WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 50 |

вождающему обыкновенно период военной экспансии и лишенному элемента Социализм (марксизм) по своей сущности представлялся Милюкову космосамокритики»333. В аналогичном смысле интерпретировались и два других рядо- политичным337. Такого рода «общечеловеческий» идеал изображал имманентную положенных, но в смысловом отношении противоположных термина – «космо- жизнь народов как нечто совершенно чуждое им же самим и даже в чем-то отриполитический» и «интернационалистический». Они оказывались близкими друг цательное. Даже механистическое добавление к этому идеальному алгоритму учедругу и по значению, и по своему практическому применению. Согласно такого ния о высших национально-культурных ценностях, якобы сохраняющихся рода разделению, Милюков выделял три точки зрения в области сложившихся и в условиях будущего человечества, искусственность общей «интернационалиспредставлений о происхождении национальностей и их влиянии на современные тической» картины от этого нисколько не менялась. Пытаясь примирить крайнообщественно-политические процессы: «космополитическую», «интернационали- сти «космополитизма» и «национализма», «интернационализм» не выдерживал стическую» и «националистическую». Мало похожие друг на друга, они одинако- столкновения с общественно-политической реальностью. «Гипотетические» миво вненаучно (идеологически) подходили к «национальному вопросу». ровые задачи человечества так и оставались в лучшем случае сферой идеализа «Космополитизм» в своем философском значении подчинял «нацио- ции, не имеющей ничего общего с реалиями конкретного государственного стрональный» аспект «общечеловеческому» и «социальному». Согласно «космополи- ительства.

тической» точке зрения, «человечность» (как общее и будущее) оказывалась выше «Национализм», полностью противоположный «космополитизму» и «ин«национальности» (то есть частного и прошлого)334. Национальность в данном тернационализму», отражал, по мнению Милюкова, куда более практическую контексте представлялась скопищем разного рода пережитков прошлого, олицет- точку зрения. Его адепты призывали социум руководствоваться данным. Они наворением ограниченности и узости, препятствием на пути к осуществлению выс- стаивали на том, чтобы сложившиеся национально-государственный и национальших задач человечества. но-культурный статусы принимались за окончательные и неизменные. В вопросе Такую позицию разделяли те группы интеллигенции, которые воспринима- национальной идентичности сторонники «национализма» ревностно противополи национальный вопрос не столько даже равнодушно, сколько враждебно. Эти ставляли «свое» – «чужому», защищая национальное начало перед общечеловелюди, хотя и могли оказывать влияние на формирование общественного мнения, ческим.

но, как правило, не принимали непосредственного участия в осуществлении вла- В целом так называемый «практический национализм» строился на основасти. А между тем «космополитическая» (идеальная) позиция, базирующаяся на нии ряда изначальных мифологических допущений, из которых Милюков выделял два фундаментальных: «учение о неизменности “народной души”» и учение «о неравенстве “рас”»338. Первое из них основывалось на принципе сохранения Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры. Т. 3. М., 1994. С. 431.

Там же. С. 17.

национальной самобытности, трактуемом предельно широко – в том числе и как В отечественной этнополитологической традиции такую точку зрения, в частности, высказывал один из ведущих идеологов народничества П. Лавров в своей знаменитой работе «Исторические письма» Милюков П. Н. Национальный вопрос. С. 11.

(1868–1869). Ср.: «…всякая национальность может при счастливых обстоятельствах сделаться Там же. С. 12.

историческим прогрессивным двигателем. Чем лучше она поймет современные требования человечества, Милюков, в частности, ссылался на мнение Т. Масарика, представленное в книге «Философские чем полнее воплотит их в формы своей культуры и в заявления своей мысли, тем вероятнее будет для и социологические основания марксизма» (русск. пер.: М., 1910).

нее достижение этого исторического положения» (Лавров П. Л. Философия и социология. Т. 2. М., Милюков П. Н. Национальный вопрос. С. 10.

1965. С. 172).

