WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 50 |

уничтожения извне и раскола изнутри есть наиважнейшая забота всех граждан. Подход Струве к принципам строительства российской государственности Подобным же образом верность нации есть дело первостепенной важности для по существу был тождественен «органицистской» концепции. Правда, он оговакаждого гражданина <...> нельзя терпеть ничего, что могло бы угрожать единству ривался, что, в отличие от адептов «органической» теории, использует исходный нации. Любые интересы, идеи, приверженности, несовместимые с этой главной термин не «в доктринальном смысле». Главное для него – так называемый «псизаботой о единстве нации, обязаны ей подчиниться...»431 хологический» критерий, согласно которому «всякое сложившееся государство» Нам представляется, что позицию Струве следует интерпретировать имен- «психологически» отождествляется с некоей личностью, у которой имеется собно в подобном, «реалистическом», ключе. Тезис о примате внешней политики над ственный «верховный закон бытия»434. Вследствие этого действия государства внутренней в его интерпретации приобрел практическую направленность, буду- рассматривались по аналогии с поведением личности. Согласно исходному принчи прямым ответом на вопрос: насколько так называемая «внутренняя» политика ципу, бытие каждого из государств определялось стремлением к могуществу – именно таким и виделся ему «верховный закон» государственного бытия.

: Струве П. Б. На разные темы // Там же. С. 226.

Струве настаивал на жизненной необходимости того, чтобы «всякое здороПодробнее об утверждении этого тезиса в широком контексте немецкой традиции Realpolitik, а также вое и сильное, т. е. не только юридическое “самодержавное” или “суверенное”, других военно-политических теорий и доктрин см. Hassner P. La violence et la paix: De la bombe atomique au nettoyage ethnique. Paris, 1995. Струве в «Великой России» упоминает имя Ранке, что косвенно но и фактически самим собой держащееся государство» стремилось к могущесвидетельствует о его знакомстве с трудами немецкого историка и по данному вопросу. Можно также ству, а значит, и к непременному обладанию «внешней» мощью435. В свою очеуказать и на отечественную традицию, в частности, на близкие по духу взгляды русского историка редь, слабое государство, не обладающее волей к жизни, не имело возможности М. П. Погодина, изложенные в работе «О влиянии внешней политики нашей на управление» (1856).

См.: Ширинянц А. А. Русский хранитель: Политический консерватизм М. П. Погодина. М., 2008. С.

367–404.

См.: Струве П. Б. Великая Россия. Размышления о проблеме русского могущества. С. 52.

Morgenthau H. J. Politics among Nations: The Struggle for Power and Peace. New York, 1967. P. 486. Цит.

Там же. С. 51.

по: Палан Р., Блэр Б. Об идеалистических истоках реалистической теории международных отношений См.: Там же.

// http://www.nmnby.org/pub/140106/palan.html Там же.

200 защититься от встречных интересов сильных государств и поэтому в потенции ем общей «великодержавной» программы обеспечения новой международной и в реальности становилось предметом поглощения для сильных государств. Ра- политики. Критерий правильной политики заключался в адекватном отношении зумеется, смысл существования государства не следовало сводить исключитель- к государству со стороны общества. Государственное целое есть, по словам Струно к «внешнему могуществу»: государственническая точка зрения не рассматри- ве, не что иное, как «соборная» личность, стоящая выше всякой личной воли.

вала эту характеристику в качестве высшей ценности. Тем не менее, любое здоро- Государство представляет собой такой «организм», который дисциплинирует жизнь вое и опирающееся на свои собственные силы государство должно было обладать социума во имя культуры, подчиняет народ порядку – главному условию государвнешней мощью, поскольку именно это внешнее могущество являлось важней- ственной мощи. Чтобы стать могущественной во внешнем мире, Великая Россия шим и безошибочным критерием для адекватной оценки всех жизненных уст- должна была потребовать от народа и его образованных классов, чтобы они приремлений и действительных ресурсов государства, в том числе и относящихся знали для себя идеал государственной силы и трудовой дисциплины. Его основу к ведомству «внутриполитических» вопросов. должны были составить идея дисциплины народного труда вместе с идеей права – К этим в целом консервативно окрашенным, спекулятивным рассуждениям суммарно олицетворяющие новое политическое и культурное сознание русского на темы международной политики российского государства Струве добавлял гео- человека. Истинным сторонникам государственности следовало четко представлять политический критерий, вытекавший, как он сам выражался, «из географической себе все необходимые условия, из которых проистекает государственная мощь.

