WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 50 |

ку на свой собственный вариант. Социал-демократы делали выбор в пользу уг- На первый взгляд, такого рода характеристика могла показаться вполне спранетенного буржуазией пролетариата, уповая на его всемирно-историческую мис- ведливой. Действительно, в число авторов сборника «Вехи» вошли такие видные сию. Неонародники расширительно «уточняли» классовый подход, подменяя «про- представители партии, как П. Б. Струве и А. С. Изгоев, и близкие кадетам летариат» категорией «народ». При определении содержания этого понятия глав- Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, Б. А. Кистяковский. И все же если использовать терным критерием выступало не отношение к собственности, как у социал-демокра- мин «кадетизм» именно как идеологический символ политической доктрины тов, а отношение к трудовой деятельности. «Народ» – а именно крестьянство, партии Народной свободы, то куда более корректно соотнести его с другим сборпролетариат и интеллигенция в своей совокупности – рассматривался как единый ником – «Интеллигенция в России» (1910), содержание которого как раз, наоботрудовой класс, живущий за счет своего, а не чужого, наемного труда. Эта соци- рот, носило «анти-веховский» характер. Авторами статей выступили здесь альная категория воспринималась как целостная социальная общность, главными К. К. Арсеньев, Н. А. Гредескул, М. М. Ковалевский, И. И. Петрункевич, критериями которой являлись: не получение прибавочной стоимости и не пользо- П. Н. Милюков, которые куда с большим основанием претендуют на имя признанвание нетрудовыми доходами195. Нетрудно заметить, что оба подхода – и социал- ных идеологов кадетизма.

демократический, и неонароднический, несмотря на все поверхностные разно- Однако для Ленина, по всей вероятности, все кадеты имели общую идейчтения между ними, были сверстаны по одному общему, марксистскому, лекалу, ную «физиономию». Критикуя «Вехи» с марксистских позиций, лидер большевив границах которого политическая деятельность обуславливается исключительно ков по существу увязывал взгляды авторов сборника с политической позицией экономическими детерминантами. партии Народной свободы: «“Вехи” хороши тем, что вскрывают весь дух дейТема «политической субъектности» в начале прошлого века представляла ствительной политики русских либералов и русских кадетов, в том числе. Вот собой центр широких общественных дискуссий. Одна из известнейших публич- почему кадетская полемика с “Вехами”, кадетское отречение от “Вех” – одно ных полемик – вокруг «сборника статей о русской интеллигенции» «Вехи» – раз- сплошное лицемерие, одно безысходное празднословие. Ибо на деле кадеты, как ворачивалась как раз по поводу представлений о субъекте политического действия. коллектив, как партия, как общественная сила, вели и ведут именно политику Как ни парадоксально, этот аспект дискуссии до сих пор оставался вне поля зре- “Вех”»199. Между тем политическую доктрину партии конституционных демокния специалистов – историков русской общественно-политической мысли, кото- ратов применительно к проблеме политической субъектности невозможно охарые, главным образом, ограничивались исследованием проблемы интеллигенции рактеризовать каким-либо одним признаком и, соответственно, нельзя остановитькак субъекта культурного и общественного прогресса196. На наш взгляд, анализ не ся на какой-то единственной характеристике, приписав ее в целом политической только содержания сборника «Вехи», но и других, полемизирующих с ним изда- позиции партии.

ний и позиций позволяет выйти за рамки известной дихотомии «интеллигенция – Ответы идеологов кадетов на вопрос об основном политическом субъекте, бюрократия» в рассуждениях об идеальном политической субъекте общественно- формирующем и определяющем развитие политической ситуации в направлении го развития. идеалов свободы и конституции, представляются сугубо дифференцированными.