150 преимущество отживших учреждений и идей; второе – на идее превосходства так мецкому зоологу и биопсихологу, в основание наследственности положена так называемой «высшей расы» над «низшими», чем оправдывалось подчинение называемая «клеточная память», или «мнема», тождественная проявлению памяи угнетение последних. В аргументации подобного рода можно разглядеть эле- ти как психическому процессу. Термин «мнема» значительно шире по своему знаменты политического консерватизма: «национализм», как правило, апеллирует чению, нежели термин «память»: он включает как накопление и сохранение инк первенству «старины» как таковой перед любыми инновациями, полагает соци- формации, так и взаимодействие поступающей новой информации с полученной альные нововведения «вредными» для самого процесса существования наций. ранее, охватывая все физические и психические процессы, протекающие в живом В то же самое время мы полагаем некорректным напрямую отождествлять поня- организме, так или иначе относящиеся к получению, переработке и хранению тия «консерватизм» и «национализм», к чему явно склонялся Милюков, полагая информации.

более правильным видеть в консерватизме необходимый элемент цивилизацион- Милюков (следуя выводам немецкого ученого) рассматривал память как ного и культурного развития339. особую функцию органической материи, как основную форму передачи инфорУровень научного знания, представленный лидером конституционных де- мации, в том числе и социальной, посредством так называемых «энграмм» (замократов, был вполне характерен для конца XIX – начала XX столетий. В нем пись последствий раздражения в органическом веществе), а также процесс вызынаиболее отчетливо проявлялся философский позитивизм, на котором базирова- вания этих записей («экфория»). Предполагается, что энграммы передаются по лась система его индивидуального мировоззрения. Рассматривая вопрос о фунда- наследству. Таким образом, теория эволюции могла применяться и к национальментальных причинах национальных конфликтов, Милюков, как и многие его ной проблематике. В социальной памяти «энграммы» крепли и усиливались по современники, занимался поисками типологических оснований, которые были бы мере их повторения. Закреплением и усилением информационных потоков объяссвойственны всем описываемым явлениям. Показательно, что в своих теорети- нялась устойчивость расовых и национальных признаков, а также появление ноческих рассуждениях по национальной тематике Милюков опирался на собствен- вых разновидностей, основанных на этом постоянном фундаменте.

ный категориальный аппарат, ведя речь не о таких исторически обусловленных «Национальность», таким образом, являлась не естественноисторическим социальных общностях, как род, племя, народность или же нация – то есть данно- или же антропогеографическим, но исключительно социологическим понятием.

стях, традиционно употребляемых в научной практике, а используя принципи- Милюков обращал внимание на тот факт, что все общепризнанные критерии наально иную обобщающую категорию – «национальность». ционального, такие как язык, религия, территория, нравы и обычаи, постоянно Объясняя природу этой категории, он полагал невозможным ее сведение изменялись во времени и пространстве. Вместе с тем все они скорее символизик разрозненным антропологическим, или расовым, элементам. «Представление ровали перемены, то есть являлись их внешними признаками, нежели отражали о национальности как о хранительнице традиций прошлого, коренилось в уве- некие неизменные сущностные характеристики. Подход Милюкова к проблемам ренности, будто “национальность” есть нечто неизменное, неразрывно связанное национальности можно назвать откровенно позитивистским. Данное им объяснес плотью и кровью народа, с его физической организацией. Однако такое мнение ние природы «национального» утверждает приоритет общества над индивидумогло держаться лишь до тех пор, пока наши сведения об истории народов огра- альными феноменами. Все вышеперечисленные признаки даются в опыте ученоничивались пределами самого короткого, исторически известного периода жизни го, исследующего социум, однако среди них не существует таких, которые носичеловечества. Чем больше наука углубляется в доисторическую тьму, тем яснее ли бы определяющий характер. Общим критерием могло выступать только «длистановится, что в сущности современные “национальности” – самый поздний из тельное взаимодействие» всех этих факторов, которые сами по себе являлись непродуктов исторической жизни. И то, что говорит об этом современная антропо- обходимыми средствами для исторического общения людей. Отсюда следовал логия и доисторическая археология, сполна подтверждается выводами современ- вполне закономерный для позитивиста общий вывод, согласно которому «национых социологов»340. Столь же некорректным он считал и составление родослов- нальность» есть не что иное, как постоянно эволюционирующая – складывающаного древа народов на основании языкового родословного древа. яся, развертывающаяся и разлагающаяся – социальная общность.

