WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

При этом часть политических субъектов сочетают в себе свойства и инициатора и объекта влияния, выполняя сложные общественные функции (например, СМИ). Это определяет двоякое понимание категории «политическое влияние»: в широком смысле – как способ изменения политической ситуации; в узком – как достигнутое изменение в поступках отдельного субъекта политики. Реализуемое в определенных политических, социальных и правовых условиях политическое влияние субъектов обеспечивает их взаимозависимость, а категория «политическое влияние» в своих составляющих наиболее целостно отражает специфику текущего этапа политического процесса и конкретно-исторической ситуации.

Третий параграф – «Возникновение и особенности реализации политического влияния как составляющей политического процесса» – посвящен анализу взаимосвязи деятельности субъектов политического влияния и изменений параметров политического процесса. В частности, объективными условиями зарождения и осуществления политического влияния являются: 1) институциональные особенности политической системы; 2) характеристики социальной структуры общества; 3) нормативноправовая система; 4) политико-культурные особенности общества.

Содержание политического влияния в этих условиях конкретизируется в виде влияния на принятие решений (кадровых решений, решений о распределении государственных ресурсов, о порядке формирования или изменения элементов системы управления) и влияния на общественное мнение. Будучи встроенным в формат существующей политического системы и опираясь на действующие институты, механизм политического влияния обеспечивает обмен информацией в вертикально организованных структурах (в обоих направлениях) и вместе с тем является способом взаимодействия субъектов одного уровня в горизонтальной плоскости. При этом социальная структура общества определяет социальную базу и состав участников политического влияния.

Важно подчеркнуть, что механизм политического влияния не предполагает разрушения функционирующей системы и ее институтов (в отличие от революционных преобразований, когда меняются сами институты). В анализе политической практики это позволяет понять ограниченность влияния так называемой несистемной оппозиции, подпольных организаций и нелегальных объединений. Изначально они лишают себя выхода на большинство системных процедур, предусмотренных в условиях данного режима и данной политической системы. Поэтому для лидеров и активистов таких движений основной задачей становится не влияние на принятие решений, а борьба за всю полноту власти.

Представление о политическом влиянии как составляющей политического процесса дат более развернутое понимание взаимосвязи, устанавливающейся между системой неформальных контактов в политике и проводимыми властью реформами. В отличие от теории лоббизма и групп давления, здесь изучается не только материально вознаграждаемое воздействие части элитных групп на структуры власти, осуществляемое с помощью определенных технологий и подчиненное решению конкретных вопросов. Проводящиеся политические реформы закрепляют или изменяют сложившееся соотношение политических сил через установление формальноинституциональных условий деятельности, необходимых для возникновения групп влияния.

Автор приходит к заключению, что политическое влияние определяет характер взаимоотношений субъектов друг с другом (конфликт по поводу контроля над политическим развитием), служит инструментом воздействия на ход политического процесса и отражает состояние структурных элементов политической системы и функциональных связей между ними. Категория «политическое влияние» в таком случае обозначает потенциальную возможность и реальную практику воздействия на политических субъектов, которая не вытекает с необходимостью из статусных ролей или должностных полномочий инициатора влияния, не является для него профессиональной деятельностью, или прямым источником дохода, но использует зависимость объекта от инициатора.

Таким образом, политическое влияние – это объективная реальность, присущая политическим системам и являющаяся одной из функциональных составляющих политики. В основе понимания политического процесса как процесса взаимовлияний лежит представление о возможностях субъектов избегать зависимости или навязывать е другим. Иначе это можно выразить двумя критериями: 1) от кого зависит субъект (в чм нуждается для продолжения своей политической деятельности); 2) кого он может поставить в зависимость от себя (что может предложить другим участникам политики).

Возникновение и реализация политического влияния обусловлены совокупностью внутренних и внешних факторов, объективными условиями политического процесса. Функционирующие институты создают своеобразные площадки, а установленные процедуры – задают режим осуществления политического влияния. Тем самым, проявляется системный характер данного явления, что усиливает его значимость в моменты реорганизации самой системы. В период проведения социальных и политических реформ конкретное содержание политического влияния (формирование кадрового состава, распределение государственных ресурсов, контроль над общественными настроениями) обретает особую актуальность в политической борьбе, придавая этим механизмам статус неотъемлемой составляющей политического процесса.

