WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Вторая глава «Этнополитический миф и концепты политического дискурса» посвящена оценке вероятности и значимости манипуляций в рамках политического дискурса, связи между искусственным построением концептов и формированием этнополитических мифов посредством политического дискурса. В этой части работы отмечается возросшая в прошлом столетии роль политического мифа, отмечается что изначальный, эсхатологический миф являлся существенной составной частью идеологии авторитарных движений последнего столетия.

Первый параграф «Этнополитический миф и политические мифотворцы» посвящен анализу сущности этнополитического мифа.

Сформированный при помощи искусственного дискурса, миф играет инструментальную роль, для обслуживания очевидных актуальных задач.

Этнополитический миф однозначен, может быть направлен как в прошлое, так и в будущее. В любом случае он апеллирует к ценностям, претендующим на аксиоматичность. Этнополитический миф даже сегодня, в век информационного общества и постепенного исчезновения глобальных идеологий, остается символической основой любого государства, чья устойчивость во многом зависит от устойчивости этого мифа. От соотношения в нем имманентно присущих данному обществу признаков и неизбежно присутствующей, через ключевые концепты, дискурсивной (зачастую манипулятивной) составляющей.

Во втором параграфе «Концепты русскоязычных политических дискурсов постсоветских государств как основа для формирования новых этнополитических мифов» рассматриваются факторы, осложняющие процессы эффективной социализации личности в новые полиэтничные сообщества, образовавшиеся на постсоветском пространстве. Проблемы кроются в том, что многие из государственных языков до сих пор нуждаются не только в терминологическом, но и в лексико-семантическом и стилистическом обогащении для обеспечения качественного и современного официального дискурса. Реальная оценка фактических возможностей языков, получивших статус государственных, приводит к осознанию того, что не все сферы информационно-коммуникативного пространства могут быть действительно обеспечены с их помощью в равной степени эффективно. Это касается даже тех стран, где смены собственно языка внутригосударственного общения не происходит, а меняется только официальный политический дискурс.

Следствием этого стало некое подобие «дискурсивного вакуума», образовавшегося на постсоветском пространстве, где в большинстве стран наблюдается отсутствие господствующего политического дискурса, а значит и четкой трактовки значения основных неизменных концептов. Это создает возможность для широкой манипуляции сознанием граждан молодых государств.

Для этого используется мнимая трансформация концептов политического дискурса при помощи изменения смысла лексических единиц (слов), ранее передававших значение ключевого концепта.

Третья глава «Концепты русскоязычных политических дискурсов постсоветских государств как основа для формирования новых этнополитических мифов» посвящена исследованию взаимоотношений между советским официальным политическим дискурсом и современными политическими дискурсами России, Украины и Киргизии, при очевидной историколингвистической связи этих стран.

В этой части работы констатируется, что более 15 лет, прошедшие после распада СССР, ставшие годами суверенного развития и функционирования государственных языков, не привели, в некоторых молодых государствах, к построению национального политического дискурса на официальном государственном языке или на языке титульной нации. Некоторые национальные языки оказались просто не готовы к формированию на их основе политического дискурса. В то же время, появление новых государств с новыми официальными языками вместо русского, спровоцировало расслоение общества не только по социальным, но и по языковым признакам. Что, по мнению автора, привело к стремлению отдельных групп влияния добиваться сохранения элементов прежнего политического дискурса, в первую очередь, его языковой основы.

В первом параграфе «Киргизия или Кыргызстан: опыт формирования традиционалистского этнополитического мифа» анализируется центральный мифообразущий концепт Республики Киргизия – концепт Кыргызстан.

Анализируется языковая ситуация, сложившаяся после развала СССР в Киргизии, разделение правящей элиты и основной массы населения по языковому признаку и господствующая роль русского языка при формировании новой государственности. Затем, на основе открытых источников, анализируется постепенное изменение политического дискурса Киргизии, отраженное через трансформацию ключевого концепта Кыргызстан от объединительного, общего для всех этнических групп республики, до узконационального, основы для узконационального этнополитического мифа. Проводится краткий анализ современной ситуации, а через него и этнополитического мифа, ставшего при первом президенте страны Аскаре Акаеве основной государственной идеологии и официального дискурса. На основе анализа официальных документов, выступлений киргизских политических деятелей и русскоязычных киргизских интернет-форумов становится очевидна связь между обсуждением понятия «Кыргызстан» и политической борьбой за власть внутри киргизской политической элиты. Благодаря своей всеохватности концепт «Кыргызстан» становится практически ключом к получению власти в молодом государстве.

Иначе говоря, акторы, формирующие «повестку дня» киргизского политического дискурса (в его русскоязычной версии), формируют и языковой фон для этого искусственно созданного концепта.

Параграф второй «Украинская Соборность: опыт построения этнополитического мифа в расколотом обществе» посвящен анализу роли в украинском политическом дискурсе концепта Соборность, который является центральным для формируемого властями этого государства этнополитического мифа. Описываются основные составляющие концепта Соборность, предлагается анализ роли этого концепта при проведении деления в рамках украинского политического дискурса по принципу «свой-чужой». Устанавливается, что данный концепт, вопреки очевидной этимологической «объединительности», провоцирует распад общеукраинского дискурсивного поля. Проводится анализ влияния формируемого манипулятивным путем этнополитического мифа на различные регионы Украины, так что становится очевидной роль в процессе мифотворчества русского языка. Через анализ формируемой на Украине мифологической системы, определяются имманентно присущие ей характеристики, провоцирующие раскол, а не «соборное» объединение внутри украинского социума. Таким образом, ключевой концепт, избранный государствообразующим в манипулятивном политическом дискурсе Украины, становится разделяющим, а не объединяющим инструментом в процессе конструирования данного этнополитического мифа.

