WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 50 |

Историко-публицистические статьи. М., 2008. С. 109.

Московичи С. Век толп. М., 1996. С. 137.

14 под знак вопроса: «Может <курсив наш. – Л. Б.> ли политика быть наукой»42. Современная интерпретация ответа на вопрос о «возможности политики Теперь политика стала восприниматься европейским интеллектуальным сообще- как науки» наталкивается на определенные методологические затруднения. Уже ством не только как форма прямого действия, но и в значительной степени как само положение «политика как наука» можно интерпретировать двояко: либо объект рефлексии. «Правильная постановка вопроса, – писал К. Манхейм, – уже с ударением на последнем слове, когда акцент ставится на особенностях становсама по себе была бы значительным достижением; знание о незнании принесло ления политической науки, или же с ударением на первом слове, когда подчеркибы известное успокоение, ибо тем самым мы бы по крайней мере поняли, почему вается специфический (научный) характер реальной, практической политики. Кров этой области <политике. – Л. Б.> невозможно знание и его распространение. ме того, с точки зрения истории становления политического знания речь может Поэтому наша первоочередная задача состоит в том, чтобы ясно представить себе идти и о двух различных толкованиях «науки». Если в первом из них подразумепостановку проблемы. Что имеют в виду, спрашивая: “Возможна ли политика как вается некая идеальная картина, определяемая рационалистически интерпретиронаука”43 » ванной системой долженствования, то во втором – характер предписаний имеет, Хорошо известно, что императив научной политики был сформулирован еще скорее, прикладной характер и они напрямую обращены к практической политике.

Аристотелем. Древнегреческий мыслитель первым заявил о необычайной значи- Тезис о социальной обусловленности формирования научного политичесмости особой «науки о государстве» (или «политики»), для которой все осталь- кого знания общим процессом демократизации общества не нуждается в особых ные науки должны были послужить исключительно вспомогательными средства- доказательствах. Чем глубже разворачивались политические процессы в России ми44. Для России тезис «научности» политического знания актуализировался в самом начале XX века, чем бльшим становилось число участвующих в них в конце третьей четверти XIX столетия, свидетельством чему стал выход в свет граждан, тем более ощущалась в интеллектуальном сообществе потребность в 1872 году книги А. И. Стронина «Политика как наука». Автор трактата одним из в схематизации и упорядочивании объективных тенденций, происходящих в дейпервых отечественных мыслителей разграничил собственно «теоретическую на- ствительности. Научное политическое знание, как и многие другие, родственные уку» о политике и «практическое искусство» политики. При этом об аристотелев- ему области гуманитарного знания, вырастало из позитивистских теоретических ской «Политике» он высказался вполне критически: «…такое исследование но- и методологических постулатов, из требований к обобщению опыта политичессит на себе скорее характер ученого политического проекта, чем науки полити- кой деятельности, из необходимости познания и описания политики в доступных ческой, и во всяком случае скорее характер политики как искусства, чем политики обыденному сознанию терминах и формулах.

как науки»45. Для позитивистски ориентированного Стронина политика функцио- Именно для начала XX столетия характерно наибольшее сближение роснировала в обществе по аналогии с физиологией в человеческом организме, дей- сийской специфики с общими мировыми закономерностями становления полиствуя как своеобразная «нервная система общества». Ее структура интерпретиро- тической науки. Рационализация обществознания, формализация и систематизавалась, хотя и при помощи архаичных терминов, однако по своему смыслу, при- ция многих принципов и норм приводили к тому, что политика, до этого сущеменительно к современному толкованию вполне адекватно: как совокупность «по- ствовавшая как достаточно узкая и закрытая сфера действительности, стала налитического строения» (политической системы), «политических отправлений» полняться общезначимым смыслом. Волевые импульсы, исходившие из самых (политических процессов) и «политической диагностики и прогностики». различных социальных групп, собирались воедино в целостном политическом Несколько лет спустя Б. Н. Чичерин в лекциях по государственному праву процессе, который в свою очередь сам по себе становился объектом разнообразопределил политику как «науку о способах достижения государственных целей», ных форм теоретизирования: осмысления, типологизации, научной критики и т. д.

