WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 23 |

После возвращения в места исконного проживания расселение балкарцев не вполне совпадало с их расселением перед депортацией. Не была восстановлена и прежняя структура балкарских районов1. Территориальные требования, связанные с восстановлением балкарских районов в прежних границах, выдвигаются представителями балкарской общественности начиная с 1991 г. – с первого съезда балкарского народа. В этом контексте необходимо рассматривать и ситуацию с межселенными территориями, которая воспринималась как дальнейшее попрание территориальных прав балкарцев. Среди инициаторов обращения в Конституционный суд об отмене межселенных территорий был председатель исполкома Совета старейшин Балкарии, решение Конституционного суда РФ было воспринято оппозиционными балкарскими активистами как победа (Казенин, 2009, с. 93).

В то же время, очевидно, естественным для балкарских движений путем эволюции территориальной структуры после отмены межселенных территорий должно стать их включение в границы прилегающих к ним балкарских поселений. В таком направлении шли и изменения регионального законодательства о статусе и границах муниципальных образований 2006 г., которые коснулись в первую очередь районов компактного проживания балкарского населения, а также принятые в 2008 г. в первом чтении законопроекты. Именно этот момент является источником продолжающегося конфликта.

Даже в том случае, когда кабардинские организации не поддерживают сохранение межселенных территорий, они призывают проводить территориальные преобразования по-другому. Включение крупных земельных массивов в состав относительно малочисленных балкарских сел рассматривается ими как нарушение традиций, в соответствии с которыми эти земли находились в общем пользовании всех населенных пунктов республики независимо от национальной принадлежности. В наиболее радикальных вариантах борьба балкарцев за межселенные территории трактуется как прелюдия к выходу из состава республики.

Более подробно по данному вопросу см. (Казенин, 2009, с. 61–63).

Предлагая собственный вариант решения данной проблемы, эти организации ссылаются на положения Федерального закона № 131-ФЗ, связанные с особенностями территорий, на которых исторически сложились традиционные формы отгонного животноводства, упомянутые также в определении Конституционного суда РФ.

По их мнению, «Федеральному закону соответствовало бы установление парламентом Кабардино-Балкарской Республики правовых норм, регулирующих вопросы традиционных форм отгонного животноводства и последующее определение территорий и границ муниципальных образований с учетом этих норм»1. По примеру Дагестана предлагается принять законодательство об особом статусе земель традиционного отгонного животноводства. При этом территории отгонного животноводства рассматриваются как общественное достояние и предлагается оставить пастбища в собственности муниципальных образований республики независимо от места их расположения. Другими словами, территории отгонного животноводства должны быть включены в состав тех муниципалитетов, которые ими традиционно пользовались. Это означает, что равнинные муниципальные образования должны включать в свою территорию часть горных пастбищ. Очевидно, что подобные преобразования неприемлемы для другой стороны данного конфликта. Практически проблема зашла в тупик.

Заметим, что в Республике Дагестан этот вопрос решается другим способом: не через установление границ, а через форму собственности на землю. Как отмечалось в предыдущей главе, на земли, используемые в целях отгонного животноводства, установлена республиканская собственность, их приватизация запрещена. Но и такое ее решение вызывает достаточно серьезные противоречия и конфликты. Они нашли отражение, в частности, в постановлении дагестанского правительства «О серьезных недостатках в соблюдении земельного законодательства на территории Республики ДагеОбращение форума кабардинских (адыгских) общественных организаций // Газета общественного движения «Хасэ» «Джэ Макъ». № 3. Май 2009 г.

стан»1. В нем отмечаются следующие проблемы использования земель отгонного животноводства:

• нецелевое использование земель для возделывания овощных и бахчевых культур, а также под застройку;

• нарушение сроков содержания поголовья скота на равнине: ежегодно на зимних пастбищах без перегона остается 400–450 тыс.

голов, что истощает землю;

• отсутствие реестра пользователей и арендаторов земель отгонного животноводства, нерешенность вопросов переоформления прав на земельные участки и т.п.

Однако это представляет собой лишь надводную часть айсберга.

