WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

3. Концепт политического порядка является «смысловым ядром» системы категорий, обозначающих ключевые свойства политического как особой области социальной реальности. Та «политическая единица», в рамках которой происходит институционализация политического порядка, определяется как полития. Фундаментальная особенность политического порядка заключается в том, что он основывается на сочетании внутренних и внешних гарантий легитимности, вследствие чего политии представляют собой организованные политические сообщества.

4. Институционализация политического порядка включает совокупность взаимосвязанных процессов. В ходе социальных интеракций образуется гетерогенная по составу социальная группа макроуровня. Это предполагает социальное конструирование приобретающих политическое значение правил и норм, а также более или менее целостных и связанных коллективных представлений о социальной реальности «в целом» (картины мира). Они содержат образ социальной группы (или нескольких групп), идентификация с которой «упорядочивает» различные идентичности, тем самым формируется политическая идентичность.

Институционализация политического порядка включает также возникновение политической организации, которая производит действия, ориентированные на принуждение к порядку. В процессе социализации происходит интернализация коллективных представлений и норм поведения, их объективация. Институционализированные политические взаимодействия, правила и нормы коллективно осмысливаются под углом зрения той социальной группы, идентификация с которой имеет политическое значение. Коллективное осмысление политических взаимодействий необходимо отличать от индивидуальных мотиваций, так как акторы могут воспроизводить одни и те же коллективные смыслы либо вследствие их интернализации, либо инструментально, то есть ожидая получить выгоду или учитывая вероятность принуждения.

5. Поскольку коллективные смыслы, политические идентичности, правила и нормы «существуют» не «объективно», а в практиках политических взаимодействий, основной категорией, раскрывающей феномен политического порядка, оказывается концепт «институциональные политические практики» - такие взаимодействия между акторами, когда в ситуации, которая интерпретируется как «типичная», они относительно устойчиво воспроизводят принятые и коллективно осмысленные в данной социальной группе правила поведения. Политический порядок воспроизводится в разнообразных институциональных политических практиках и связывает, таким образом, не только социальные порядки, которые институционализируются в отдельных социальных группах микроуровня, но и множественные институциональные политические практики.

6. Источником множественности институциональных политических практик является, во-первых, дифференциация арен взаимодействия.

Арена взаимодействия – это «типичная» (в интерпретации взаимодействующих акторов) ситуация. Определение ситуации как «типичной» позволяет им воспроизводить соответствующие правила поведения. Арена взаимодействия включает а) набор иерархических позиций; б) «описание» ожидаемых действий применительно к каждой позиции, то есть «процедурный аспект» правил и норм. Дифференциация арен взаимодействия является продуктом социального конструирования реальности и результатом неадаптивной активности акторов, которые стремятся создать «новые» арены взаимодействия, на которых они могут занять более благоприятные позиции.

7. Второй источник множественности институциональных политических практик - фрагментация политического порядка, то есть воспроизводство в политических практиках партикуляристских коллективных смыслов и моделей поведения. В условиях дифференциации политики институционализируются универсалистские или гражданские по «природе» политические практики. В условиях слабой дифференциации политики политические взаимодействия коллективно осмысливаются под углом зрения какой-либо партикуляристской социальной группы. В результате на одной арене взаимодействия институционализируются различные политические практики, причем их «природа» определяется характером социальных связей в этой группе (примордиалистские, клиентелистские, инструменталистские, сакральные).

8. Политический порядок - социальный конструкт, то есть из потенциально бесконечного множества вариантов реализуется то или иное коллективное осмысление социальной реальности, институционализируется та или иная конфигурация множественных институциональных политических практик, однако наряду с воспроизводством легитимных практик всегда идет борьба за их делегитимацию, за иное коллективное осмысление реальности, за институционализацию иных практик и, тем самым, трансформацию существующего порядка. В силу этого политический порядок представляет собой не «состояние», не «наличность», а «процесс», который в принципе никогда «не завершен».

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическое значение диссертации состоит в обновлении и расширении понятийного аппарата политической науки, разработке новой теоретической рамки для эмпирических исследований политики. Разработанная теоретическая модель позволяет вскрыть новые пласты в изучении политики, которые остаются вне поля зрения таких концептов как политическая система и политический режим. В частности, она может фиксировать, описывать и исследовать политические взаимодействия в случаях, когда политика слабо дифференцирована от других сфер общественной жизни и не обладает в достаточной степени такими системными качествами, как системная автономия и системная интеграция. В отличие от категории политический режим концепт политического порядка вскрывает не просто конфигурацию акторов, но и природу институциональных политических практик, фундаментальные основания, на которых строятся политические взаимодействия и политическая организация общества. Предложенная модель дает также возможность описывать и анализировать различные варианты институционализации политического порядка, предоставляя тем самым теоретическую рамку для сравнительных исследований политий в широком историческом плане. Наконец, данная теоретическая модель позволяет уйти от противопоставления «политический порядок versus политические изменения» и анализировать политический порядок в динамическом измерении.