заявив, что изучение и правильное понимание этих целей должно быть положено Общее требование строить политическое знание на позитивистских основаниях в основание «здравой политики»46. Чтобы политика могла послужить мерилом означало, что политическая теория должна была отражать соответствующую ей явлений общественной жизни народов, ей надлежало взойти «на степень науки», политическую деятельность и в этом смысле не предшествовать ей, а возникать для чего необходимы были и специальные научные основания, и научные мето- как ее результат и коррелят.

ды. Чичерин также развел по разные стороны «науку» и «практическое искусст- Постепенное отпочкование научного политического знания от метафизиво» политики, полагая, что последнее существовало задолго до появления какой ческих форм политической философии, которая в исторических границах Нового бы то ни было «государственной» (политической) науки. времени (с конца XVIII века) функционировала преимущественно в виде идеологий, началось во второй половине XIX столетия с возникновением научной соци Название третьей главы (с подзаголовком – «проблема теории и практики») книги К. Манхейма ологии47. В этот исторический период начало изменяться и само содержание «Идеология и утопия» (1925).

«политической науки». Поначалу оно имело довольно широкое толкование, вклюМанхейм К. Идеология и утопия // К. Манхейм. Диагноз нашего времени. М., 1994. С. 96.

См.: Аристотель. Никомахова этика // Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 4. М., 1983. С. 55.

45 См.: Чичерин Б. Курс государственной науки. Ч. 3. Политика. М., 1898. С. 1.

Стронин А. Политика как наука. СПб., 1872. С. 5.

См.: Политология: Проблемы теории. С. 91.

16 чавшее в себя политическую философию, философию права, политическую исто- неуклонного стремления науки к максимально точному эмпирическому описанию рию, собственно государственно-правовые учения и даже политэкономию. По мере политических процессов51.

того, как из целого спектра общественных отношений выделялся и утверждался В целом эпистемологический образ общественного сознания этого времени мир собственно политических отношений, а также по мере того, как политичес- можно представить в виде антагонистического сосуществования двух основных кая власть вовлекалась в свои зрелые институциональные формы, «политическая форм политического знания: идеологического и научного. Принципиальная гранаука» все решительнее стала отделяться уже и от социологии, истории, политэ- ница, разделявшая профессиональных политиков начала XX столетия, заключакономии и юриспруденции, тем самым все более превращаясь в «политологию» лась в том, что одни из них (меньшая часть) ориентировали социум на прагмати(в современном значении этого слова). Подчеркнем, что хотя в современной науке ческие запросы политической повседневности, руководствуясь конкретными посуществует тенденция считать «политологию» обобщающим, родовым поняти- стулатами. Большинство же выстраивало некие перспективные идеальные образем, мы рассматриваем «политологию» как исторически конкретную, высшую цы, отдавая дань искусственно сконструированным абсолютным формулам. Разстадию эволюции политического знания48. витие политической мысли шло в основном в формате официозной или же оппоСледует отметить и тот важный факт, что научное знание второй половины зиционной публицистики, ориентировавшейся большей частью на некие идеальXIX века во многом уже начинало позиционироваться как альтернатива философ- ные образцы, нежели на запросы политической повседневности, и потому более скому знанию. Требования общественно-политической практики вступали в рез- тяготевшей к идеологическим клише, чем к научным аргументам. Кроме того, прекое противоречие с общими, метафизическими, абстрактными и спекулятивными обладание идеологического подхода над научным было «запрограммировано» сарассуждениями о государстве и праве. Только после того, как такого рода абстрак- мй историей русской общественной мысли XIX столетия, которая вся была обусции и спекуляции окончательно перестали устраивать политическую практику, ловлена противоборством таких идеологических формообразований, как социализм только когда общественное сознание стало радикально поворачиваться в сторону и либерализм, западничество и славянофильство, народничество и марксизм.

