WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Во множестве концепций выделяется два типа модернизации: первый – тип оригинальной, спонтанной модернизации, свойственной странам, переживающих (на данный момент уже благополучно переживших) переход к рациональным общественным структурам в результате постепенного развития процессов (Западная Европа, США, Япония); второй – тип вторичной, отраженной модернизации, характерный странам по тем или иным причинам отставших в своем развитии и теперь за счет широкого использования опыта «передовых» стран пытающихся их догнать по уровню и качеству жизни, т.е. – тип, который можно охарактеризовать, как «осовременивание» вдогонку, основным фактором которого являются социо-культурные контакты с уже существующими центрами индустриальной культуры. В более поздних концепциях второй тип модернизации подразделяется на две подгруппы: первая – к ней относятся страны именно догоняющей модернизации, осуществляющие модернизацию на независимой национальной основе (к ним относят Россию, некоторые южно- и восточно-европейские государства, а также Японию, которая, в конце концов, сумела войти в тип стран с органичной модернизацией), и вторая – так называемый «третий эшелон», «мировая Периферия»1, включающая в себя страны Азии и Африки, а также некоторые страны Латинской Америки, которые интегрировались в процесс через систему колониализма и зависимости.

Политическая модернизация – это особое специфическое направление модернизации и в то же время обеспечение процесса в целом в сфере властных отношений. Согласно теории политической модернизации, целью политического развития в переходный период является не только изменение и создание каких-то конкретных политических отношений и норм, но и возникновение институциональной структуры для решения постоянно расширяющегося блока социальных проблем в процессе формирования нового типа взаимодействия государства и общества. Этот процесс и означает собственно политическое развитие, включая три группы переменных, таких как процесс политической интеграции (согласование политических интересов); эволюцию политических механизмов для связи интересов и требований общества и политической власти;

характер и ориентацию политической ориентации и лидерства (элиты). В целом же он представляет собой возрастание способности политической системы постоянно и успешно адаптироваться к новым образцам социальных целей и создавать новые виды институтов, обеспечивающих не только контроль над ресурсами, но и каналы эффективной коммуникации между правительством и населением.

Тунисская Республика, как и большинство восточных стран, относится к государствам с запоздалой модернизацией, где роль политического фактора выступает более весомой, а порой и определяющей. Тунисскому обществу свойственна повышенная роль политической власти, государства как инициатора и организатора модернизации, что позволяет говорить о тунисской политической модернизации как о развитии в некоторой степени авторитарном.

Модернизаторская традиция в Тунисе восходит своими корнями еще к началу XIX в., когда страна представляла собой автономную провинцию Османской империи. В этот период по инициативе монарха и его ближайшего В терминах миросистемной теории И.Валерстайна страны второго эшелона модернизации обозначены как Полупериферия мира, страны же с запаоздалой модернизацией являются Периферией мира.

окружения проводится ряд преобразований, начало которым положила реформа армии. В середине XIX в. появляется масштабная фигура Хайраддин-паши (1821889 гг.), чью историческую роль связывают с принятием конституции 1861 г., сделавшей бея Мухаммеда ас-Садока первым конституционным монархом в мусульманском мире. Им же была введена система светского образования, прежде всего в колледже Садыкия (основан в 1875 г.), выпускники которого впоследствии возглавили национальное движение.

В отношении Туниса, бывшего протектората Франции (1881–1956 гг.), получившего независимость в сравнительно мирных условиях, всегда говорили как о примере наиболее решительного выбора в пользу светской формы развития и модернизации общественных структур. Создание государства– нации (Etat-nation), максимально приближенного к европейской модели, было в программе победившей политической элиты, представленной руководством Новой Либерально-конституционной партии (иначе: Новый Дустур)2, и ее лидером Хабибом Бургибой, возглавлявшим эту партию более пятидесяти лет.

Партия, созданная из «осколков» движения младотуниссцев, ровесница египетского Вафда, возникла на похожей социальной базе и даже при сходных обстоятельствах. Верхушку партии составляли именитые люди, отпрыски известных фамилий. Как правило, эти люди имели светское образование, некоторые успели пожить и поучиться во Франции.

В марте 1934 г. происходит окончательный внутрипартийный раскол в партии во многом спровоцированный мировым экономическим кризисом.