Необходимо отметить, что, как и в Кабардино-Балкарии, в Республике Дагестан масштабы отгонного животноводства существенно сократились. В то же время нормы, формально предназначенные для учета особенностей исторически сложившихся форм отгонного животноводства, фактически регулируют процесс переселения горцев на равнину (в официальном документе это названо эзоповым языком «нарушение сроков содержания поголовья скота на равнине», «нецелевое использование земель под застройку»). По имеющейся информации, территории, выделенные под зимнее содержание скота, активно застраиваются новыми населенными пунктами, куда переселяются выходцы из горных сел. При этом они не сливаются с местным населением, но сохраняют тесную связь со своей горной «прародиной».

Подобная ситуация, как и в Кабардино-Балкарии, вызывает усиление межнациональной напряженности, которая, правда, возникла задолго до муниципальной реформы. Так, первой национальной общественнополитической организацией, образованной в Дагестане, было кумыкское народное движение «Тенглик». Анализируя причины высокой организованности кумыков, исследователь Дагестана Э. Кисриев отмечает: «Протесты кумыков оказались особенно массовыми и хорошо организованными по той причине, что земли их традиционного проживания в результате многолетних переселений на равнинные земли жителей горных регионов стали территорией, населенной этнически смешанным соста Постановление правительства Республики Дагестан от 4 августа 2006 г. № (ред. от 31 января 2008 г.).

вом. Даже села на равнине становились этнически смешанными. По мнению активистов «Тенглик», это губительно подействовало на традиционную национальную культуру кумыков и существенно снизило их «политико-административный статус на своих исконных землях» (Кисриев, 2004, с. 55). Соответственно кумыкские активисты выдвинули требование о создании автономии на землях исторического проживания кумыков.

Возвращаясь к ситуации в Кабардино-Балкарии, заметим, что вызывает вопросы сама трактовка сторонами конфликта предмета данного спора. В соответствии с федеральным законодательством, межселенные территории образуются в местах с низкой плотностью населения, где не формируются муниципальные образования поселенческого уровня. Соответственно муниципальное управление на этих территориях, в том числе распоряжение землей, осуществляется органами местного самоуправления муниципальных районов. В условиях неразграниченности государственной собственности на землю распоряжение землями поселений также закреплено за муниципальными районами, принципиальных различий в регулировании данных вопросов на землях поселений и межселенных территориях, в принципе, возникать не должно (хотя такое решение относительно земель поселений само по себе является достаточно конфликтным).

Почему же тогда борьба за отмену межселенных территорий со стороны балкарских организаций была столь острой, а противодействие со стороны кабардинских организаций – столь активным Дело в том, что республиканские власти Кабардино-Балкарии не только создали межселенные территории в регионе, где в соответствии с федеральным законодательством их не должно было существовать. Они также вложили в этот термин совершенно другое содержание. Распоряжение расположенными на межселенных территориях землями было сосредоточено на республиканском уровне. По словам президента республики, «мы оставили их в ведении республики, чтобы развивать, ведь у республики больше возможностей»1.

Соответственно в региональном законодательстве выделяются:

• земли межселенных территорий, находящиеся в распоряжении Кабардино-Балкарской Республики;

Цитируется по (Казенин, 2009, с. 94).

• земли межселенных территорий, переданные муниципалитетам;

• земли межселенных территорий государственных унитарных предприятий;

• земли межселенных территорий государственного земельного запаса;

• земли межселенных территорий федеральных государственных учреждений;

• земли межселенной территории государственного природного национального парка и т.п.

Фактически вопросы распоряжения землей и определения собственности на землю оказались смешанными с вопросом определения границ муниципальных образований, и, как представляется, именно поэтому проблема межселенных территорий приобрела столь болезненную остроту. Собственно, центральными в данном споре являются два вопроса:

1) о том, кто принимает решения о распоряжении земельными ресурсами: о сроках передачи земли в аренду, об уровне арендной платы, а также о том, в какой бюджет поступают соответствующие доходы. Но это – текущий аспект данной проблемы;

2) о стратегических перспективах использования данных земель, неразрывно связанных с перспективами развития близлежащих территорий. С учетом того что в межселенные территории выведены во многом именно те земли республики, которые обладают наибольшим экономическим потенциалом, в первую очередь рекреационным, это становится особенно актуальным. Соответственно межнациональное противостояние во многом складывается на основе столкновения различных экономических групп, имеющих конфликтные интересы в отношении той или иной территории, а также населения, позиции которого могут существенно ущемляться в результате реализации данных интересов. Экономическая подоплека возникающих вокруг межселенных территорий конфликтов достаточно очевидна и для самих их участников. По словам одного из балкарских активистов, «это ни в коем случае не национальный вопрос. Речь идет о серьезном бизнесе, который пытаются сконцентрировать в узком кругу, близком к власти. И кабардинский народ от этой кучки чиновников страдает не меньше»1.

