WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Расширение сферы применения власти, усложнение общественных процессов обусловливают возрастание роли взаимодействия между теми, кто вовлечен в управление людьми. Индивидуальные возможности и богатство отдельно взятого человека все чаще отступают на второй план перед хорошей организацией дела. Организационная власть может становиться решающим фактором подчинения людей, если речь идет об управлении сложными социальными организмами. Именно она делает столь влиятельными бюрократические структуры не только в государстве, но и в современных гигантских экономических корпорациях, в крупных общественных организациях.

Не случайно в последнее время повсеместно, у нас и на Западе, отмечается тенденция к росту влияния директоров, зачастую оттесняющих собственников от власти на своих предприятиях.

Сегодня нельзя, наконец, не учитывать и такого источника власти, как владение информацией. Информационная власть все больше вторгается во все сферы общественных отношений, приобретая в некоторых случаях самостоятельное значение. О средствах массовой информации заговорили как о "четвертой власти" в обществе, хотя порой уже создается впечатление, что они претендуют на главенствующую, а не на четвертую роль.

В конкретных случаях в той или иной мере бывают задействованы все источники власти, особенно если речь идет о власти общественных группировок. Тем более, когда она осуществляется таким сложным и масштабным механизмов, как государство, приобретая тем самым характер политической власти.

Особенностью политической власти является ее элитарный характер.

Государственное принуждение осуществляется слоем, составляющим в обществе незначительное меньшинство. В распоряжении этой элиты находятся все названные выше источники власти, но это не может гарантировать ей устойчивости без добровольного согласия основной части населения, без признания обществом правомочности, законности господствующего положения этой элиты. Такую политическую власть называют легитимной.

Легитимность политической власти обусловлена многими обстоятельствами, среди которых немаловажное значение имеет соответствие режима, целей правящей элиты, ее принципов и способов действия установившимся в обществе традициям, нашедшим или не нашедшим отражение в законах, популярность лидеров и т.п. Но более глубокие ее предпосылки коренятся в экономических интересах доминирующих социальных групп. Чтобы пользоваться долговременным признанием общества, политическая власть должна иметь опору в тех классах и слоях, с интересами которых оно прежде всего связывает материальное благополучие населения.

Следует различать три уровня легитимности: идеологический, структурный и персональный. Первый из них основан на признании обществом целей государственной политики, системы ее ценностных ориентаций. Второй - на признании правомерными способа реализации, целей, структуры политической системы, на согласии общества рассматривать политический режим в качестве законного. Наконец, третий уровень легитимности, персональный, связан с личным авторитетом, популярностью государственных лидеров. По-настоящему эффективной и устойчивой является политическая власть, легитимированная на всех трех уровнях.

III. СТРУКТУРА И ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ 1. Государство в его взаимосвязи с гражданским обществом Стержнем, основной предпосылкой, центральным элементом политической системы является государство. Оно - главный источник и олицетворение власти. Без него утратили бы смысл всякая политическая деятельность, межпартийная борьба, а политические амбиции наших харизматических лидеров нашли бы себе иное, возможно, более достойное применение.

Суть государства, его назначение, типология и многие другие аспекты наглядно раскрываются в его взаимоотношениях с гражданским обществом.

И не случайно: государство и гражданское общество существуют как стороны противоположности, и ни то, ни другое не может быть понято вне ее.

О гражданском обществе говорится сегодня немало и, к сожалению, легковесно. Понятие это, как и многие другие, введено теперь в научный обиход через публицистику, превратившую его в один из привлекательных идеологических стереотипов. Отсюда, в частности, рассуждения о необходимости создать гражданское общество взамен тоталитарного. Как будто можно по желанию создать его или упразднить, либо представить себе государство без сопутствующего ему гражданского общества: уже сам по себе общественный статус индивида как гражданина вытекает их принадлежности его к государству.

В гражданском обществе и в государстве заключены два противоположных механизма консолидации населения всякой страны. Гражданское общество объединяет людей сложным переплетением свободно реализуемых частных интересов. Государство же как особый, специально сконструированный для этой цели механизм - принуждением. Говорить об отсутствии гражданского общества - значит отождествлять все общество с государственным механизмом. Это хорошо "работает" в пропагандистских целях, но вряд ли отражает реальную ситуацию даже в самом что ни на есть тоталитарном государстве.

