WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 50 |

Именно редукционизм и стал тем важнейшим методологическим принциПоявление «критической историографии», или «критической философии испом, которому довелось сыграть ключевую роль на раннем этапе становления тории», методологические и эпистемологические основания которых покоились на научного политического знания, по самой своей природе ориентировавшегося неокантианстве, свидетельствовало о том, что на смену историзму приходит новая на поиски обобщающих закономерностей и в полной мере использовавшего свеметодологическая парадигма – историцизм. По существу это было возвращение дения из других областей обществознания, и в первую очередь – исторического.

к метафизическому, а значит – антинаучному пониманию истории как деятельности Благодаря редукционизму в рамках научного познания соединились оба начала – «индивидуального духа». Формирование политической доктрины партии консти«историческое» и «социологическое»; эстафета исследования «политического» туционных демократов происходило в момент активной стадии конфликта между от истории перешла к социологии, в границах которой до известного времени представителями историзма и историцизма. В партии кадетов первую позицию предформировалось и функционировало собственно политическое знание. Несмотря ставлял П. Н. Милюков; вторую защищали П. Б. Струве и П. И. Новгородцев.

на заведомые погрешности, которые неизбежно приносят с собой любые унифи«Всякий исторический процесс иррационален и индивидуален, – писал Струцирующие обобщения, этот методологический принцип не только положительно ве в 1907 году. – Поэтому он никогда не может – ни ante factum, ни post factum160 – проявил себя в систематизирующем объяснении прошлого, но и продемонстри“быть исчислен с математической точностью путем учета действующих в нем реровал свою эффективность в упорядочивании настоящего и проектировании буальных сил”161. Понимание индивидуальности и иррациональности историческодущего, а впоследствии сыграл свою позитивную роль и в становлении и оформлении автономной политической науки.

Новгородцев П. Нравственный идеализм в философии права // Проблемы идеализма. М., 2002.

С. 506–507.

до происшедшего… после происшедшего (лат.) Подробнее см.: Вернадский В. И. О научном мировоззрении. М., 1903.

Струве цитирует передовую статью в газете «Товарищ» (1907. 25 июля. № 327).

66 го процесса есть едва ли не самое важное приобретение философской мысли XVIII столетия, и тех, которые возникали перед современной ему историографиXIX века»162. Если сторонники историзма отдавали приоритет институциональ- ей. Главное различие между прошлым и настоящим он видел в конкретизации ным образованиям, то во втором – духовным принципам, так называемой «филосо- требований, стоявших перед историческим знанием. Если историки и истории фии нравственного идеализма»163. Струве, как мы уже отмечали выше, стоял на плат- эпохи Просвещения могли удовлетворяться описанием событий, то современная форме «либерального консерватизма», выступая в защиту «неотъемлемых прав лич- история должна была уже ориентироваться на выявленные соответствующей науности» с вершин абстрактного «национального духа»164. В то же самое время истори- кой законы. В этом смысле можно сказать, что все работы Милюкова, предметом ософскую концепцию Милюкова отличало неуклонное стремление не отбрасывать которых являлся исторический опыт России и человечества, были проникнуты достижения прошлого, не строить некие иллюзорные и эфемерные конструкции, пафосом исканий глубинных исторических закономерностей.

а связывать исторические факты с настоящим состоянием исторического знания. Основу историко-культурной концепции Милюкова составили самые разОчевидно, благодаря лидерской роли в партии П. Н. Милюкова, именно его нообразные и в то же время обширные источники165. Большое влияние на формиметодологические установки одержали теоретическую победу. Поэтому имеются рование его доктрины оказал В. О. Ключевский (у которого Милюков учился достаточные основания для того, чтобы считать эти методологические принципы в Московском университете). Вероятно, именно отсюда у будущего ученого-попрезентабельными для характеристики господствовавшего в партии Народной литика возник интерес к проблеме самобытности России и общности ее истории свободы типа политической рефлексии. Генезис историцистской точки зрения, по и культуры с европейским историческим процессом, поиск единых закономерномнению Милюкова, вел свое начало со второй половины XVIII столетия и впер- стей в контексте рассмотрения различных «местных историй» как источников обвые обосновался в эпохе Просвещения. Абсолютизация «духа» народа, который щего культурного развития человечества. Милюкову были созвучны идеи изучеко всему прочему оказывался еще и неизменным, представленная в работах цело- ния политической и социальной истории в зависимости от социальных, геограго ряда мыслителей (особенно у И. Г. Гердера и Г. В. Ф. Гегеля), не имела ничего фическо-экономических и этнографических условий. Его отношение к С. М. Солообщего с подлинной исторической наукой. Руководствуясь позитивистскими ме- вьеву обусловливалось общей заинтересованностью в развитии юридической (готодологическими требованиями, Милюков призывал полностью отказаться от идеи сударственной) школы в историографии. Милюков признавал большую заслугу всемирной истории, согласно которой «дух» каждого отдельного народа являлся Соловьева в том, что тот отказался от разделения истории России по чисто форвсего лишь некой ступенью в развитии общечеловеческого «мирового духа», от- мальным, внешним признакам. Существенным достижением научной историчесдельным звеном в процессе целостного и, говоря современным языком, запрог- кой мысли Милюков считал идею Соловьева об органическом происхождении гораммированного в своих закономерностях прогрессивного развития. сударственных форм из патриархально-родовых. Вместе с тем он различал и недоЛюбая дискретная схема исторического развития, состоявшая либо из сло- статки в трудах Соловьева, которые, по мысли Милюкова, заключались в недооценжения различных стадий общечеловеческого прогресса («древней», «средней» ке специфических (самобытных) черт отечественного исторического процесса.

