WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Средства массовой информации, например обеспечивают прежде всего информационное обслуживание частных интересов и индивидуальных потребностей граждан. Они соединяют между собой самые отдаленные и разнообразные по характеру клеточки гражданского общества единой информационной тканью, способсвуют формированию и самоидентификаиии корпораций и тем самым – структуры гражданского общества. И в устойчивых социальных системах, эта функция газет, телевидения, радиовещания является основной. Место, отводимое ими политической информации, связывающей гражданское общество с государством, как правило, невелико.

Другое дело - условия кризиса либо политических перемен, связанных, допустим, с парламентскими выборами, внесением существенных изменений в законодательство, конституцию и т.п. На примере нынешней России видно, как активно в такой ситуации средства массовой информации включаются в политический процесс и даже пытаются вести самостоятельную политическую игру.

Не зря называют их "четвертой властью". Ориентируясъ на определенный круг читателей, они сами попадают под влияние образующихся вокруг каждого популярного издания, телепередачи своеобразных "корпораций" и способны, с одной стороны, оказывать эффективное давление на государогво в поддержку соответствующих корпоративных интересов, а с другой, формировать общественную поддержу политическим элитам и контрэлитам. Конечно, когда средства массовой информации оказываются в тотальной зависимости от самого государства либо от элиты финансовой, их воздействие приобретает односторонний характер и утрачивает свойства социальной обратной связи.

Принадлежат гражданскому обществу и профсоюзы. Их назначение - отстаивать сугубо экономические корпоративные интересы людей труда. Характерен пример Великобритании, где функции тред-юнионов и лейбористской партий строго разграничены, и профсоюзы политической борьбы сторонятся. Но когда реализовать свою экономическую роль в данных политических условиях становится для профсоюзов невозможным, когда нет партии, которая взяла бы на себя политическую сторону дела, профсоюз также частью своей проникает в политическую систему. Так случилось с польской "Солидарностью", которая в дальнейшем, осуществив поставленные первоначально политические цели, вернулась в основном на экономические позиции.

Аналогично проявляют себя и трудовые коллективы. Они создаются для производства, для удовлетворения сугубо экономических интересов. И опять: когда государство оказывается неспособным создать условия для нормального функционирования производства или, тем более, препятствует этому, коллективы выходят на политические митинги, объявляют политические стачки, создают параллельные органы власти. Тем самым и они занимают место в политической системе.

История знает немало примеров, когда на активную роль в политической жизни претендует и церковь. Даже с ее отделением от государства их отношения не прерываются. Пользуясь значительным моральным авторитетом, прежде всего среди верующих, церковь и в настоящее время воздействует на многие стороны политического процесса как опосредованно, так и самым непосредственным образом. Общеизвестна степень политического влияния религиозных организаций в мусульманских странах. Известно также, как велика была роль католической церкви в изменениии политического строя в Польше в 80-е гг.

Сама ло себе, как сущность духовная власть находится за пределами как гражданского общества, так и политической системы. Но в своих конкретных проявлениях, осуществляемая людьми с их потребностями и интересами, строящая свое влияние на авторитете среди мирян и во многом зависимая от власти светской, она не может полностью оказаться в стороне от политики и либо освящает существующий режим, либо включается в противоборство.

Сугубо политические функции в обществе выполняют только партии.

Даже государство не голько властвует, но и управляет, хотя собственно государством делает его функция власти. Можно предположить, что перспектива развития общества, далекая, по-видимому, для России, связана с сокращением объема политических функций в обществе и угасанием в этой связи роли партий.

Рассмотренные элементы политической системы проявляют себя в качестве ее подсистем на вертикальном разрезе общественной пирамиды. Их совокупность можно назвать институциональной структурой политической системы. На горизонтальных же срезах различного уровня обнаруживаются региональные и местные подсистемы, в той или иной мере воспроизводящие институциональную структуру политической системы в целом и объединенные отношениями соподчинения уже в другую, иерархическую структуру.

Они сами представляют собой политические системы уменьшенных масштабов, характеризуемые тем меньшей замкнутостью, чем сильнее их зависимость от верхних эшелонов власти.