Речь может идти о структуре, формах существования, уровне развития гражданского общества, а не о его наличии или отсутствии при наличии государства. Упразднить его можно лишь с упразднением государства, через растворение государства в гражданском обществе и создание безгосударственного общественного строя.

Государство и гражданское общество взаимосвязаны. Гражданское общество олицетворяет материю, тело социального организма, государство - его сознание. Государство выступает в качестве субъекта управления по отношению к гражданскому обществу - управляемому объекту. А значит, их взаимосвязь можно рассматривать как единство прямой и обратной связей в системе управления.

Различия в характере этой взаимосвязи, соотношении двух ее противоположных компонентов определяют характер политической власти и могут быть положены в основу классификации государств и политических систем в целом.

При наличии в политической системе развитых и эффективных механизмов социальной обратной связи, приоритете последней, правомерно говорить о демократическом режиме. В отсутствие или при ограниченной, блокированной обратной связи, когда налицо доминирующая роль прямой связи, возникает противоположный ему, авторитарный режим, при котором власть сосредоточивается в руках узкого круга лиц либо одного верховного правителя.

Демократии нередко противопоставляют диктатуру и тоталитаризм.

Строго говоря, это не отвечает смыслу данных понятии. Под диктаторским режимом понимают жесткую власть, не останавливающуюся перед применением крайних форм насилия. Но применение государственного насилия в любых его формах может осуществляться и на демократической основе, по решению парламентов, в соответствии с конституцией и т.п. История дает нам и практические подтверждения подобной возможности - якобинская диктатура во Франции, диктатуре на самой широкой социальной основе в первые годы советской власти и т.д. Так что словосочетание "демократическая диктатура", пущенное в оборот в конце 80-х гг. из среды радикально настроенной интеллигенции, не такая уж нелепица, как может показаться на первый взгляд.

В противоположность диктаторскому выступает на самом деле не демократический, а либеральный режим, при котором государство ограничивается только самыми необходимыми, мягкими мерами принуждения. И точно так же, как не исключена демократическая диктатура, возможен и либеральный авторитаризм. История России богата и такими примерами: монархии диктаторского и либерального толков чередовались в ней с удивительным постоянством. Да и для "оттепели", наступившей в годы правления Н. Хрущева, характерны скорее процессы либерализации при сохранении авторитарного режима.

Тоталитарный режим предполагает тотальное, не имеющее разумного оправдания вмешательство государства в частную жизнь людей, в дела гражданского общества. Вообще говоря, государство для того и существует, чтобы ограничивать проявления частных интересов в оптимальных пределах.

Атрибутами его всегда были и будут тюрьмы для уголовников, армия с ее строгой дисциплиной, ограничительные законы. Тоталитаризм как явление возникает тогда, когда в тюрьмы начинают сажать за политические убеждения, когда закон начинает предписывать людям то, что они должны решать сами, и когда армейская дисциплина распространяется на все общество.

И снова мы видим, что тотально в частные интересы можно вмешиваться и демократически. В демократически избранных парламентах большинством голосов могут приниматься решения, запрещающие аборты, ограничивающие права меньшинств по этническим или национальным признакам. Да взять хотя бы того же крестьянина: не все ли ему равно, каким путем - в кабинете партийного чиновника или на всенародном референдуме принимается решение, вынуждающее его записаться в колхоз или податься в фермеры Тоталитарным может быть и демократический режим. Действительную противоположность тоталитаризму дает система, при которой человек приобретает возможность действовать сообразно своим внутренним потребностям, раскрываться как личность. Было бы правильнее говорить здесь о режиме гуманитарном, очеловеченном, предоставляющем простор развитию индивидуальности.

Нельзя не видеть, однако, что демократическая диктатура и демократический тоталитаризм - режимы неустойчивые.

Тотальное вмешательство в сферу частного интереса требует, как правило, особых мер принуждения, то есть диктатуры. Для осуществления же диктатуры нужна сильная исполнительная власть с развитым репрессивным аппаратом, которая постоянно грозит выйти из-под демократического контроля и установить тем самым авторитарный режим.

