WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

c2 > 0 – увеличение расходов приводит к увеличению финансовой помощи.

Знаки a1 и b1 априорно неопределенны, так как можно ожидать, что, с одной стороны, имеет место некоторая инерция в динамике доходов и расходов региональных бюджетов – увеличение или сокращение доходов (расходов) может повторяться в течение нескольких лет подряд. С другой стороны, возможна ситуация, когда, например, вынужденное увеличение расходов (положительное приращение) в следующий год может потребовать снижения расходов.

Результаты оценок для бедных регионов с разбивкой на подпериоды приведены в табл. 121.

Таблица Оценка системы (54) с разбивкой на подпериоды (для бедных регионов2) Период оценок: 1996–1998 1999–2001 2002–Количество наблюдений 105 105 в скобках p-value Уравнение для прироста доходов a0 –78,787 43,471 –177,Константа (0,012) (0,272) (0,938) 1 Для проверки стабильности коэффициентов системы одновременных уравнений были проведены оценки отдельных уравнений системы с разбивкой на соответствующие подпериоды. По результатам данных оценок можно сделать выводы, что доверительные интервалы соответствующих коэффициентов при оценках отдельных уравнений и в системе практически совпадают.

2 Авторами была проведена оценка системы (54) с разбивкой на несколько групп:

для всех наблюдений за период, а также отдельно для бедных, богатых и остальных регионов. Большая часть из оцененных коэффициентов оказалась незначимой или имела неверный ожидаемый знак. Наиболее осмысленные результаты были получены для группы бедных регионов.

окончание Таблицы Период оценок: 1996–1998 1999–2001 2002–Количество наблюдений 105 105 в скобках p-value a1 –0,245 –0,228 6,Прирост доходов с лагом (0,018) (0,089) (0,912) a2 0,425 0,260 7,Прирост финансовой помощи (0,011) (0,238) (0,907) R2 adjusted 0,39 0,34 –134,Уравнение для прироста расходов b0 –228,625 792,988 179,Константа (0,102) (0,550) (0,000) b1 –0,292 –0,946 0,Прирост расходов с лагом (0,142) (0,515) (0,689) b2 0,801 –2,105 1,Прирост финансовой помощи (0,347) (0,745) (0,000) R2 adjusted 0,70 –3,33 0,Уравнение для прироста финансовой помощи c0 2,165 20,842 –134,Константа (0,896) (0,530) (0,000) c1 –0,805 0,835 0,Прирост доходов (0,065) (0,091) (0,694) c2 0,771 0,296 0,Прирост расходов (0,000) (0,021) (0,000) R2 adjusted 0,61 0,62 0,Источник: расчеты авторов.

По аналогии с тем, как это было сделано при построении оценок отдельных уравнений выше, вся выборка была разделена на три временных интервала: 1996–1998, 1999–2001 и 2002–2006 гг.

Полученные при оценке системы с разбивкой на подпериоды результаты показывают, что эффект «липучки» на рассматриваемых временных интервалах наблюдается (коэффициент a2 > 0 на всех подпериодах, коэффициент b2 > 0 в двух периодах из трех), кроме того, можно отметить, что со временем этот эффект усиливается. Полученные результаты, на наш взгляд, дают основания утверждать, что система предоставления бюджетных трансфертов регионам в период после 2002 г. стала заметно 5. ЭМПИРИЧЕСКАЯ ПРОВЕРКА АЛЬТЕРНАТИВНОГО ОБЪЯСНЕНИЯ ЭФФЕКТА...

эффективнее в том смысле, что в ней совсем не наблюдалось искажающего влияния федеральной помощи на фискальное поведение ее получателей. Последнее выражалось в том, что:

• рост трансфертов приводил к устойчивому росту суммарных бюджетных расходов;

• и рост трансфертов не приводил к сокращению собственных доходов регионов, т.е. не наблюдалось замещения местных налогов трансфертами.

Кроме того, коэффициент c2 положителен, значим и на всех подпериодах меньше 1, что можно интерпретировать как присутствие значительных элементов софинансирования в организации финансовой помощи.

То есть рост расходов в бедных регионах ведет к росту получаемой ими федеральной помощи.

Однако знаки коэффициентов при остальных переменных (a1, b1 и c1) оказались не так стабильны во времени, что, возможно, связано с некоторой инерционностью динамики доходов и финансовой помощи.

Согласно модели Нисканена (Niskanen, 1968) несоответствие между бюджетными результатами получения гранта регионом и предпочтениями избирателей в отношении уровня региональных расходов объясняется несоответствием между функциями благосостояния, которые максимизируют избиратели и представители органов власти. В то же время в этой модели утверждается, что благосостояние чиновников определяется такими переменными, как их заработная плата, выгода от занятия конкретной должности, репутация, объем властных полномочий, производительность органа власти, легкость принятия управленческих решений.

При этом предполагается, что все эти переменные функционально зависят от размера бюджета учреждения (в данном случае – органа власти) в течение срока деятельности чиновника. Таким образом, переменной, которую максимизируют региональные чиновники (правительство), является размер бюджета соответствующего учреждения (органа власти), и они в меньшей степени ориентируются на предпочтения избирателей в отношении оптимального (с точки зрения избирателей) уровня бюджетных расходов.