Существуют иные подходы к определению элементов политической системы. П.Шаран, например, главными из них называет власть, интересы, политику и политическую культуру. Американский социолог Т.Парсонс выделяет лидерство, органы власти и регламентацию. В этом вопросе не существует, по-видимому, единого подхода, и выбор структуры зависит от конкретной задачи. Важно, чтобы совокупность элементов была полна, но не выходила за пределы системы, и чтобы все они принадлежали одной плоскости, выбор которой определяется целью исследования. Институциональная же и иерархическая структуры представляются предпочтительными при исследовании политических процессов для потребностей управления, в рамках управленческой политологии.

3. Политические отношения.

Наряду с совокупностью входящих в нее элементов политическая система включает в себя и связывающие их политические отношения. Характер этих отношений соответствует типу политической системы и государственной власти. Уровень развития демократии правомерно связывают, например, со степенью самоуправляемости, автономности каждой из подсистем политической системы.

Было бы, думается, упрощением рассматривать самоуправление как имманентную характеристику или критерий демократии. Земства в царской России - типичннй пример территориального самоуправления в условиях, авторитарного режима. Однако ограничения, накладываемые государством на деятельность таких подсистем, как партии или региональные подсистемы, объективно требуют усиления исполнительной власти и авторитарных тенденций.

Лишь автономность государства, его независимость от других элементов политической системы и тем самым от гражданского общества являются однозначными индикаторами степени бюрократизации, отрыва власти от нужд и запросов большинства граждан. Авторитаризм предполагает ограничение политических свобод, ослабление социальной обратной связи, ликвидацию или подчинение политических институтов официальному государственному курсу.

Характер отношений, связывающих между собой органы центральной власти, а также центр с периферийными элементами иерархической структуры, дает еще один критерий классификации политических систем. Где расположен центр политической жизни общества и принимаются важнейшие для местных структур политические решения Если в бюрократическом аппарате центральной исполнительной власти, то мы имеем дело с авторитарным режимом, если в парламенте - с демократическим. Когда центр политической жизни совмещен с центральными институтами власти, мы имеем дело с унитарной системой; если он "распределен" между центром общества в целом и региональными центрами власти - с федерацией; если перемещен в региональные центры - с конфедерацией.

Гипотетически возможен и еще один случай, когда, наоборот, на местах определяются функции и необходимые для их реализации права центра.

Такие отношения, выстроенные последовательно "снизу доверху", К.Маркс характеризовал как "государство типа комунн", В.Ленин - как демократический централизм, П.Кропоткин - как анархию. Поскольку идея переноса центра политической жизни из парламентов непосредственно в общество возникла в социал-демократической среде, соответствующий политический режим правомерно было бы назвать социалистической демократией. И хотя ни одна из имевших место в истории попыток реализовать ее устойчивого успеха до сих пор не принесла, отказываться от ее рассмотрения было бы ошибкой.

Политический процесс в современной России характеризуется неустойчивым состоянием, балансированием между всеми возможными положениями центра политической жизни. Попытки перенести его в представительные органы власти постоянно вступают в противоречие с потребностью в "сильной руке" для осуществления принимаемых ими решений. Но пока идет закономерное "перетягивание каната" между законодательной и исполнительной властями, в спор между ними все активнее вмешиваются регионы и сами массы. Общество все активнее заявляет о своих правах, на центр политической жизни.

Характер политических отношений во многом определяется политической культурой субъектов политического действия и общества в целом. Представляя собой систему моделей и стереотипов политической жизни, доминирующих в общественном, групповом и индивидуальном сознании, политическая культура накладывает отпечаток на весь стиль политической жизни общества. Она существенным образом влияет на структуру политической системы в целом, отторгая или побуждая видоизменять те ее элементы, которые не вписываются в отвечающие ей параметры политических отношений. Политическая культура включает в себя наличие определенного уровня знаний о действующих механизмах власти и возможностях их модификации, совокупность идеологических и нравственных критериев политического поведения, потребность и волю отстаивать их, участвуя в политической жизни.

