. Толстой в последних публикациях хотя и продолжает отстаивать «теорию директора», все же несколько модифицирует ее применительно к современным условиям, говоря, что ныне не может быть единого волеобразующего субстрата, характерного для всех юридических лиц, в качестве которого ранее можно было рассматривать директора. Однако этот субстрат он все же склонен видеть в более широком понятии – в органах юридического лица, под которыми подразумевает и директора, и общее собрание участников и т.д. То, какой орган образует волю юридического лица, т.е. «стоит за юридическим лицо», зависит от его компетенции (Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этап / Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. – М.: Городец, 2000. – С. 92-93, 108-109). Такую модифицированную «теорию директора» следовало бы именовать «теорией органов юридического лица».

Д.М.Генкин, что юридическое лицо – это носитель воли и выступает как единство. Таким образом, проф. Д.М.Генкин вплотную подошел к объяснению сущности юридического лица с позиций теории фикции.

Теория же фикции восходит к 1245 г. Ее родоначальником считается папа Иннокентий IV, который своей буллой отказал в привлечении к уголовной ответственности организации, назвав ее persona representata (в вольном переводе:

несуществующее лицо).

Теория фикции отрицает какую-либо реальность за юридическим лицом.

Смысл ее в том, что подлинным субъектом права может быть только физическое лицо. Юридическое лицо – это лишь результат действия права, точка приурочения прав и обязанностей. Теория нашла отголоски как в странах с континентальной правовой системой, так и в странах общего права1.

Теория фикции получила свое развитие в 1-й половине XIX века в трудах Р. Иеринга и Ф. Савиньи. Р. Иеринг считал, что множество физических лиц не образует нового качества, но в результате юридической техники появляется новый субъект права – юридическое лицо. В отличие же от Р. Иеринга, Ф. Савиньи полагал, что фиктивное лицо как абстрактное единство поглощает коллектив.

Наиболее интересными разновидностями теории фикции являются:

1. «Теория целевого имущества» А. Бринца. Имущество, считал А. Бринц, может принадлежать не только кому-либо, но и чему-либо, в том числе определенной цели, для которой оно предназначено. Таким и является имущество юридического лица. И лишь в силу стремления людей к персонификации целей и обезличению вещей, используемых для этих целей, говорят, что имущество принадлежит юридическому лицу.

К этой теории, на мой взгляд, близко примыкает «теория коллективного имущества» Планиоля. По его мысли, юридическое лицо – это само коллективное имущество, которым владеют определенные группы людей. «Вместо двух Во Франции юридическое лицо называется «моральным», в Англии – «искусственным».

видов личности – говорил Планиоль, - следует признавать два вида имущества».

2. Вторую группу разновидностей теории фикции объединяет то, что в соответствии с ними юридическим лицом может быть кто или что угодно. Это всего лишь точка приурочения прав и обязанностей (Рюмелин, Колер, Еллинек), которые могут быть приурочены по воле законодателя к кому и чему угодно1.

Вряд ли это так. Помимо субъективной воли законодателя для признания юридическим лицом необходимы и объективные критерии, например, наличие обособленного имущества.

В русском дореволюционном праве к сторонникам теории фикции принадлежал Г.Ф. Шершеневич.

В определенной мере к сторонникам теории фикции в советском праве следует отнести проф. Б.Б. Черепахина, который полагал неправильной постановку вопроса о том, кто стоит за юридическим лицом. Он считал, что это удваивает количество субъектов права: вместо одного юридического лица получается и юридическое лицо и коллектив. Юридическое лицо – это самостоятельный, отличный от составляющих его индивидов субъект права. Однако его волю формирует весь его коллектив (при неправомерных действиях юридического лица) или его орган (при правомерных действиях). К сторонникам этой теории можно отнести также и Б.И.Пугинского2.

К сторонникам этой теории принадлежит и автор этих строк3. Представляется, что никакого физического субстрата за юридическим лицом нет, что по сути юридическое лицо может и не представлять собой организацию, что оно – Практические выводы этих теорий мы можем наблюдать в западных средствах массовой информации, кино и даже мультипликации. В качестве примера можно привести недавний диснеевский мультфильм «Коты-аристократы», начинающийся с того, что престарелая графиня завещает все свое имущество любимым кошкам. Подобные примеры не единичны.

Признание субъектом гражданского права, юридическим лицом животных – норма для стран, где правовая система опирается на теории подобного рода.

См. Гражданское право: Учебник. 1-е изд. / Под ред. Е.А. Суханова. С. 76.

Причем, указанная позиция по этому вопросу была заявлена еще тогда, когда о теории фикции в отечественной правовой литературе лишь начинали вспоминать. См.: Мисник Н.Н.