В третьем параграфе «Российский этнополитический миф.

Постмодернистский дискурс «реального» анализируется декларируемая в последние два десятилетия демифологизация российского политического пространства. Условная деидеологизированность российского общества, что подтверждается на примере официальных выступлений и через анализ публикаций в прессе, свидетельствует о наличии формального отказа властей от построения господствующего этнополитического мифа на классической традиционалистской основе. Это затрудняет вычленение центрального концепта в формирующемся политическом дискурсе современной России.

Однако дальнейший анализ подтверждает гипотезу о наличии центрального концепта, а также о формировании в России постмодернистского манипулятивного политического дискурса, апеллирующего к традиционным ценностям при помощи иных (относительно традиционалистского политического дискурса) выразительных средств. Это позволяет выявить концепт «Реальный-Реальность» в качестве центральной единицы современного российского политического дискурса. Данная ключевая единица дискурса парадоксальным образом характеризуется через так называемый дискурс реального или, как его называют еще в современной российской политологической литературе, дискурс «нашизма»69. В рамках данного дискурса столь же активно, как и при искусственном формировании концептов, апеллирующих к традиционным этнополитическим мифам, используется дихотомическая связка «свой-чужой».

Концепт «Реальный-Реальность» изначально манипулятивен, поскольку базируется на отрицании любых идеологических построений, якобы конструируя «актуальную» картину мира. Однако, в действительности, в рамках этого дискурса формируется «приватная» картина мира, где «чужой» становится синонимом «нереального», и только «свой» обладает всей полнотой «реальности». «Чужими» автоматически становятся и любые альтернативы внутри официального дискурса или конкурирующие с ним дискурсы.

Таким образом, можно сделать вывод о манипулятивном характере внешней деидеологизации российского политического пространства в 1990-е годы. Этот период можно охарактеризовать как начальный этап формирования манипулятивного концепта «Реальность», который сегодня является базовым для российского этнополитического мифа.

В Заключении автором подводятся итоги проведенного исследования.

Делается вывод, что все политические дискурсы, базирующиеся на советском официальном политическом дискурсе и имеющие в свой основе русский язык, См. об этом: Фадеичева М. Идеология и дискурсивные практики «нашизма» в современной России // Полис, 2006, №4;

трансформируются разнонаправлено, в том числе, по причине оказываемого на них манипулятивного воздействия.

Отмечается, что этнополитические мифы, возникающие в результате манипулятивной трансформации концептов политического дискурса на Украине и в Киргизии, являются в своей основе традиционалистскими. Конструируемый же в России этнополитический миф признается мифом иного порядка. Его система действует по принципу отрицания самой возможности построения этнополитического мифа, являясь, таким образом, постмодернистским конструктом.

В целом, разнонаправленное развитие современного российского политического дискурса с одной стороны и русскоязычных в своей основе политических дискурсов Киргизии и Украины, а также сравнение политической успешности этих дискурсов свидетельствует о низкой политической эффективности традиционалистских мифов в современную информационную эпоху и соответственно о большей неустойчивости политических систем, строящихся на традиционалистских мифах.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

• Преображенский И.С. Концепт «Кыргызстан» и его прогностическая функциональность // Вестник Российского университета дружбы народов. - Сер.: Политология. – 2007. - №4. - С. 39-• Преображенский И.С. Государствообразующие мифы и концепты официального политического дискурса на Украине // Современные гуманитарные исследования. – 2008. - №5. - С. 242- • Преображенский И.С. Концепт и его место в политическом дискурсе // Современные гуманитарные исследования. -2008. - №5. - С.237- Преображенский И. С.

Политические дискурсы постсоветских государств (на примере Киргизии, Украины и России).

Диссертация посвящена изучению политических дискурсов, их ключевых концептов и господствующих этнополитических мифов в России, Киргизии и на Украине. Цель исследования - выявить трансформации политического мифа, возникающие в постсоветских государствах (Россия, Украина, Киргизия) под влиянием манипулятивного воздействия на ключевые единицы – концепты. В работе на конкретных примерах политических дискурсов России, Украины и Киргизии рассматривается роль концепта в формировании этнополитического мифа и степень эффективности собственно этнополитических мифов.

Ivan S. Preobrazhensky The political discourses of the post-Soviet states (at the example of Kyrgyzstan, Ukraine and Russia).

The dissertation is devoted to the study of political discourses, the key concepts and the dominant ethno-political myths in Russia, Kyrgyzstan and Ukraine. The purpose of the study - to identify the transformation of the political myth that arises in post-Soviet states (Russia, Ukraine, Kyrgyzstan) under the influence of manipulative effect on the core unit - concepts. In this dissertation, specific examples of political discourse in Russia, Ukraine and Kyrgyzstan are taken for examination of the role of the concept in the formation of ethno-political myths and the effectiveness of actual ethno-political myths.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.