и «новой»), либо из других звеньев «цепи», якобы составляющей историю чело- Рассматривая многообразный опыт русской культуры, Милюков примерял вечества, казалась ему ошибочной. Милюков также отрицал гегелевские принци- к ней возможности применения общецивилизационных закономерностей эконопы познания, основанные на переходе от тезиса к антитезису и последующему мического, социального и духовного развития, которые могли бы относиться как завершению в синтезе, считая их оторванными от эмпирического опыта истории, к конкретным явлениям, характеризовавшим русское общество, так и к процессу выступал категорически против интерпретации истории и исторического в таком развития русского исторического самосознания в целом. Он настойчиво отстаиметафизическом и даже теологическом ракурсе. Негативные стороны так называ- вал идею о невозможности отождествления закономерности с простой целесообемой «всемирноисторической» точки зрения он видел в ее связи с управляющей разностью по аналогии с тем, как нельзя было сравнивать явления значительно человечеством идеей божественного промысла, в произвольном выделении ка- более высокого порядка с низшими. Как совершенно надуманную проблему Миких бы то ни было «избранных» групп народов, призванных свыше для осуществ- люков воспринимал противопоставление «закономерного» и «индивидуального» ления общечеловеческого прогресса. в истории: «закономерное» не могло противоречить «индивидуальному», равно Одна из центральных теоретических проблем – проблема природы истори- как справедливым оказывалось и обратное умозаключение. Человечество соверческой закономерности – решалась им с использованием самого широкого исто- шало неоднократные попытки закономерного объяснения истории, задача заклюриографического материала в сравнении задач, которые стояли перед историками чалась в том, чтобы привести «эту основную и неистребимую потребность человеческого духа в научную систему» и далее последовательно ее проводить166.

Струве П. Б. Тактика или идеи Из размышлений о русской революции // П. Б. Струве. Patriotica.

Подробнее см.: Вандалковская М. Г. П. Н. Милюков и А. А. Кизеветтер: история и политика. М., Политика, культура, религия, социализм. С. 41.

1992. С. 135.

См.: Новгородцев П. Нравственный идеализм в философии права // Проблемы идеализма. С. 511.

Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры. В 3 т. Т. 1. С. 42.

См.: Струве П. Б. На разные темы (1893–1901): Сб. статей. СПб., 1902. С. 542.

68 Несмотря на постоянство поисков причин и следствий закономерного хода О стремлении свести воедино многообразные причины и факторы в рамках истории, для самого Милюкова вопрос о возможности окончательного осознания редукционистской методологии свидетельствует принципиальный вывод таких законов исторического развития, тем не менее, оставался открытым. В ко- П. Н. Милюкова о том, что в основании всех национальных историй лежат общие нечном счете закономерность у него отождествлялась с причинностью, а зачас- социологические законы, а бесконечное разнообразие национальных существотую даже подменялась ею. В чисто позитивистском духе он отстаивал положение, ваний обусловлено сходными для них всех элементами социального развития.