“природы вещей”»436. Он призывал к изменению целей политики, к переориента- Во имя государственной целостности должна была принципиально измеции внешнеполитической стратегии российского государства с дальневосточного ниться и политика самой власти, которой также предписывалось следовать идеанаправления на ближневосточное. Слабость предыдущего курса, по его мнению, лу Великой России. Чтобы стать могущественной в международном пространзаключалась в том, что Дальний Восток не был доступен «реальному влиянию стве, страна должна была отыскать формы внутреннего примирения между власрусской культуры»: война с Японией «велась на огромном расстоянии» от центра тью и народом, становящимся нацией, просыпающимся к самосознанию и самои ее исход «решался на далеком от седалища нашей национальной мощи море»437. деятельности. В этом направлении власти необходимо было сделать все возможДля создания же Великой России следовало развернуться в сторону Ближнего ное для преодоления своего разрыва с народом и наиболее культурными слоями Востока, и в первую очередь черноморского бассейна, с тем, чтобы охватить вли- общества. Правительству надлежало руководствоваться новым политическим янием все европейские и азиатские страны, имеющие выход к морю. и культурным сознанием государственной мощи. Создание новой государственСтруве указывал на «живую» политическую традицию, которая питала эту ности предполагало выстраивание политических отношений на развитом эконогеополитическую ориентацию – «вековое стремление русского племени и русско- мической фундаменте. Государственное могущество могло быть создано исклюго государства к Черному морю и омываемым им областям»438, связанную с «до- чительно на основе хозяйственной мощи. «Правящим кругам» еще предстояло нецким углем»: этот минерал виделся ему основанием будущей Великой России. понять свои собственные задачи по созданию Великой России – новой общности, Экономическое господство страны в бассейне Черного моря должно было стать в которой должны были «органически срастись» государство и нация.

стержнем новой русской внешней политики. Из этого господства естественным Для истолкования позиции Струве проведем параллель между идеей «Веобразом следовало политическое и культурное доминирование страны на всем ликой России» и концепцией «либерального империализма», которая получила ближневосточном направлении. От избрания правильной стратегии зависел вы- распространение еще во второй половине XIX века во Франции и Великобритабор союзников и противников России. Кадетский идеолог ориентировал новый нии, а в начале следующего столетия нашла своих адептов и в России. Согласно геополитический курс на стратегический «союз» с Францией и «соглашение» указанной концепции, внутренняя и внешняя политика так называемой «либес Англией. Естественно, он оговаривался, что преобладание в области междуна- ральной империи» основываются на экспансии сильного демократического госуродной политики носило бы исключительно мирный, культурно-экономический дарства с активно развивающейся экономикой по отношению к другим, окружаюхарактер. Таким должен был стать реальный базис нового государственного стро- щим, государствам. Декларируемая цель, которой вдохновляется такая «империя», ительства экономически мощной Великой России – строительства, которое отож- апеллирует к установлению и поддержке в этих странах политической стабильнодествлялось Струве с постоянной культурной работой, с неустанным трудом на- сти, созданию общих культурного и экономического пространств, в которых окарода, основанным в равной степени на свободе и на дисциплине. зываются заинтересованными как народы самой империи, так и народы окружаИз требований внешнеполитических вытекали соответствующие внутрипо- ющих государств. Главное отличие «либеральной империи» от империи традицилитические требования, которые, собственно, и являлись логическим завершени- онной состоит в том, что ее основой оказывается не военное принуждение, а привлекательность культурной традиции, образа жизни и экономического уклада.

См.: Струве П. Б. Великая Россия. Размышления о проблеме русского могущества. С. 53.

Струве – и это подтверждается вышесказанным – рассуждал вполне в «либераль Там же.

но-империалистическом» духе.

Там же. С. 54.

202 Позиция П. Н. Милюкова, в отличие от коллеги по партии и постоянного сти…»441 Милюков, в свою очередь, считал, что английский империализм – это оппонента, являлась в целом куда менее «империалистической» и более «либе- вовсе и не «империализм», поскольку его основанием якобы является «полная ральной» (если брать за исходную основу два указанных выше «ингредиента»), свобода»: «Совсем неправда, будто правительства всех стран “империалистича в отношении к позиции правительства – прагматической и критической. Его ны”. Это иностранное слово “империализм” скрывает за собою весьма разнообпублицистические работы и выступления не содержали особо громких публици- разные вещи. Недостаточно сказать, что Англия империалистична точно так же, стических откровений и обобщений. Внимание лидера кадетов, как правило, не- как Германия, а Германия, как Россия, чтобы этим решить дело. Слово “империаизменно сосредоточивалось на конкретных вопросах международной политики. лизм” действительно употребляется и в Англии, и в Германии. Но только там Между тем и в позиции Милюкова содержались определенные общеполитичес- и здесь оно имеет совершенно разное и даже, можно сказать, противоположное кие установки, относящиеся к проблемам внешней политики, которые вполне значение»442.