«Вехи» вышли в свет в марте 1909 года и буквально сразу вызвали широкий С одной стороны, объявляя себя партией «народной свободы», кадеты не огранирезонанс в российском обществе197. На фоне огромного числа критических (в боль- чивали категорию «народ» какими-то дополнительными признаками и поэтому шинстве своем) оценок в первую очередь отметим характеристику В. И. Ленина, включали в нее и представителей буржуазных классов (утверждая, например, что который прямо связал сборник с политической доктриной партии конституцион- разрешение противоречий между рабочими, крестьянами и капиталистами возных демократов: «Известный сборник “Вехи”, составленный влиятельнейшими можно путем «справедливых соглашений»200), противопоставляя «народ» правик.-д. публицистами, выдержавший в короткое время несколько изданий, встре- тельству, чиновникам, то есть бюрократии. Эту позицию следует интерпретироченный восторгом всей реакционной печати, представляет из себя настоящее зна- вать как традиционную и исходную. С другой стороны, часть кадетов (они как раз мение времени. Как бы ни “исправляли” к.-д. газеты слишком бьющие в нос от- оказались в числе авторов «Вех») начала ориентироваться на личность как субъект дельные места “Вех”, как бы ни отрекались от них отдельные кадеты, совершен- политико-правовых отношений, усматривая в этой категории альтернативу трано бессильные повлиять на политику всей к.-д. партии или задающиеся целью диционному «народническому» подходу. Наконец, с третьей стороны, часть предобмануть массы насчет истинного значения этой политики, – остается несомнен- ставителей партии видели выход из противоречивого определения основного соЛенин В. И. О «Вехах» // В. И. Ленин. Полн. собр. соч. Т. 19. М., 1961. С. 167.

Подробнее см.: Чернов В. К теории классовой борьбы. М., 1906.

Там же. С. 175.

См., напр.: Сборник «Вехи» в контексте русской культуры. М., 2007.

Лосский Н. Чего хочет партия народной свободы (конституционно-демократическая) С. 10.

Подробнее см.: «Вехи»: pro et contra. СПб., 86 циального субъекта политического действия в ориентации на институциональ- Струве предлагал положить в основу политики не идею «внешнего» переусный подход. Таким образом, если подойти к проблеме политической субъектнос- троения общественной жизни, а принцип внутреннего совершенствования челоти с точки зрения внутренней эволюции (дифференциации и самоопределения) века. Такая позиция, в основу которой была бы положена переориентация поликадетизма, то в границах политической доктрины партии окажется очевидным тики с социального уровня на индивидуальный, по существу отказывала интеллинамерение выйти за рамки традиционных представлений о социальном статусе генции в праве претендовать на роль сколько-нибудь значимой и влиятельной основного субъекта политической деятельности и перейти к статусу институцио- политической силы. В поражении политических интенций освободительного двинальному. жения в России (что нашло отражение в поражении революции 1905–1907 годов) Очевидно, общим и для сторонников «Вех» и для их оппонентов было стрем- «веховцы» усматривали торжество своих требований. Старый субъект общественление критически рассмотреть политический статус интеллигенции, чтобы задать но-политической жизни – русская интеллигенции вместе с ее предсказаниями ей правильную функцию в рамках общего пересмотра проблемы политической и пророчествами – был разбит, и в этом поражении «идеалисты» не могли не уссубъектности. В России именно интеллигенция первой из общественных сил осоз- мотреть правоты своих принципов. В таком исходе они обвиняли ненавистное им нала себя субъектом политической воли, и поэтому попытки причислить ее к тому народничество, Чернышевского и Михайловского, старое мировоззрение – позиили другому классу или же к трудовому народу делались и до появления этого тивизм и реализм, которые «обоготворяли» человека, ставили своей «абсолютной сборника. Однако в «Вехах» была предпринята противоположная попытка – от- целью» – увеличение материального благополучия для большинства населения, делить интеллигенцию от политики, заставить пересмотреть ее принципиальные насаждали принудительный внешний «морализмом» вместо внутренней обязажизненные ориентиры в сторону отказа от общественной борьбы с господствую- тельности нравственных норм, а религию «общественного блага» и «служения щей политической системой и нравственного перерождения. Призыв авторов сбор- народу» вместо собственно православной религии.

ника отвернуться от политики в сторону внутренней жизни личности означал, по Схожую позицию излагал в своей статье и Б. Кистяковский, который утверсути дела, возвращение интеллигенции в некое патерналистское и патриархаль- ждал, что интеллигенция, выдвигая различные теории личности, тем не менее ное общество, лишенное способности к самостоятельному существованию в со- отказывалась признавать в ее свободе и неприкосновенности основу прочного временной истории. Если в самом общем виде представить скрытую интенцию правопорядка: «Казалось бы, у русской интеллигенции было достаточно мотивов «веховцев», то она заключалась в том, чтобы вывести интеллигенцию за рамки проявлять интерес именно к личным правам. Искони у нас было признано, что политической субъектности, ориентируя ее миссию исключительно на сферу об- все общественное развитие зависит от того, какое положение занимает личность.