Автор делает вывод о том, что эффективность политического влияния следует понимать шире, чем успешность в создании зависимости и е использовании для достижения управленческих целей. Политическое влияние может стать эффективным средством обогащения политического процесса социальным содержанием, взаимной ответственностью участников, становясь важнейшей составляющей процесса в период трансформации обществ. Реформы включаются в содержание политического процесса, который можно представить как процесс взаимовлияний различных политических субъектов. В этом случае происходящие преобразования отражают не только объективно существующую потребность в изменениях, но и меру влиятельности тех или иных групп и сообществ.

Таким образом, решение теоретико-методологической проблемы изучения политического влияния служит необходимой основой понимания логики политического развития современных обществ и выступает научнообоснованной доктриной при формировании стратегии и тактики политической деятельности.

Во второй главе – «Политическое влияние в России на современном этапе реформ» – рассматривается современный российский политический процесс как взаимодействие ключевых субъектов и объектов политического влияния на федеральном и региональном уровнях.

В первом параграфе – «Основные субъекты и объекты политического влияния в современной России: их роль в политическом процессе» – рассматриваются несколько устойчивых сообществ, в деятельности которых проявляется стремление оказывать влияние на власть и общество. Таковыми являются крупный бизнес, политические партии, общественные организации, конфессии, диаспоры, СМИ и части самой административной системы на различных уровнях и в различных проявлениях («силовики», региональные лидеры и др.). На протяжении 1990х –2000-х годов государственная власть постоянно была окружена группами влияния. Эти группы в немалой степени определяли направление, интенсивность и глубину политических изменений, характер принимаемых решений. В 90-х годах это были представители крупного бизнеса, пытавшиеся реализовать под либеральными лозунгами свои корпоративные интересы. На рубеже 90-х годов их сменили «силовики», сохранявшие свое влияние на протяжении всего периода правления В.В. Путина и уравновешенные влиянием «умеренных либералов». По всей видимости, сегодня начинают складываться предпосылки для выдвижения на первый план новой группы, которую условно можно назвать «административной».

Во многом это связано с тем, что именно политико-административная элита стала ядром в новой консолидированной политической системе. За эти годы численность управленческого аппарата существенно увеличилась, а сфера публичной политики оказалась ограниченной.

В начале периода реформ государство во многом утратило возможности влияния на общество не только вследствие структурных трансформаций (ликвидации монополии правящей партии, изменения всей политико-правовой и социально-экономической системы), но и в силу негативного восприятия в обществе последствий форсированного реформирования в начале 90-х годов. Утратив авторитет, государственная власть оказалась вынужденой искать политическую поддержку не в публичной сфере (где идеологизированная риторика полностью была дискредитирована как инструмент управления), а в системе неформальных, кулуарных связей с теми общественными силами, которые в обмен на преференции могли гарантировать лояльность и оказать поддержку власти.

Политические партии и общественные организации в начале 90-х не приобрели влияние на общество (в сравнении с теми возможностями политического влияния, которыми располагала КПСС). Реальная политическая жизнь сосредоточилась в неформальных сообществах и кланах, конкурирующих между собой за контроль над доступом к принятию решений. СМИ перестали быть агентом государственного аппарата и включились в борьбу на стороне различных политических и экономических группировок. Общество в условиях политической нестабильности и правового (институционального) вакуума вс более доверяло теневым механизмам. Наиболее убедительные примеры эффективного политического влияния демонстрировали не общественные объединения, а неформальные сообщества, деятельность которых никак не связана с публичной политикой.

Таким образом, можно сказать, что понятие «политическое влияние» применимо в описании теневого, кулуарного, межличностного взаимодействия без чткого структурирования ролей и полномочий, а также в ситуациях косвенного воздействия властных структур на общество. Хотя в обоих случаях речь идет о подчинении на основе неформальной зависимости.