можно рассматривать как репрезентативные для большинства представителей По его мнению, «Россия самодержавная», использующая в своей политике кадетского лагеря. Их можно свести к двум основополагающим стратегиям. интриги и заговоры, не могла более внушать никому уверенности в своей прочноВо-первых, в выборе союзников и противников России следовало сближаться со сти и постоянстве. Формируемой «либеральной России» противостояла кайзеровстранами с «либеральными» политическим режимами. Во-вторых, она должна ская Германия – основной внешнеполитический противник, в интересах которой была поддерживать славянские народы в их борьбе за освобождение. было продолжение «смуты и конфликта» в России443. «Совсем другое дело, – пиОбщепризнанным считался следующий факт: после поражения в войне сал Милюков, – империализм германский. Насколько империализм английский с Японией и развития внутриполитического «кризиса» страна утратила прежнее основывается на современном взгляде на приемы и способы международного международное влияние в Европе, которое обеспечивалось за счет авторитета общения народов, опираясь на полную свободу общения и на свободу торговых российской самодержавной власти. В новых условиях вопрос о внешнеполити- отношений, настолько же германский империализм основан в самом существе ческих притяжениях и отторжениях решался Милюковым довольно просто, в рам- своем на старинных, средневековых началах господства и подчинения»444. Расках известного закона, согласно которому подобное притягивается к подобному. становка основных игроков на международной политической сцене представля«При современной сложности и взаимной зависимости отношений между всеми лась следующим образом. Основным движущим фактором должна была стать частями цивилизованного мира, – писал он, – все части одинаково страдают борьба Англии и Германии. России предлагалось вступить в стратегический союз и терпят ущерб, если одна из них ведет себя слишком непохоже на другие»439. с Францией и заключить соглашение с Англией – одновременно ориентируясь «Союзу во имя цивилизаций» противостоит «союз во имя узких интересов»: и на их внутриполитические, демократические, системы. Нельзя не разглядеть «И этот союз не так наивен, чтобы обмениваться дешевой монетой благородных в этой позиции Милюкова, провозглашавшего уже в самом начале XX столетия слов и пожеланий; он не так слаб, чтобы ограничиваться воздействием на обще- в качестве перспективной цели сближение России и Европы, стремление усилить ственное мнение. Пока народы сговариваются о будущем, правительства торгу- международное влияние на внутриполитические события в России с элементарются о настоящем: одни стараются охранить нежные ростки будущего, другие ной целью давления на «русское правительство» с тем, чтобы оно целенаправленхлопочут сберечь гнилые корни прошедшего»440. но продвигалось в «конституционном» русле.

«Целым» виделась не собственная страна, как у Струве, а новая, объединен- Не только известная внутренняя политика, но и неопределенность целей ная на основе либеральных ценностей Европа, которая отождествлялась со средо- международной политики правительства, его постоянные колебания и безответточием общечеловеческой культуры, колыбелью свободы и прогресса, а также ственность – все это, по мнению лидера кадетов, не могло не свидетельствовать со всем образованным миром. Вследствие такой довольно умозрительной уста- об ослаблении внешнеполитического курса страны. Во имя искоренения этих неновки, передовые страны европейского либерализма», как то – Англия и Фран- достатков и слабостей Милюков сосредоточил значительную часть своих публиция, оказывались напрямую заинтересованными в сотрудничестве с «Россией ли- цистических и думских выступлений на критике деятельности российской правиберальной», укрепляющей свой конституционный строй. Добавим, что и в упомя- тельственной дипломатии. В частности, критике деятельности министра иностнутой выше работе Котляревского именно Англия представлялась «образцом» ранных дел России была посвящена книга «Балканский кризис и политика соединения адекватной внутренней и международной политики, обусловленных А. П. Извольского» (СПб., 1910). Автор обращал внимание на стратегическую нормами права: «Новейший фазис парламентаризма, особенно ярко проявляю- поддержку Россией еще одной самодержавной империи – Австро-Венгрии – в ее щийся в Англии <…> показывает, насколько этот строй способен дать основу силь- Котляревский С. А. Правовое государство и внешняя политика. С. 4.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.