WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 50 |

литического поведения, основу которых составляли эмоциональные импульсы. Доказывая и аргументируя положения политической доктрины кадетов, Их подробное изучение позволило бы установить некую классификацию, позво- Милюков часто апеллировал к ведущим представителям социологической и поляющую определять степень и характер их влияния на политические поступки. литической науки своего времени, проявляя при этом широкую эрудицию. Его Эмпирическое искусство политики состояло как раз в том, чтобы политик научился научный подход, как мы уже отмечали выше, был постулирован философским пользоваться подсознательными и иррациональными мотивами. Политике был знанием, и то, что это знание было позитивистским, а не, скажем, религиознонедоступен способ рационального воздействия на массы, поскольку в данном слу- метафизическим, позволило ему избежать соблазнов политического идеализма, чае невозможной оказывалась индивидуальная пропаганда и требовалась пропа- проективизма и утопизма и в построении доктрины, и в практической деятельноганда массовая. сти. Идеалом его творчества была демократическая практика – самая что ни есть Кроме того, необходимо было учитывать всю сложность политических про- политическая повседневность и рутинность. Он вполне отдавал себе отчет в том, блем, недоступных в своих деталях для масс. В результате следования этим реко- что адекватная политическая практика возможна только тогда, когда она опираетмендациям политика становилась «искусством упрощения сложного и символи- ся на требования политической науки, когда действия политиков соизмеряются Милюков П. Н. Интеллигенция и историческая традиция. С. 375.

Там же.

Милюков П. Н. Интеллигенция и историческая традиция. С. 372.

42 с общепризнанными и общепринятыми нормативными положениями. Именно Милюков, наоборот, выступал исключительно в роли политика. И, тем не менее, в теоретическом анализе конкретных политических примеров и заключалось собнесмотря на все сложности своего главного профессионального занятия, он всественное научное и политическое подвижничество лидера кадетов, в рамках когда относился к нему как ученый. Потому-то политику он зачастую воспринимал торого он мог в полной мере демонстрировать свой научный метод. Вместе с тем как предмет исследования, дорожа своим объективизмом и агностицизмом.

Милюков хорошо понимал, что при эмпирическом изучении мира политики ни Можно только присоединиться к мнению, высказанному А. Н. Медушевсв коей мере нельзя было доверять простым аналогиям. Вот почему он признавал ким: «Изучение связи теоретических воззрений Милюкова и его практической необходимым, чтобы научное политическое знание ориентировалось на «долждеятельности в качестве политика позволяет преодолеть распространенное мненое», включало в себя определенную степень «идеализации»: по его мнению, дание об идеологической детерминированности взглядов Милюкова. Справедливо леко не все «придуманное» являлось непрочным.

как раз обратное: именно научная концепция Милюкова, вытекающая из позитиДанное методологическое требование во многом сближает теоретическую повистской философии, определила идеологическую ориентацию ученого и способзицию П. Н. Милюкова и взгляды М. Вебера по поводу так называемых «идеальных ствовала его превращению в лидера конституционных демократов»112. В полной типов». «“Объективность” познания в области социальных наук, – писал Вебер, – мере разделяя эту точку зрения, мы полагаем, что теоретическое наследие лидера характеризуется тем, что эмпирически данное всегда соотносится с ценностными партии кадетов должно подлежать глубокому и всестороннему изучению именно идеями, только и создающими познавательную ценность указанных наук, позволяюс позиций современной политологии – в поисках и определении таких закономерщими понять значимость этого познания, но не способными служить доказательством ностей политической деятельности, которые могли бы выражаться в общих форих значимости, которое не может быть дано эмпирически. Присущая нам всем в той мулах, систематизироваться и интегрироваться как некое целое113.

или иной форме вера в над-эмпирическую значимость последних высочайших ценВ течение всей своей политической карьеры лидер конституционных деностных идей, в которых мы видим смысл нашего бытия, не только не исключает мократов в целом гармонично сочетал оба начала – и политическое, и научное.

бесконечного изменения конкретных точек зрения, придающих значение эмпиричесЕго научная мысль продуктивно осваивала достижения как отечественного, так кой действительности, но включает его в себя»109.