Политическое знание, как и всякое иное, имеет теоретическую и эмпирическую составляющие. Демократия, немыслимая без осознанного участия широкой общественности в осуществлении государственной власти, неотделима от общедоступного политического образования и политической информации. Важным фактором развития политической культуры в России может стать введение в учебные планы высшей школы, по примеру западных колледжей, политологии как одной из обязательных дисциплин гуманитарного профиля. Другим каналом приращения политического знания являются средства массовой информации при условии их непредвзятости в освещении событий, соблюдении принципа равной открытости для всех политических ориентаций. Действительное знание приходит, однако, в процессе его применения на практике.

Неравнодушное отношение к ущемлению прав и свобод, стремление отстоять справедливость, даже если источником ее нарушения является могущественная государственная машина, - одно из неотъемлемых слагаемых политической культуры. Вот почему к числу ее важнейших проявлений и факторов формирования необходимо отнести политическое участие. Оно предполагает, в частности, приобщение к реальной политике посредством голосования на референдумах и выборах, участия в избирательных кампаниях кандидатов и процедуре их выдвижения, в деятельности партий, путем выражения взглядов в средствах массовой информации и т. д.

В процессе политической практики и усвоения знаний различные социальные группы, слои, классы вырабатывают ценностные ориентиры, отражающие их специфический интерес и становящиеся ориентирами в реальной политике. Совокупность такого рода ценностей называют идеологией. Заняв доминирующее положение, одна из идеологий начинает выступать как совокупность преобладающих ценностей, признаваемых большинством, и определять содержание политических отношений.

В соответствии с признанными обществом (или выдаваемыми за таковые) ценностями государство фильтрует сигналы, исходящие из гражданского общества, реагирует на поступающую информацию и само активно влияет на формирование и распространение нужных ему стереотипов мышления.

Воспринимаемая общественным сознанием как общественное благо, подобная совокупность ценностей выражает на самом деле, как и всякая идеология, точку зрения определенной социальной силы -класса, нации, самого государства и т.п. Поэтому идеологическая нетерпимость, возводимая в ранг государственной политики, ущемляет не только свободу мысли, но и материальные интересы стоящих за различными идеологиями социальных слоев, вторгается в сферу частного интереса и ведет к установлению тоталитарного режима.

Наряду с идеологическими, социально ориентированными ценностями и стереотипами поведения в политику вмешиваются и общепринятые установления морали и нравственности. Даже Н.Макиавелли, принципиально отделявший политику от морали, советовал государям если не следовать нравственным добродетелям, то выглядеть обладающими ими. Однако в демократической обстановке, при наличии даже относительно независимых средств массовой информации, политические отношения приобретают более открытый, доступный для всеобщего обозрения характер. Общество не приемлет аморальной политики, основанной на интригах, обмане, соображениях личной выгоды в ущерб государственным и общественным интересам. И если даже ему не хватает других компонентов политической культуры для активного противодействия, оно реагирует пассивно, отстраняясь от подобного рода политических отношений, оставляя политическую элиту в изоляции и отказывая ей в легитимности.

Известно, однако, что даже общепринятые нормы и стереотипы поведения далеко не однозначны и в каждом конкретном случае могут истолковываться по-разному. В то же время многие стороны общественной жизни, в том числе и политические отношения, во избежание произвола требуют достаточно строгой регламентации и установления ответственности за возможные нарушения. Такую реглментацию осуществляет государство, создающее правовую основу политических отношений.

В сути своей соответствующее законодательство представляет собой юридическое выражение политической культуры общества. Правда, внешне дело представляется порой таким образом, будто для установления желаемых политических отношений достаточно добиться принятия необходимой системы законов и наладить контроль за их исполнением. На практике же выясняется, что иные законы добросовестно исполняются, а другие "не работают" либо используются не по назначению, в целях, порой противоположных задуманному. В этих случаях говорят о правовом нигилизме, неуважении к закону, свойственном политической культуре данного общества.

Думается, однако, что правовой нигилизм является лишь следствием рассогласования правовых и всей совокупности других, норм политичеокой культуры, иначе не существовало бы проблемы легитимизации власти. Любая правящая элита могла бы обеспечить себе легитимность, изменяя нужным ей образом законодательство. Но тогда возникла бы проблема стабильности законодательства и основанных на нем политических отношений, а значит, и политической системы в целом.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.