В данной модели органы власти ассоциируются с монополией, реализующей собственные услуги избирателям либо их представителям (избираемым политическим деятелям). В силу монопольности производителя объем реализуемых им услуг устанавливается в точке, где совокупные выгоды от предоставления общественных благ равны совокупным затратам избирателей на их производство (т.е. в точке, где средние издержки на производство общественных благ равны средним выгодам от их предоставления, что превышает эффективный уровень производства, который достигается при равенстве предельных выгод и предельных издержек). В результате получение регионом федерального гранта приводит к росту бюджета субнациональных властей на сумму, равную или превышающую величину гранта (эффект «липучки»), а сокращения местных налогов не наблюдается.

Если предположить, что гипотеза Нисканена верна и эффект «липучки» возникает главным образом в силу особенностей функции полезности чиновников, то очевидно, что не следует ожидать существенных различий между расходованием средств федеральной финансовой помощи бедными регионами и относительно более богатыми регионами. Во всех регионах независимо от их доходной базы получение единицы трансфертов в рамках модели Нисканена должно приводить к сопоставимому росту бюджетных расходов. Мы не видим оснований считать, что стремление чиновников максимизировать величину регионального бюджета существенно различается по своей интенсивности между разными группами регионов.

Ниже мы провели эмпирическую проверку данного следствия модели Нисканена, разбив нашу выборку на три группы регионов – бедные (с собственными налоговыми доходами регионального бюджета на душу населения ниже 1,5 тыс. руб. в ценах 1996 г. на протяжении всего рассматриваемого периода 1996–2006 гг.), богатые (с собственными налоговыми доходами на душу населения выше 1,5 тыс. руб. на протяжении всего рассматриваемого периода 1996–2006 гг.) и все остальные регионы. В табл. 13 приведены результаты оценок уравнения (48) раздельно для этих групп регионов.

Таблица Объясняемая переменная: расходы бюджетов региональных властей (в скобках указан p-value) Число регионов: Период оценивания: 1996–Бедные регионы Богатые регионы Объясняющие (с доходами на душу (с доходами на душу Все остальные регионы переменные населения < 1,5 тыс. населения > 1,5 тыс.

(за исключением бедруб./чел. на протя- руб./чел. на протяных и богатых) жении всего периода жении всего периода 1996–2006 гг.) 1996–2006 гг.) Число наблюдений 385 385 440 440 132 0,108 0,129 –0,159 0,049 0,026 0,ВРП на душу (0,000) (0,000) (0,000) (0,004) (0,010) (0,173) 5. ЭМПИРИЧЕСКАЯ ПРОВЕРКА АЛЬТЕРНАТИВНОГО ОБЪЯСНЕНИЯ ЭФФЕКТА...

окончание Таблицы Объясняемая переменная: расходы бюджетов региональных властей (в скобках указан p-value) Число регионов: Период оценивания: 1996–Бедные регионы Богатые регионы Объясняющие (с доходами на душу (с доходами на душу Все остальные регионы переменные населения < 1,5 тыс. населения > 1,5 тыс.

(за исключением бедруб./чел. на протя- руб./чел. на протяных и богатых) жении всего периода жении всего периода 1996–2006 гг.) 1996–2006 гг.) Объем федеральной 1,011 1,717 0,финансовой помощи – – – (0,000) (0,000) (0,001) на душу ФФПР на душу 0,933 2,245 0,– – – населения (0,000) (0,000) (0,803) Доля пенсионеров в 6,429 –23,759 –218,412 –199,576 –708,204 –745,населении региона (0,094) (0,000) (0,000) (0,000) (0,000) (0,000) Доля городского 320,873 –552,884 2197,961 –930,392 3107,117 –2906,населения (0,003) (0,003) (0,190) (0,551) (0,251) (0,242) 126,302 198,707 64,655 348,170 2357,268 2515,d(0,018) (0,033) (0,939) (0,679) (0,167) (0,159) –96,653 –187,588 –1208,831 –510,753 –983,517 –1724,d(0,088) (0,057) (0,153) (0,445) (0,566) (0,335) –166,187 –325,189 –1030,67 –460,121 –117,754 –351,d(0,003) (0,001) (0,221) (0,545) (0,945) (0,844) –216,218 –352,843 –583,944 –698,593 2531,101 2498,d(0,000) (0,000) (0,487) (0,407) (0,140) (0,165) –211,058 –241,172 225,075 47,212 2068,064 2744,d(0,000) (0,010) (0,789) (0,955) (0,236) (0,135) –65,886 34,132 1023,763 890,883 2069,045 2338,d(0,222) (0,716) (0,223) (0,290) (0,234) (0,199) –116,715 359,019 706,465 1046,543 886,755 1845,d(0,030) (0,000) (0,409) (0,223) (0,614) (0,312) –46,579 456,347 2080,807 1921,463 949,509 2146,d(0,391) (0,000) (0,014) (0,024) (0,595) (0,244) 38,874 12,562 1682,345 546,230 810,409 1815,d(0,484) (0,897) (0,048) (0,519) (0,644) (0,321) 1219,727 1336,939 –699,603 1286,832 2766,057 2819,d(0,000) (0,000) (0,437) (0,138) (0,108) (0,118) –143,285 1121,521 6042,853 5746,291 11922,28 18105,Константа (0,157) (0,000) (0,000) (0,000) (0,000) (0,000) R^2 0,91 0,72 0,43 0,43 0,49 0,Источник: расчеты авторов.