политического прагматизма, позитивизма, а впоследствии и марксизма, начался Несомненно, «идеологическая окраска абсолютного большинства политиновый отсчет в развитии и самой политической философии. ческих теорий и в наши дни является серьезным препятствием для научного осВ целом процесс становления собственно политического научного знания мысления политики»52. Задача по отделению «зёрен» научных истин от идеологиимел непосредственное отношение к выделению самостоятельных специальных ческих «плевел» представляется актуальной, особенно в свете современных теннаук неклассического типа. Решающее воздействие на этот процесс оказали мар- денций развития политической науки. Несмотря на всю кажущуюся неоригинальксистская концепция материалистического понимания истории, идея эволюции, ность проблемы теоретического сродства и различий между «идеологией» и «напринципы историзма, которые прочно вошли в обиход мышления науки второй укой», ее решение зависит как от толкования самих терминов, так и от того, половины XIX века, постепенно, но в то же время радикально изменяя облик куль- в какой проекции (исторической или же гносеологической) рассматривается дантуры49. Применительно к политическому знанию, «отказ от норм и идеалов иссле- ный вопрос. Не претендуя на окончательное его разрешение, выскажем несколько дования, сложившихся в классической науке»50, означал выдвижение на первый соображений, которые, возможно, в известной степени будут способствовать проплан общественной потребности в конкретных знаниях по практическому обслу- яснению общей картины.

живанию политики со стороны соответствующей данной сфере общественной Хорошо известно, что знание представляет собой сложную развивающуюся жизни области гуманитарной науки. Согласно этим новым знаниям, изменялся систему, по мере эволюции которой возникают все новые и новые уровни самоори понятийный строй политического знания. Его предметная (в основном – мета- ганизации. В этом процессе постоянно рождаются оригинальные приемы и спофизическая) составляющая заметно уменьшалась, тогда как существенно увели- собы теоретического исследования, а на определенных узловых этапах меняется чивалась роль инструменталистской парадигмы. Такая революционная интеллек- стратегия интеллектуального поиска. Современная философская наука сводит все туальная трансформация, начавшись со второй половины XIX века, закончилась многообразие форм знания к двум основным уровням его организации: эмпириприблизительно к середине XX столетия. Решающими для окончательного утвер- ческому и теоретическому. В этом ракурсе и идеологическая, и научная формы ждения политической науки в ее новом статусе политологии стали 1920-е годы. знания соотносятся именно с теоретическим уровнем.

Позитивистские методы исследования социально-политического мира были подвергнуты критике уже с позиций неопозитивизма, который явился отражением Последующая судьба политической философии в XX столетии остается за рамками нашей темы, поэтому для интересующихся этой проблематикой укажем на интересную работу Л. В. Сморгунова «Политическая философия и наука: от конфронтации к взаимовлиянию» в кн.: «Miscellanea humanitaria См., напр.: Замалеев А. Ф. Русская политология: обзор основных направлений. СПб., 1994.

philosоphiae. Очерки по философии и культуре. К 60-летию проф. Ю. Н. Солонина» (СПб., 2001.

Подробнее см.: Лапицкий В. В. Наука в системе культуры. Псков, 1994. С. 115–123.

С. 214–228).

Там же. С. 121.

Политология: Проблемы теории. С. 62.

18 Если идеология выдвигает на первый план функцию теоретической крити- циям с целью их последовательного изменения, вплоть до достижения выдвинуки или же оправдания того или иного алгоритма развития, то наука занимается той совершенной перспективы.

поисками все нового и нового знания (в функциональном смысле – понимания Согласно К. Манхейму, «идеологической» является любая «созерцательная и употребления), вырабатываемого при помощи специфических познавательных интеллектуалистическая позиция» «теоретизирующего субъекта», которая присредств. Существует точка зрения, согласно которой «главным отличием полити- нимает «в качестве установки исследования» «ложное созерцание» «с его тенденческих идеологий от сугубо научных построений и даже от ценностно окрашен- цией разрушить именно те реальные связи, которые больше всего интересуют ных политических теорий <…> являются используемые ею языковые конструк- политика». В качестве альтернативы он рассматривал «связанную с практической ции, состоящие из расплывчатых, нарочито туманных, как правило, не поддаю- жизнью исконную позицию» политика. Если «ученый всегда привносит в дейщихся научной проверке терминов…»53 С этим невозможно не согласиться, одна- ствительность схематически упорядочивающую тенденцию», то практик (полико спекулятивный язык любого теоретического исследования отличается от языка тик) – «руководствуется стремлением активно ориентироваться в политической эмпирических описаний. За терминами, положенными в основу теоретического жизни»55.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.