Соотношение государства и гражданского общества имеет и еще один, мировоззренческий аспект. Осознанно или нет, но одна часть ученых и политиков отводит главенствующую роль в общественном развитии государству, другая - гражданскому обществу. Абстрактный, казалось бы, вопрос "что первично" на самом деле не является отвлеченным и на практике всегда решается очень конкретно. Политическая история России служит тому подтверждением.

Исторический опыт дает основание утверждать, что государственность имеет тенденцию приобретать те формы и тот характер, которые соответствуют характеру гражданского общества. Государство обслуживает гражданское общество, а не наоборот. Попытки идти вразрез с этим естественным соотношением, приводить гражданское общество в соответствие с велениями государственной власти неизменно имели разрушительные, в конечном счете, последствия и не давали искомого результата.

Классический пример – предпринятые в эпоху И.Сталина попытки ликвидировать классы и частную собственность, устроить гражданское общество по схемам, заимствованным как будто у К.Маркса. Традиционного, индивидуального предпринимателя упразднить удалось. Но лишь затем, чтобы роль его взяло на себя государство, превратившееся в совокупного предпринимателя. И отношения собственности принципиально не изменились: государство в качестве работодателя взяло на себя функцию эксплуатации, присвоения прибавочной стоимости. Возникла превращенная форма частной собственности, субъектом которой выступила бюрократическая корпорация.

Новое преобразование гражданского общества но новым схемам, предпринимаемое нынешним государством, также может иметь самые неожиданные, трудно предсказуемые последствия. Во всяком случае, сложности, с которыми сталкивается реформа, закономерны, и одна из главных причин перманентной политической нестабильности и неоднозначности преобразований в экономике видится прежде всего не в сопротивлении тех или иных лиц, а в самой абсолютизации роли государства в его отношениях с гражданским обществом.

2. Институты политического опосредования Одной из проблем современной России является не создание гражданского общества, а формирование механизмов социальной обратной связи, подчинение государства контролю гражданского общества. Узловым звеном, опосредующим демократическое государство и современное гражданское общество, являются партии.

Важное назначение партий состоит в установления взаимосвязей между крупными социальными группами, классами или, по гегелевской терминологии, корпорациями гражданского общества и группами депутатов в выборных органах власти. Решения парламентов, всегда представляющие собой форму компромисса между основными депутатскими группами, должны подкрепляться готовностью к аналогичному компромиссу в гражданском обществе. И именно партии дают необходимый для этого механизм, в той, разумеется, мере, в какой они пользуются поддержкой в гражданском обществе и влиянием в парламенте.

Партии важны и как элемент механизма поддержки государственной власти. Самые не популярные, казалось бы, решения парламентариев будут восприняты населением с пониманием, если им будет обеспечена поддержка партий, пользующихся авторитетом в своях корпорациях. Но для этого нужны действительно влиятельные партии, партии в современном смысле этого слова.

Без такого рода партий решения законодателей повисают в воздухе, и их исполнение становится возможным только за счет особых мер принуждения, диктатуры. Это именно та ситуация, в которой усиление исполнительной власти становится желанным для законодателей. А вместе с ними и общество, которому предоставляется выбор между диктатурой и хаосом, начинает склоняться в пользу "сильной руки". Так демократия в силу собственной незрелости делает все для торжества своей противоположности - авторитарного режима.

Отсутствие реальной партийной структуры является еще одной существенной причиной тех сложностей, которые переживает сегодня Россия.

Откровенная борьба между законодательной и исполнительной властью - лишь одно из проявлений отсутствия у законодателей реальной опоры в гражданском обществе. И только аналогичное затруднение исполнительной власти оставляет ситуацию в положении неустойчивого равновесия, ослабляющего, правда, позиции государства в целом.

Партии - не единственный посредник между государством и гражданским обществом. Сходные функции выполняют и другие институты, которые не являются, однако, исключительно политическими. Это – средства массовой информации, профсоюзы и другие общественные объединения, трудовые коллективы и т.п. Все они по прямому своему назначению принадлежат, главным образом, гражданскому обществу и лишь в ситуациях, когда власть не обеспечивает условий для их нормального функционирования, институты эти "прорастают" в политическую систему, включаются в политическую борьбу.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.