Практическая значимость работы состоит в том, что проводимые на основании разработанной теоретической модели эмпирические исследования позволяют более точно оценивать политическую ситуацию в современной России, измерять степень устойчивости российского политического порядка как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективах, прогнозировать перспективы его эволюции и возможные векторы трансформации. Таким образом, использование материалов диссертации может способствовать повышению качества принятия политических решений как государственными, так и негосударственными акторами. Кроме того, основные выводы и положения диссертации могут быть использованы при чтении курсов по дисциплинам, входящим в учебный план студентов и аспирантов, обучающихся по политологическим направлениям и специальностям.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования были изложены автором в научных публикациях, а также в выступлениях на различных научных конференциях, в том числе на IV Всероссийском конгрессе РАПН (Москва, 2006 г.), международной конференции «За рамками нации Критическая рефлексия по поводу наций и национализма в современную эпоху» (Университет Квинз, Белфаст, Великобритания, 2007 г.), XIII Конвенте Ассоциации исследований национализма «Нация, идентичность, конфликт и государство» (Колумбийский университет, Нью-Йорк, США, 2008 г.), Всероссийской научной конференции «Политическая наука в методологическом поиске» (Пермь, 2008 г.), Седьмом всероссийском научном семинаре «Социологические проблемы институтов власти в условиях российской трансформации» (Социологический институт РАН, Санкт-Петербург, г.), XXI Всемирном конгрессе МАПН (Сантьяго, Чили, 2009 г.), международной конференции «Политические процессы в условиях субнационального авторитаризма в России» (Университет Данди, Великобритания, 2009 г.), V Всероссийском конгрессе РАПН (Москва, 2009 г.), Всероссийской научно-теоретической конференции «Идентичность как предмет политического анализа» (ИМЭМО РАН, Москва, 2010 г.) и др.

Результаты исследования легли в основу отдельных разделов учебных курсов «Теория политики» и «Политическая социология», которые читаются автором студентам, обучающимся по специальности «Политология» в Пермском государственном университете.

По теме диссертации опубликовано 39 научных работ общим объемом свыше 100 печатных листов, в том числе 2 монографии и статей в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации результатов докторских диссертаций.

Структура работы. Поставленные цели и задачи предопределили логику и структуру работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих одиннадцать параграфов, заключения, списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень научной разработанности проблемы, формулируются цель и задачи диссертации, определяются ее методологические основания, научная новизна и значимость результатов исследования.

В первой главе «Институционализация порядка», состоящей из трех параграфов, формулируется концепция порядка как воспроизводства институциональных практик. При решении вопроса об институционализации порядка наиболее значимыми оказываются такие базовые для обществознания противопоставления, как «индивид versus общество», «субъективизм versus объективизм». В зависимости от того, как разрешаются эти контрадикции, можно выделить три основных подхода к описанию и объяснению институционализации порядка.

В первом параграфе «Институциональный порядок:

объективистские объяснения» анализируются два подхода, базирующиеся на объективистской онтологии – структуралистский и экономический. Показано, что в основе структуралистского подхода к объяснению институционализации порядка лежит холистское понимание социальной реальности, то есть приоритет «общества» (социальных структур) над индивидом. Общество как структурированный порядок существует «объективно», и социальные структуры детерминируют поведение индивидов. Диссертант дает характеристику концепции Э.

Дюркгейма, которая оказала большое влияние на становление структуралистского понимания институционализации порядка, прослеживает ее дальнейшее развитие, отмечает, что крупным вкладом в развитие структуралистской концепции институционализации порядка стала теория Т. Парсонса. Процесс институционализации порядка у Т.

Парсонса предполагает не только возникновение социальных норм, но также их «генерализацию» (возникновение и закрепление культурных образцов – ценностей) и «интеграцию» (взаимопроникновение ценностных образцов в единое целое социальной системы).

Далее в параграфе рассматриваются логика и основные положения экономического подхода. Отмечается, что если структуралистский подход к объяснению институционального порядка сложился в рамках классической социологии, интеллектуальные корни экономического подхода уходят в классическую политэкономию, а в настоящее время его наиболее влиятельной версией является теория рационального выбора.

Диссертант показывает, что в противоположность структурализму теория рационального выбора базируется на принципе методологического индивидуализма и исходит из того, что, вступая в социальные взаимодействия, рациональные индивиды руководствуются собственными предпочтениями, «калькулируют» ожидаемые выгоды/издержки и выбирают из всех альтернатив оптимальный для себя вариант действий.

Вместе с тем, поскольку при взаимодействиях возникает ситуация неопределенности, рациональным выбором контрагентов является установление институтов как «правил поведения», которые ограничивают набор доступных альтернатив, снижают неопределенность и, тем самым, позволяют акторам координировать свои действия (Д. Норт). В диссертации прослеживается, каким образом в «экономической логике» объясняются коллективные действия, в том числе такие, в результате которых возникает политический порядок (Д. Бьюкенен, Г. Таллок, М.

Олсон, Я.-Э. Лейн).

Проведенный в параграфе анализ позволяет сделать вывод, что и структуралистский, и экономический подходы рассматривают институты как нечто «внешние» по отношению к индивидам. Это сходство, полагает диссертант, имеет глубокие методологические корни, так как оба подхода - варианты объективистского понимания социальной реальности. Отличие же между ними в том, что для структуралистов объективной реальностью являются социальные структуры, а для экономистов – рациональные индивиды. Так или иначе, оба варианта, делая акцент на одну из составляющих дилеммы «структура versus агент», совершают методологическую редукцию, и это ведет к тому, что каждый из них имеет существенные ограничения. Для структуралистов камнем преткновения оказывается объяснение «разрыва» между структурными нормами и конкретными обстоятельствами, в которых взаимодействуют индивиды, для сторонников теории рационального выбора – социальные взаимодействия, выходящие за рамки рационального поведения.

Во втором параграфе «Институционализация порядка как процесс и социальный конструкт» обосновывается, что указанные ограничения в значительной мере преодолеваются в рамках социальноконструктивистского подхода к объяснению институционализации порядка. Здесь социальная реальность видится как продукт социального конструирования, которое происходит в процессе социальных интеракций.

Отказываясь, таким образом, от контрадикции «индивид versus общество», сторонники этого подхода делают акцент на практики социального взаимодействия.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.