Отколовшееся крыло образовало партию Новый Дустур, на сторону которой перешло более 70% активистов. Партия была ориентирована на построение светского общества, но в то же время нередко партийная пропаганда обращалась и к мусульманским лозунгам. Новый Дустур со временем перерос в структурированную партию, обладавшую своим уставом, основанным на принципе демократического централизма, заимствованного у французских левых партий. Впоследствии более динамично развивающаяся партия выигрывает «битву за массы» у своих консервативных соперников, и после второй мировой войны лидерство Нового Дустура становится неоспоримым. Этот факт сыграл В отечественной литературе принято также написание Новый Дестур, что ближе к французскому «No-Destour».

С 1964 по 1988 г. называлась Социалистической дустуровской партией (СДП). Ныне эта партия носит название «Таджамм’у ад-дустурий ад-димократий / Rassemblement Constitutionnel Dmocratique (RSD)». В русскоязычной справочной литературе: «Демократическое конституционное объединение (ДКО)». По аналогии с СДП, вполне корректно было бы перевести ее современное название на русский и как «Демократическое дустуровское объединение».

важную роль в становлении и характера политического режима независимого Туниса. Можно даже сказать, что однопартийный режим сложился еще до обретения независимости, несмотря на то, что на тунисской политической арене в этот период помимо Нового Дустура существовали Тунисская коммунистическая партия (ТКП), а также Старый Дустур, просуществовавший до 1960 г.

Сформировавшийся благодаря внутрипартийному кризису альянс ведущей национальной партии и профцентра составлял одну из важных особенностей завершающего этапа национально-освободительной борьбы. Она прошла через этап партизанской герильи (1952-1954 гг.), но все же завершилась путем переговоров, которые вело правительство Тахара Бен Аммара (1954-1956 гг.) с участием представителей Нового Дустура. Однако впоследствии отношения правящей партии и профсоюзного центра складывались драматически и прошли череду разрывов и кризисов.

Становление государственности независимого Туниса началось с создания выборного представительного органа. На выборах в Национальное учредительное собрание Новый Дустур, обладавший безоговорочной поддержкой населения, выступил в составе Национального фронта вместе с профсоюзным центром – ВТСТ, Тунисским союзом ремесленников и торговцев и Национальным союзом тунисских земледельцев, что позволило занять этому блоку все места в парламенте. Во главе сформированного 14 апреля 1956 г. правительства стал Х. Бургиба, а в его состав вошли члены политбюро Нового Дустура и министрысиндикалисты. Таким образом, легитимация новой власти происходила с соблюдением необходимых демократических процедур.

1 июня 1959 г. была принята республиканская конституция Туниса, с многочисленными поправками существующая по настоящее время. Основной закон наделял президента широкими властными полномочиями и создавал соответствующие юридические предпосылки для укрепления авторитарного режима.

Таким образом, к концу 1950-х гг. XX века Тунис представлял собой сильную президентскую республику, возглавляемую партией с глубокими историческими корнями и богатым политическим багажом. Необходимо подчеркнуть, что в Тунисе именно партия создала государство, а не наоборот, как это случилось в других странах арабского региона (например, в насеровском Египте). При этом на тунисской политической арене отсутствовал важный, а для многих афро-азиатских стран доминирующий игрок – армия.

Между тем с начала 1960-х гг. начинает сильнее проявляется тенденция к усилению президентской власти, что привело к практически полной консолидации властных полномочий в руках лидера нации Х. Бургибы. Так называемый «юсефистский» заговор спровоцировал волну правительственной реакции, за которой последовало запрещение 8 января 1963 г. деятельности ТКП.

Таким образом, однопартийный режим приобрел окончательную форму.

Период 1960-х гг. был ознаменован этатизацией экономики, а также политикой кооперирования в сельскохозяйственной и торговой сферах. Основным идеологом этих процессов стал бывший генеральный секретарь ВТСТ Ахмед Бен Салах, который был введен в состав высшего политического руководства в начале 1960-х гг. Идеологической основой проводимых Бен Салахом преобразований стала доктрина «дустуровского социализма», официально изложенная Бургибой 11 марта 1962 г. на заседании Национального совета Нового Дустура, а затем детализированная на VII съезде партии в Бизерте (19—22 октября 1964 г.).

Однако в 1969 г. «социалистический эксперимент» Бен Салаха, сопровождаемый чередой ошибок и неудач особенно в сфере сельского хозяйства, спровоцировал крестьянские волнения, на подавление которых были брошены войска.

Впервые волна общественного недовольства коснулась деятельности партиигосударства. В этот период все сильнее начинают проявляться признаки кризиса легитимности «бургибистской» элиты.