согласно которому действующие в истории силы должны были находить объясне- Не случайно, по одной из оценок, «общая формула», определявшая значение Миние в области психологии. В свою очередь, психологическому объяснению надле- люкова-историка, заключалась в том, что он являлся «виднейшим представитежало опираться на все знания о закономерностях в «более простых» областях на- лем социологического <курсив наш. – Л. Б.> направления русской историограуки – физике, химии и физиологии. Из позитивистского мировоззрения происте- фии»169. Социологический взгляд на историю позволил лидеру конституционнокали и его сомнения в существовании каких бы то ни было специфических исто- демократической партии сделать вывод об общности как хода исторического прорических законов. В этом мировоззрении как раз и заключается главная причина, цесса в целом, так и развития его отдельных факторов. Это положение можно почему на всем протяжении своей научной и политической деятельности лидер назвать отправной методологической точкой, в которой не только «историческое» конституционных демократов неизменно оставался в рамках позитивистского и «социологическое» начала непосредственно соединились в одном потоке научредукционизма, заявляя, что «понятия закономерности и эволюции должны быть ного обществознания, но и «историческое» вошло в полное подчинение «социораспространены из области естественных наук в область наук гуманитарных»167. логическому.

По-своему глубоко принципиально, что именно политическую составляю- Такого рода методологический подход получил в истории науки наименоващую – «личную историю вождей народов, их деяния и судьбу, их взаимные отно- ние социологизма. Согласно этому принципу, объяснение любого социального шения, их внутреннюю и внешнюю политику»168 – Милюков считал главным со- (в широком смысле) явления могло быть достигнуто в рамках исключительно надержанием истории, и это обстоятельство представляется весьма значимым для уки социологии, которая сама по себе считалась завершающей стадией всех гумауяснения того, как оформлялось политическое знание в границах другой формы нитарных наук. Поскольку в тот исторический момент политическое знание разобществознания – исторической. Хотя он и называл такую историю – «историей вивалось преимущественно в границах социологического знания, имеет смысл “случившегося”», то есть во многом случайного, тем не менее, он отказывался подробнее остановиться на характеристике этого методологического принципа.

принимать предписываемый ей большинством историков исключительно инди- Социологизм начал господствовать в умах многих образованных людей конца XIX – видуальный характер, настаивая на необходимости закономерного ее объяснения. начала XX столетий под влиянием самой науки социологии, исследующей фунда«Повествовательная история» как «история событий», следуя систематике Конта, ментальные основы взаимодействия личности и общества, которая к этому вредолжна была занять место конкретной науки по отношению к науке абстрактной, мени приобрела законченные, то есть достаточно строгие и точные, эпистемолоисполняя эмпирическую роль по подготовительному подбору разнообразных фак- гические формы. В методологическом плане социологизм защищал принцип объектов. И если такая история все же не могла удовлетворить общественную потреб- тивного научного подхода к социальным явлениям, а также принцип социологиность в научном познании, поскольку не могла прийти к удовлетворительным ческого объяснения социальных фактов, то есть объяснения «социального» социумозаключениям относительно общих законов развития общества, тогда эту мис- альными же причинами, при этом выносил «за скобки» все прочие факторы, в том сию должна была принимать на себя уже не некая «новая» история (как история числе географические, психологические, физиологические и т. д. В теоретичес«духа», например), а социология. ком плане социологизм проявлял себя преимущественно как социологический реВот почему, будучи профессиональным историком, Милюков, тем не менее, ализм, утверждая принцип специфичности и автономности социальной реальносознательно отдавал методологические приоритеты «социологической точке зре- сти, ее примата по отношению к индивидам и противопоставляя свои аргументы ния». Историческое он сводил к социальному, а уже из социального выводил соб- различным индивидуалистическим концепциям, в частности, социологическому ственно политическое. В известном смысле и сама история как научная дисцип- номинализму, в рамках которого любое социальное образование следовало раслина, накопив значительную сумму знаний, в конечном итоге уступила принадле- сматривать как систему действий отдельных людей.

жавшую ей теоретико-обобщающую функцию другой научной дисциплине – со- Расцвет социологизма как методологического принципа совпал с периодом циологии, откуда впоследствии эта функция перешла уже непосредственно к на- активной деятельности П. Н. Милюкова и оказал значительное влияние на форучному политическому знанию, соединившему в себе все достоинства и недо- мирование его научной позиции. В начале XX века для него было очевидно: нестатки эмпиризма и редукционизма. смотря на распространяющееся повсеместно разочарование в науке (поскольку Одинец Д. М. П. Н. Милюков в русской исторической науке // П. Н. Милюков: Сборник материалов Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры. В 3 т. Т. 1. С. 40.

по чествованию его семидесятилетия. С. 68.

Там же. С. 41.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.