Видно, что влияние федеральных трансфертов на расходы регионального правительства существенно различается в регионах с разным уровнем доходов на душу населения. Эффект «липучки» выше в бедных регионах.

Кроме того, в бедных регионах коэффициент при переменной совокупных трансфертов больше 1. Такие регионы в условиях резкой нехватки доходных источников для финансирования федерального стандарта оказания услуг (revenue gap) при получении трансфертов не могут позволить себе сократить местные налоги, несмотря на то что они получают относительно больший объем трансфертов в пересчете на душу населения.

Этот результат не согласуется с логикой модели Нисканена, но зато хорошо согласуется с нашим альтернативным объяснением эффекта «липучки», в котором акцентируется внимание на том, что в федеративной стране все региональные правительства независимо от уровня их собственных доходов вынуждены ориентироваться на некий единый, заданный федеральным центром стандарт предоставления услуг налогоплательщикам. Поэтому ценность единицы федерального трансферта для регионов-получателей неодинакова, а зависит от масштабов недофинансирования ключевых услуг на их территории относительно федерального стандарта.

Таким образом, мы обнаружили, что в случае такой федеративной страны, как Россия, в социальной и расходной политике которой существенную роль играют общие, относительно высокие региональные расходные стандарты и эти стандарты в бедных регионах оторваны от их собственной налоговой базы, модель Нисканена не находит эмпирического подтверждения. В то же время наше альтернативное объяснение эффекта «липучки» достаточно хорошо согласуется с полученными статистическими результатами.

Заключение При проведении эмпирического исследования воздействия федеральной финансовой помощи на фискальную политику российских региональных властей в период 1996–2006 гг. нами были получены следующие результаты.

Оценки, полученные на различных эконометрических моделях, показали, что на протяжении всего исследуемого периода расходы региональных властей сильно зависели от федеральной финансовой помощи и уровня собственной доходной базы. При этом прирост федеральной финансовой помощи в среднем сопровождался приростом расходов региональных бюджетов, а снижения налогов не происходило. Тем самым эмпирически подтверждено наличие эффекта «липучки» на российских данных. При этом величина оцененного эффекта «липучки» оказалась несколько ниже по сравнению с результатами, полученными на данных по США. Однако значения величин предельной склонности к потреблению собственных доходов и федеральных грантов, полученные в данном исследовании, вполне сопоставимы с теми, что были получены на данных по США.

При анализе модели доходов регионального бюджета эффект «липучки» также был обнаружен, т.е. эффект замещения между трансфертами и собственными налоговыми сборами наблюдается в весьма ограниченных масштабах и в основном для богатых регионов.

При анализе причин возникновения эффекта «липучки» в российской системе межбюджетных отношений нами предложено альтернативное объяснение природы этого явления, связанное с наличием в условиях федеративной страны общих (национальных) стандартов предоставления государственных услуг налогоплательщикам, которые оторваны от доходных возможностей конкретных (преимущественно бедных) регионов. Эмпирическая проверка данного предположения на российских данных не опровергает эту гипотезу. В то же время результаты нашего анализа не согласуются с традиционным для литературы объяснением эффекта «липучки», акцентирующим внимание на особенностях предпочтений местных чиновников, максимизирующих размер региональных бюджетов (модель Нисканена).

Еще одним фактором, способствующим возникновению значительного по размеру эффекта «липучки» в российской системе межбюджетных отношений, является, на наш взгляд, то, что в исследуемый период времени региональные власти обладали ограниченными налоговыми полномочиями и во многих случаях просто не имели в своем распоряжении адекватных инструментов для оперативного снижения местных налогов в ответ на увеличение федеральных трансфертов.

На уровень расходов региональных бюджетов в исследуемый период времени также оказывала существенное влияние переменная, характеризующая демографическую ситуацию в регионах. Кроме того, душевые расходы бюджетов были относительно выше в тех регионах, в которых выше доля городского населения.

При проведении тестов на устойчивость предложенной модели проанализированы три различных этапа эволюции российской системы межбюджетных отношений. Показано, что основные выводы и оценки остаются неизменными для всех трех подпериодов.

Кроме того, нам удалось показать, что в период 1996–2006 гг. эффект «липучки» усиливался, что, на наш взгляд, связано с проведенной в 2001– 2002 гг. реформой межбюджетных отношений. При этом в исследовании было также обнаружено, что существует определенная асимметрия в воздействии федеральных трансфертов на расходы регионов: при увеличении трансфертов эффект «липучки» оказывается сильнее, чем при уменьшении объемов федеральной помощи.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.