и мирового обществознания, его политическая позиция представляла собой взвеУ Р. Арона есть примечательный сравнительный портрет трех мыслителей, шенный, рационально обоснованный подход к проблемам политической власти, принадлежавших к одному поколению, чей вклад в область развития социологии к которой у него (и это обстоятельство следует подчеркнуть особо) не было никабыл общепризнан как выдающийся и уникальный: Э. Дюркгейма, В. Парето кой личной заинтересованности. Оба эти начала в значительной степени отразии М. Вебера. В оценке французского историка социологической мысли, «все они лись в повседневной деятельности и на практически-политической позиции састремились быть учеными», поскольку «в их время, как и в наше или даже в больмой конституционно-демократической партии, в действиях которой было значишей степени, науки представлялись профессорам моделью точного и эффективтельно меньше спекулятивной демагогии и демонстративного популизма, чем ного мышления, даже единственной моделью корректного мышления»110. Будет у большинства ее «правых» и «левых» политических оппонентов. Другое дело, вполне уместно, если мы присоединим к этим именам и П. Н. Милюкова. Конеччто элементы научного знания практически не востребовались реальной политино, при этом следует указать и на принципиальную разницу между ними. М. Векой того времени, и в этом смысле в требовании кадетов по поводу повсеместнобер, в частности, был преимущественно ученым, важнейшим предметом заинтего применения «научности» к политике содержался известный элемент «утопизресованности которого являлась политика.

ма», как и практически у каждой из политических сил начала XX столетия.

«Макс Вебер, – пишет Р. Арон, – по образованию не философ, не инженер, а юрист и историк. Его университетская подготовка по существу юридическая, и он даже начал административную карьеру. Его эрудиция в области истории исключительна. Он очень тосковал по политике. Вебер никогда не занимался политикой активно. Размышляя о возможности баллотироваться на выборах после поражения Германии в 1918 г., он, в конце концов, уклонился от этого. Однако он сожалел о том, что не стал общественным деятелем. Он принадлежит к семейству социологов, которые оказались неудачниками в политике (либо после завершения своей политической карьеры, как Фукидид, либо в ходе ее, как Макиавелли)»111.

Вебер М. «Объективность» социально-научного и социально-политического познания // М. Вебер.

Избранные произведения. С. 413.

Медушевский А. Н. Неолиберальная концепция конституционных кризисов в России // П. Н. Милюков:

См.: Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993. С. 307–308.

Историк политик, дипломат. С. 102.

Там же. С. 313.

См.: Политология: Проблемы теории. С. 27.

44 Глава 2. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ронникам какого-либо мировоззренческого «ценза», оставляя философствование личным уделом каждого или даже демонстративно провозглашая в качестве credo § 1. Культура и политика индифферентность к гносеологическим вопросам и метафизическим проблемам.

Характерным примером подобного «нигилистического» отношения к фиЛюбая политическая доктрина основывается на том, что ее адептов объеди- лософскому знанию116 может служить определение философии у П. Н. Милюкова – няют некие общие мировоззренческие принципы. Чем прочнее коммуникатив- как некоего «парового котла», «в котором всевозможные иррациональные обрезные связи среди приверженцев той или иной доктрины, тем же философский ки человеческого духа претворяются в однородную и бесцветную массу высшего фундамент, тем обязательнее для следования и исполнения «символы веры» и кон- синтеза, готовую принять в умелых руках какую угодно форму»117. Именно филокретные принципы. И наоборот, чем слабее взаимные обязательства, тем более софский фундамент политических взглядов Милюкова позволяет наглядно расрасплывчато и абстрактно изображаются идеалы, тем шире и неопределеннее кар- смотреть характерную тенденцию этого периода: как собственно философствоватина мира, положенная в основу партийно-политической доктрины. Между тем ние о политике сменялось научным знанием о том же самом предмете.

при анализе основополагающих документов партии Народной свободы, а также Хорошо известно, что лидер конституционных демократов исповедовал высказываний ее идеологов обращает на себя внимание отсутствие единой для позитивистское мировоззрение и был последовательным анти-метафизиком. Еще всех приверженцев конституционного демократизма философской платформы. В. С. Соловьев, характеризуя одну из лекций Милюкова, посвященную «разложеНаглядным примером абстрактности и философской неопределенности по- нию славянофильства» (прочитанную в Москве весной 1893 года), отмечал, что стулатов «кадетизма» может служить брошюра Н. О. Лосского (изданная партией ее автор – «не метафизик и не публицист, а историк исключительно позитивного кадетов и тем самым претендующая на изложение общепринятой в этой полити- направления <курсив наш. – Л. Б.>; следовательно, должен только изучать генезис ческой организации точки зрения): «Партия народной свободы пишет на своем фактов, а не предаваться диалектике идей и соображениям целей»118. Между тем знамени слова: свобода, равенство и братство. Поясним, почему эти слова дороги Милюков не был чужд кантианства и даже «приветствовал попытки Дюринга, партии народной свободы. Всякий человек хочет жить по-человечески. Никто не Маха и Авенариуса возродить неокантианство как позитивное научное направлехочет жить в грязи и нищете; всякий старается своим трудом обеспечить себе ние»119. Однако собственно философских работ у него не было, что на фоне даже и своей семье кусок хлеба и хоть некоторый достаток. Но этого мало: “не о хлебе названных выше трех ведущих политических деятелей не вполне характерно для едином жив будет человек”. Всякому человеку нужно еще и все то, что полезно той эпохи, которая в целом была отмечена значительным подъемом общественно“для души”; он не хочет оставаться во тьме невежества, хочет просветить свой го интереса к философии и философствованию. Важно подчеркнуть другое образум светом истины и добра, хочет иметь досуг и средства, чтобы насладиться стоятельство: политическая активность Милюкова началась в тот исторический красотою Божьего мира»114. Даже если принимать во внимание популярный ха- момент, когда позитивизм во многом уступил свои ведущие позиции, завоеванрактер брошюры и ее адресацию самому массовому читателю, нельзя не отме- ные во второй половине XIX столетия, метафизике, религиозной философии тить столь сознательно сводимую к примитиву аргументацию, принадлежащую и общественному идеализму.