Индивидуальные (семейные) предприятия // Правоведение. – 1992. - № 1. – С. 112 – 113.

искусственная точка приложения прав и обязанностей. Но в то же время оно немыслимо без определенной степени закрепления имущества.

Учитывая это, предлагается следующее определение юридического лица.

Юридическое лицо – это созданный волей законодателя абстрактный (нематериальный) субъект гражданского права (фикция), имеющий в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, и отвечающий им по своим обязательствам.

Как видно, в этом определении, во-первых, отсутствуют два общепринятых признака юридического: организационное единство и выступление в гражданском обороте и юрисдикционных органах от своего имени, что обусловлено логикой предыдущего изложения; а во-вторых, четко определяется природа юридического лица как допускаемой законодателем фикции (предположения).

2. Правосубъектность юридического лица.

Как и всякий субъект гражданского права, юридическое лицо обладает правосубъектностью, т.е. право- и дееспособностью. Вопрос о правоспособности юридического лица разрешен в ст.49 ГК РФ.

В отличие от правоспособности граждан, носящей универсальный характер (т.е. гражданин может иметь любые права и обязанности, предоставленные данной системой правопорядка), правоспособность юридического лица имеет специальный характер. Это следует из п.1 ст.49 ГК РФ: «Юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности».

Таким образом, деятельность юридического лица должна соответствовать его целям. Деятельность, выходящая за рамки целей, должна признаваться незаконной. Это правило распространяется в том числе и на коммерческие организации. Хотя на первый взгляд может показаться, что, формулируя их правоспособность, законодатель от вышеизложенного правила отступил: «Коммерче ские организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом» (ч.2 п.2 ст.49 ГК РФ). Но иметь права и нести обязанности, необходимые для осуществления любого вида деятельности, не запрещенного законом, еще не значит, что такой вид деятельности может не соответствовать целям деятельности, зафиксированным в учредительных документах коммерческого юридического лица, пусть даже эти цели сформулированы столь же широко, как и в законе. Так, в соответствии со ст. 50 ГК РФ, основной целью деятельности юридического лица является извлечение прибыли. Неслучайно поэтому Пленум Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ РФ» (далее: Пленум) уточнил, что под любыми видами деятельности подразумеваются виды именно предпринимательской деятельности1.

Тем не менее, отличие правоспособности большинства коммерческих организаций от правоспособности унитарных предприятий и некоммерческих организаций разительны. По смыслу вышеизложенных норм и по признанию практики, унитарные предприятия и некоммерческие организации обязаны определенно фиксировать в своих учредительных документах не только цели, но и виды деятельности. Коммерческим же достаточно указать цель деятельности.

«В связи с этим, - указывает Пленум, - при разрешении споров следует учитывать, что коммерческой организации, в учредительных документах которой не содержится указанный выше перечень, не может быть отказано в выдаче лицензии на занятие соответствующим видом деятельности только на том осно Что можно признать несколько поспешным. Ведь коммерческое юридическое лицо может заниматься и благотворительной деятельностью и приобретать товары для целей, не связанных с производственным потреблением. Наличие основной цели, предусмотренной законом, как раз свидетельствует о том, что могут быть и иные цели, сопутствующие основной. Однако эти цели не должны выходить на первый план и уж тем более, не должны быть такими, ради достижения которых создаются некоммерческие юридические лица специальной организационно-правовой формы (политические партии, религиозные организации).

вании, что соответствующий вид деятельности не предусмотрен ее учредительными документами. Унитарные предприятия, а также другие коммерческие организации, в отношении которых законом предусмотрена специальная правоспособность (банки, страховые организации и некоторые другие), не вправе совершать сделки, противоречащие целям и предмету их деятельности, определенным законом или иными правовыми актами. Такие сделки являются ничтожными на основании статьи 168» (п.18).

Все изложенное выше позволило Пленуму именовать правоспособность коммерческих организаций, за исключением унитарных предприятий и иных организаций, предусмотренных законом, как «общую», а правоспособность этих поименованных организаций и некоммерческих организаций как «специальную». Но, несмотря на такое заявление Пленума, видимо следует различать общую и универсальную правоспособность. Коммерческое юридическое лицо никогда не будет иметь универсальную правоспособность, т.е. такую, как правоспособность гражданина. Они не могут осуществлять религиозную, политическую деятельность и т.д.Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии) (п.1 ст.49 ГК РФ). Ныне действует Закон РФ от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (ред.

21 марта 2002 г.)2.

Правоспособность юридического лица возникает, в момент его создания, т.е. в момент государственной регистрации самого юридического лица. Прекращается правоспособность юридического лица в момент завершения его ликвидации (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.