Недовольство режимом личной власти Бургибы вызревало и внутри руководства правящей партии. Это проявилось на VIII съезде СДП в октябре 1971 г. На нем заявили о себе представители либеральной оппозиции во главе с Ахмедом Местири.

Кабинет Хеди Нуиры (1970-1980 гг.) взял курс на либерализацию экономики подобно египетской политики «открытых дверей», так называемого «инфитаха», что означало поощрение частной инициативы, особенно в экспортоориентированных отраслях промышленности, и привлечение в них иностранного капитала, а также окончательный роспуск кооперативов с распродажей той части их земли, которая относилась к государственному фонду.

Однако при этом сохранялись плановые начала и достаточно жесткая вертикаль государственного контроля над ценообразованием и другими хозяйственными отношениями.

В то же время в 1970-х гг. успехи хозяйственного развития не означали адекватного повышения уровня жизни большинства населения. Заметно изменилась обстановка в низовых профсоюзных организациях. 26 января 1978 г., несмотря на предупредительные действия властей, состоялась общенациональная забастовка, охватившая все отрасли национальной экономики. Правительство ввело в столицу войска, которые совместно с полицейскими подразделениями участвовали в разгоне демонстрантов и охране стратегических объектов.

При этом борьба с профцентром, пиковой точкой которой явились события 1978 г., проходила на фоне роста исламофильских настроений в обществе.

Нейтрализация синдикалистов открыла поле для популизма, основанного на различных течениях исламского радикализма.

В начале 1980 г. страна оказалась на грани серьезного политического кризиса, вызванного штурмом 27 января 1980 г. шахтерского города Гафса группой вооруженных людей (численностью около 60 человек), состоявщей из тунисских рабочих-эмигрантов, подготовленных в ливийских военных лагерях.

Указанные события конца 1970 - начала 1980-х гг. внесли определенные коррективы в политическую программу режима. Руководство принимает решение о смене правительственного курса в сторону политического плюрализма.

Президент, сославшись на достаточную степень зрелости тунисской политически активной общественности, объявил в 1981 г. о восстановлении политического плюрализма в стране, разрешив создание и регистрацию политических партий. С этого момента СДП навсегда расстается с монополией на власть, сохранив за собой столь привычное по 1940-м и 1950-м гг. положение гегемона в социальнополитической сфере. Очаги оппозиции, возникшие в рамках окончательно оформившегося в 1963 г. однопартийного режима, в 1980-х гг. обретают статус легальных политических партий. Тем не менее, несмотря на то, что в этот период было зарегистрировано три основные оппозиционные партии, они с первых дней существования находились под плотным колпаком финансового и идеологического контроля партии-государства и не получили реальной возможности участвовать в общественно-политической жизни страны.

К 1987 г. политическая система Туниса представляла собой сильную президентскую республику с неограниченными полномочиями «пожизненного» президента, который обладал правом снимать и назначать министров без парламентского одобрения, обладая при этом приоритетом законодательной инициативы. В период 1957-1969 гг. президент страны сам возглавлял правительство, а подавляющее большинство членов его кабинета входили в состав политбюро Нового Дустура/СДП. Впоследствии премьерский пост был восстановлен, но де-факто он совмещался с должностью генерального секретаря партии. Именно в совмещении административных и партийных должностей проявлялся принцип симбиоза партии и государства. Однако в отличие от Алжира, где система партии-государства была закреплена в конституции 1976 г., в Тунисе этот принцип не был конституционно оформлен.

Политическую ситуацию в стране существенно ухудшала опасная активность исламистских сил, объединившихся в 1981 г. в Движение исламской направленности и планировавших согласно ряду свидетельств государственный переворот с целью смещения Бургибы.

Напряженная ситуация разрешилась 7 ноября 1987 г., когда произошел тщательно спланированный и блестяще проведенный переворот, отправивший Бургибу в почетную отставку и названный по свежим следам «жасминной революцией». Смена политического руководства была осуществлена в рамках дустуровского режима и, следовательно, все принципиальные основы государственной и политической системы остались без изменений.

Общественность Туниса связывала с именем его автора – премьер-министром, выходцем из армейских спецслужб Зином Аль-Абидином Бен Али, возможность стабилизировать и оздоровить обстановку в стране, покончить с внутриправительственными раздорами и политическими репрессиями.

Во второй главе исследуются особенности тунисской модели «направляемой демократии» при президенте Бен Али.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.