перу выдающегося русского философа – уже не как частный случай самовыраже- Показателен перманентный идеологический конфликт Милюкова ния, но как характерную для данного политического движения тенденцию. с П. Б. Струве – еще одной ключевой фигурой партии кадетов. Оба они олицетвоОсобенно примечательной философская неотчетливость кадетов выглядит на ряли собой своеобразные полюса кадетизма. Если позиция Милюкова характерифоне жестких идеологических установок их политических противников. зовалась стремлением сочетать практически-политические действия с научным К примеру, социал-демократическая рабочая партия (большевики) обязывала сво- подходом к политике, то Струве, представлявший более молодое поколение, олиих сторонников присягать верности диалектическому и историческому материализму цетворял собой идеологический (ценностный) подход. Когда в 1905 году, после марксизма, а всех отклонявшихся от партийного мировоззрения объявляла ревизи- десятилетнего отсутствия, Милюков вернулся в Россию, то столкнулся здесь онистами и ренегатами (с вытекавшими отсюда организационными последствия- с новым поколением, исповедовавшим новые принципы и философские подходы, – ми)115. Более-менее определенную философскую позицию исповедовала и партия социалистов-революционеров, ориентировавшаяся на идеалы народничеСм.: Пустарнаков В. Ф. Социологическая концепция П. Н. Милюкова – антитеза метафизической ства, смешанные, правда, с неокантианскими и марксистскими ингредиентами.

философии истории // П. Н. Милюков: историк, политик, дипломат. С. 22.

В то же самое время партия Народной свободы вообще не предъявляла своим сто- Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры. СПб., 1896–1897. Ч. 1–2. С. 6.

Соловьев В. С. Замечания на лекцию П. Н. Милюкова // В. С. Соловьев. Собр. соч. Т. 6. СПб., [б. г.].

С. 425.

Лосский Н. Чего хочет партия народной свободы (конституционно-демократическая) Пг., 1917. С. 3.

См.: Пустарнаков В. Ф. Социологическая концепция П. Н. Милюкова – антитеза метафизической Подробнее о декларируемом Лениным принципе «партийности» как антитезе «плюрализму» см.:

философии истории. С. 17.

Столович Л. Плюрализм в философии и философия плюрализма. Таллинн, 2005. С. 71–82.

46 так называемыми «идеалистами» – авторами сборника «Проблемы идеализма» рования и приспособления к новым вызовам современности; ориентация на за(М., 1902)120. Его представители (часть из них впоследствии либо вошла в круг имствование и симбиотическое существование различных социальных и политиконституционных демократов, либо стала ориентироваться на эту партию) – ческих форм и др. Если философский «плюрализм» конституционных демокраП. Б. Струве, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, П. И. Новгородцев, С. Л. Франк, сбли- тов проистекал из фундаментального принципа свободы, положенного в основание их политической ориентации, то свобода, в свою очередь, прямо восходила жаясь со «старшими» политически, вместе с тем враждебно относились к «“форк общему для всей партии постулату, который неизменно характеризовал разные мализму” строгих парламентских форм – на чем строго стояло старое поколепо направленности и аргументированности представленные в кадетизме взгляды, – ние», – и «уже готовились вернуться к очень старой формуле: “не учреждения, примату культуры над политикой.

а люди”, “не политика, а мораль”. Со времен Карамзина эта формула скрывала Прежде чем детально охарактеризовать это положение, принципиальное для в себе реакционные построения»121.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.