Из интервью А. Зокаева ИА REGNUM в марте 2005 г. Цит. по (Казенин, 2009, с. 84).

В то же время сложившуюся ситуацию нельзя признать благоприятной и для экономического развития республики в целом. В условиях, когда для решения вопросов организации землепользования используются как общепринятые правовые механизмы, такие как разграничение собственности на землю1, так и столь экзотические конструкции, как региональное регулирование землепользования на межселенных территориях, земельные отношения становятся крайне запутанными, непрозрачными и конфликтными. Возникают существенные сложности с определением того, какой орган в том или ином случае решает вопросы организации землепользования на определенной территории. Текущие интересы повышения арендной платы со стороны организаций, осуществляющих организацию землепользования на спорных юридических основаниях, могут превалировать над потребностями экономического развития территории. В отсутствие реально работающих согласительных процедур повышается конфликтный потенциал взаимодействия населения и внешних по отношению к данной территории инвесторов. Все это не может не оказывать негативного влияния на перспективы экономического развития региона.

2.3.2. Конфликт вокруг включения сельских поселений в состав городского округа Нальчик Еще один возникший в ходе муниципальной реформы конфликт связан с включением в состав Нальчикского городского округа четырех населенных пунктов в пригороде Нальчика – Адиюх, Кенже, Хасанья и Белая Речка (см. рис. 2.3).

По имеющейся информации, после сокращения межселенных территорий часть ранее входивших в них земель была оформлена как республиканская собственность. В частности, это касалось земель отгонного животноводства, переданных государственным унитарным предприятиям для обслуживания инфраструктуры горных пастбищ. На практике основной их функцией стала сдача данных земель в аренду, причем повышение арендной платы носило регулярный характер и осложняло сельскохозяйственную деятельность местных жителей. Что касается муниципальных земель, то единственным поселением, которое оформило значительную часть земли в муниципальную собственность, является сельское поселение Эльбрус.

Рис. 2.3.Картографическая схема границ Нальчикского городского округа Предметом конфликта стало лишение данных населенных пунктов статуса самостоятельных муниципальных образований. Законодательство Кабардино-Балкарии о статусе и границах муниципальных образований содержало следующее положение по данному вопросу: «Упразднить муниципальные образования село Адиюх, село Белая Речка, село Кенже, село Хасанья и их органы местного самоуправления по истечении трех месяцев со дня вступления в силу настоящего Закона в соответствии с действующим законодательством» (п. 2. ст. 14 Закона от 27 февраля 2005 г. № 13-РЗ).

Развитие данного конфликта в правовом поле очень напоминало аналогичную ситуацию с межселенными территориями. Включение спорных населенных пунктов в состав Нальчика изначально было осуществлено в Законе Кабардино-Балкарской Республики от 27 февраля 2005 г. № 12-РЗ «Об административно-территориальном устройстве Кабардино-Балкарской Республики». При этом они рассматривались как часть городской территории при описании границ города как административно-территориальной единицы, а не как муниципального образования. В принятый затем Закон от 27 февраля 2005 г. № 13-РЗ «О статусе и границах муниципальных образований Кабардино-Балкарской Республики» было включено то же самое описание границ Нальчика, но уже не как города, а как городского округа. Заметим, что изменение границ и статуса муниципальных образований должно происходить с учетом мнения населения, изменение же границ административно-территориальных единиц является исключительно прерогативой региональной власти, учет мнения населения в этом случае не обязателен. На недопустимость смешения данных подходов обращали внимание и ответственные за проведение муниципальной реформы представители федеральных органов власти, отмечая, что «административно-территориальное устройство субъектов РФ отнесено к собственным полномочиям субъектов РФ, в то время как преобразование муниципальных образований должно производиться с соблюдением процедур, установленных Федеральным законом № 131-ФЗ. В этой связи возникает необходимость дополнительного федерального регулирования вопросов корреляции полномочий органов государственной власти субъектов РФ по административно-территориальному устройству и преобразованию муниципальных образований»1.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.