щественной нравственности и личного самосовершенствования. <…> Одна за другой у нас выдвигались формулы: критически мыслящей, сознаВажно подчеркнуть, что в качестве политического субъекта интеллигенция тельной, всесторонне развитой, самосовершенствующейся, этической, религиозинтерпретировалась авторами сборника исключительно как деструктивная сила. В ной и революционной личности. Были и противоположные течения, стремившичастности, согласно П. Б. Струве, интеллигенция «как политическая категория» еся потопить личность в общественных интересах, объявлявшие личность “quantite появлялась в эпоху реформ 1860-х годов, а окончательно обнаруживала себя уже negligeable” и отстаивавшие соборную личность. Наконец, в последнее время только в революции 1905–1907 годов. Историю русской интеллигенции он по суще- ницшеанство, штирнерианство и анархизм выдвинули новые лозунги самодовлеству отождествлял с историей социализма в России, полагая, что «до рецепции со- ющей личности, эгоистической личности и сверхличности. Трудно найти более циализма в России русской интеллигенции не существовало», а «был только обра- разностороннюю и богатую разработку идеала личности, и можно было бы дузованный класс и разные в нем направления»201. Именно на протяжении этого пери- мать, что, по крайней мере, она является исчерпывающей. Но именно тут мы конода «в умах русской интеллигенции установилось» «извращенное и в корне проти- статируем величайший пробел, так как наше общественное сознание никогда не воречивое отношение» к политике. «Сводя политику к внешнему устроению жиз- выдвигало идеала правовой личности. Обе стороны этого идеала – личности, дисни, – писал Струве, – чем она с технической точки зрения на самом деле и являет- циплинированной правом и устойчивым правопорядком, и личности, наделенной ся, – интеллигенция в то же время видела в политике альфу и омегу всего бытия всеми правами и свободно пользующейся ими, чужды сознанию нашей интеллисвоего и народного (я беру тут политику именно в широком смысле внешнего об- генции»203. Вывод Кистяковского также звучал рефреном взглядам Струве: «инщественного устроения жизни). Таким образом, ограниченное средство превраща- теллигенция должна уйти в свой внутренний мир, вникнуть в него для того, чтобы лось во всеобъемлющую цель, – явное, хотя и постоянно в человеческом обиходе освежить и оздоровить его», чтобы «в процессе этой внутренней работы» могло, встречающееся извращение соотношения между средством и целью»202. «наконец, пробудиться» ее истинное правосознание204.

Кистяковский Б. А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание) // Вехи. Интеллигенция в России. С. 115.

Струве П. Б. Интеллигенция и революция // Вехи. Интеллигенция в России. С. 151.

202 Там же. С. 134–135.

Там же. С. 149.

88 Анти-«веховский» сборник «Интеллигенция в России» представлял собой носителем некоего «критического элемента», то есть был изначально сориентиочевидную попытку вывести проблему «интеллигенции» за рамки классово-эко- рован на принципиальную оппозиционность, с другой – его характеризовала «осономических или же чисто идеологических схем. Объединяющим началом здесь бая психология» – такое «специальное интеллигентское самомнение», которое прозвучало требование привести все социальные силы к некоему общему инсти- возникало благодаря привычке «управлять общественным мнением и политичестуциональному, а значит, собственно политическому знаменателю. Во главу угла кой деятельностью», а выливалось в «попытки осчастливить человечество придубыл положен не революционно-деструктивный принцип (борьба с государствен- манными системами», в «болезненные преувеличения индивидуализма», в «борьной властью и политическим режимом), а принцип эволюционно-конструктив- бу за влияние между вождями»206. Однако все эти отрицательные явления должный (государственное строительство). В таком случае наиболее адекватным вы- ны были ослабевать по мере того, как интеллектуальный труд расширял свою пракражением сути представленного здесь кадетизма следует назвать позицию тическую пригодность, и внутри образованного класса развивалось чувство солиП. Н. Милюкова, изложенную в статье «Интеллигенция и историческая тради- дарности.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.