Вместе с тем Милюков считал вполне уместным использовать категорию Для окончательного познания ее природы необходимо было приступить «организм», причем с физического организма это понятие переносилось и на со- к изучению социального процесса в целом. Вот почему взятая как данность «нациальные общности. В данном случае он опирался на работы Р. Семона, которо- циональность» не могла служить критерием для определения истинного взгляда му принадлежит разработка учения об органической памяти. Согласно этому не- на предмет сущности «национального элемента». Ее следовало воспринимать не в качестве некоего идеального или же реального состояния, но в виде устойчи Взвешенную оценку «национально-консервативной» традиции в отечественной мысли содержит вого процесса, адекватная оценка которого становилась возможной исключительработа Л. К. Рябовой «Историческая память в контексте российского консерватизма» (Философия и социально-политические ценности консерватизма в общественном сознании России (от истоков но в категориях, отстраненных от высокопарного субъективизма или же узколок современности): Сб. статей. Вып. II. СПб., 2005. С. 106–121.

бого прагматизма. В этом смысле Милюков предлагал говорить об «интернациМилюков П. Н. Очерки по истории русской культуры. Т. 3. С. 7–8.

152 онализации» как о видоизменяющемся, эволюционирующем общественном со- Если наука XIX столетия видела в развитии «национальности» прежде всестоянии, полагая и сам «интернационализм» неизбежным продуктом эволюции го стихийный социальный процесс, то современное Милюкову обществознание самого «национального элемента»: «…можно отрицать значение интернациона- объективировало политический фактор как решающий аспект, создающий осолизма <…> в наше время, когда всевозможные формы интернационализации бый тип «национальности» нового времени. В тот момент, «когда национальность общения связали в одно целое самые отдаленные уголки мира. <…> Прибавим полагает сама себя как основа государственности, как некое моральное существо, к этому вступление на мировую арену цветных рас, фактически опровергшее на- обладающее “национальной” волей и направляющее эту волю к определенному ционалистическое учение о неравенстве рас, постепенное отступление Европы действию», она становится «активной» и «волюнтаристической», иными словаперед этим пробуждением немых до сих пор континентов – и мы получим поня- ми, она становится «нацией»344.

тие о мировом торжестве идеи национальности именно в век интернационализ- Центр тяжести национального вопроса переносился, таким образом, в сфема, но интернационализма реального, а не утопического»341. ру политических отношений. Расширение общения регулировалось сверху вниз:

Как уже отмечалось выше, собственно процесс развития национальности политические «верхи» начинали диктовать самые разнообразные формы нациоМилюков сводил к двум периодам: длительному процессу ее создания и относи- нального: моду, язык, сам сознание своей государственной идентичности и так тельно короткому – ее самосознания. Признавая известный схематизм такого де- далее. «Национальное» становилось неотъемлемым элементом государственной ления (сознание как осознание принадлежности к человеческому роду, безуслов- политики или, другими словами, трансформировалось в национальную политику.

но, оказывалось характерным не только для современных разделов новой и но- Проводником такой политики становилась, как правило, национальная интелливейшей истории человечества, но и для ранних ее стадий), он делал акцент генция. Однако ни политики сами по себе, ни поддерживающая их в этом процесна различной природе двух типов «легитимации» национальности (хотя и не упот- се интеллигенция еще не создавали «национальность». Все они занимались лишь реблял этого термина) – на складывающейся стихийно и сдерживаемой «суровой тем, что осмысливали единство национального типа, формулировали перед нацидисциплиной вождей и религии», с одной стороны, и основанной «на началах ей общие цели, подготавливали инструментарий общения.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.