На этом фоне процессы, связанные с построением «властной вертикали» являют собой всего лишь попытку восстановления целостности суверенитета власти, укрепления е авторитета и политического влияния через попытки укрупнения партий, создание общественных палат, изменение выборного законодательства, активизации работы общественных приемных.

Сегодня в рамках формальных и неформальных институтов происходит взаимное влияние структур власти и общества. Субъектами и объектами по отношению друг к другу являются отдельные группы в политико-административной элите, бизнес-сообществе, политические партии, различные общественные объединения и население в целом, а также СМИ. Вместе с тем, мера влиятельности каждого из перечисленных субъектов неодинакова, а следовательно, неодинакова и их взаимозависимость. Население, общественные движения и большинство партий не являются на сегодняшний день инициаторами политического влияния, вследствие чего участие в реализации реформ (и шире: участие в политическом процессе) потеряло для них актуальность. Восстановление государством своего влиятельного потенциала осуществляется за счет сокращения влиятельности части элиты (в первую очередь – крупного бизнеса и региональных элит). Однако характер сопутствующих институциональных преобразований не способствует развитию гражданского общества в качестве субъекта политического влияния.

На текущем этапе политического процесса минимизирована возможность формирования мощных субъектов политического влияния, способных противостоять наиболее влиятельной группе в составе политикоадминистративного сегмента элиты, сформировавшейся вокруг В.В. Путина.

Второй параграф – «Политическое влияние на региональном уровне» – посвящен анализу практик политического влияния на уровне субъектов федерации. Базой исследования стали четыре региона Центрального федерального округа: Владимирская, Калужская, Орловская и Ярославская области, где проводилось комплексное социологическое исследование.

Было установлено, что на региональном уровне происходят весьма схожие процессы, связанные с перераспределением политического влияния между основными заинтересованными сторонами. При этом сам регион также можно рассматривать в качестве субъекта политического влияния (что особенно ярко было выражено в 90-е годы, когда региональные лидеры обладали более весомыми позициями во взаимоотношениях с федеральным центром) или объекта влияния (для федерального центра, ФПГ общенационального масштаба или населения территорий). Рубежом, отделяющим два периода в развитии российских регионов как площадки для взаимодействия различных субъектов политического влияния, стали реформы системы государственного управления, предпринятые В.В Путиным в 2004-2005 гг. (изменение порядка избрания глав регионов, порядка формирования Совета Федерации, создание семи федеральных округов), а также (косвенно) – изменение взаимоотношений между государством и крупным бизнесом, новые условия деятельности, определенные законом для политических партий, установление контроля государственной власти над ключевыми СМИ.

Современное влияние центра на жизнь регионов во многом удается поддерживать за счет зависимости регионального руководства от главы государства. В этих условиях региональные лидеры превращаются в проводников влияния центра, а влиятельные руководители республик при сохранении своих позиций в регионах более не выступают с радикальными политическими требованиями и не пытаются диктовать свои условия федерации.

В областях, где проводилось исследование, наиболее влиятельной политической силой эксперты назвали союз части бизнес-сообщества, «партии власти» и административного аппарата. Как показали результаты исследований, деятельность образуемого ими сообщества является важнейшей составляющей регионального политического процесса. При этом данные, полученные в ходе исследований, указывают на то, что представители бизнеса реализуют политическое влияние, используя структуры созданной при поддержке власти политической партии «Единая Россия». Политическая оппозиция в регионах (даже в Калужской или Орловской областях, входивших в 90-е годы в т.н. «красный пояс») не может существенно влиять на принятие решений, однако продолжает конкурировать с «партией власти» в публичной составляющей политического процесса. Исследования подтвердили, что СМИ на сегодняшний день утратили свойства инициатора политического влияния и, попав под контроль бизнеса или органов власти, являются проводниками политического влияния, формируя общественное мнение в регионах. По результатам исследований видно, что диаспоры и религиозные организации в рассматриваемых регионах не являются активными участниками политики и субъектами влияния, а их участие в политической жизни во многом зависит от характера неформальных взаимоотношений с официальной властью.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.