WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 23 |

Значительная часть территории северокавказских республик занята горами и лишь в ограниченной мере пригодна для хозяйственного использования. В первую очередь там получило развитие отгонное скотоводство. В то же время для данных регионов до сих пор характерна нетипичная для остальной России демографическая ситуация, демографический взрыв в них произошел в 1960–1980-е годы, гораздо позднее, чем в остальной России. В большинстве северокавказских республик вплоть до 2000-х годов, а в Дагестане и Ингушетии – до настоящего времени сохраняется положительный, хотя и снижающийся, естественный прирост населения. Все это приводит к аграрному перенаселению и усиливает малоземелье сельских жителей, особенно в горных районах (Нефедова, 2006, с. 186; Грачева, Нефедова, 2007). Данная ситуация имеет многообразные последствия, среди которых можно отметить активную миграцию северокавказских народностей в соседние равнинные регионы (в первую очередь в Ставропольский и Краснодарский края), а также появляющиеся время от времени призывы ограничить продажу земли в северокавказских республиках некоренным национальностям. Одним из важнейших последствий является сосредоточение территориальных конфликтов в первую очередь вокруг наиболее удобных для проживания и хозяйственной деятельности равнинных земель. К таким землям относится, в частности, Пригородный район Республики Северная Осетия – Алания, ставший центром осетино-ингушского конфликта.

Другими возможными очагами конфликтов являются те немногие территории, которые имеют хорошие экономические перспективы и являются (реально либо потенциально) центрами экономического роста. В первую очередь это горные территории, обладающие большим рекреационным потенциалом. Разграничение данных территорий между муниципальными образованиями в условиях муниципальной реформы вполне могло стать, и на практике стало, источником конфликта властных и бизнес-групп. В наибольшей степени это проявилось в Кабардино-Балкарии, о чем будет сказано ниже. В менее острых формах это нашло отражение в Карачаево-Черкесии, где встал вопрос о территориальной принадлежности курортов Теберды и Домбая городу Карачаевску либо Карачаевскому району.

3. Историческое наследие национально-территориальных переделов. Сложно найти какой-либо другой регион, во всяком случае, в составе Российской Федерации, где политика сначала царской, а затем советской власти приводила бы к столь тяжелым последствиям и возникновению столь сложно разрешимых проблем. Уже в ходе Кавказской войны 1817–1864 гг., когда к России были присоединены Чечня, горный Дагестан и Северо-Западный Кавказ, против кавказских народов проводилась жесткая политика. Вырубались леса, уничтожалась экономическая база горцев, истреблялись целые аулы, включая женщин и детей. Во время Кавказской войны много горцев различных этносов бежали со своих исторических земель и вынужденно переселились в Турцию, а также в другие страны – Сирию, Иорданию и т.д.

В царские времена началась и практика депортаций горских народов, направленная в первую очередь на переселение горцев с равнинных территорий и создание на их месте казачьих поселений. В частности, ингуши были выселены из ряда сел, расположенных на территории нынешнего Пригородного района Северной Осетии, а на их месте появились казачьи станицы и хутора1. Та же практика коснулась и других кавказских народов. Так, после победы в Кавказской войне «благодатные причерноморские земли решено было сделать вполне русскими, и черкесам было предложено на выбор или переселиться на Кубань, или вовсе оставить Кавказ и выселиться в Грузию. Около 30 тысяч согласились на первое, до 400 000 предпочли второе. Из черкесских племен только кабардинцы, самые старые соседи русских, почти окончательно «усмиренные» еще Ермоловым, остались под русским подданством в полном составе; зато шапсуги выселились почти сплошь в Турцию»2.

В Советском Союзе, в дополнение к распространявшейся на все народы борьбе с национально-культурной самобытностью и религиВо время Гражданской войны в начале XX в. большинство ингушей, в отличие от казаков, выступило на стороне большевиков. Это привело к тому, что казачье население из станиц было депортировано, и они были снова заселены ингушами.

Покровский М.Н. цит. по: Далгатов И.Г. Республики Северного Кавказа в федеративном пространстве России. Дисс. докт. геогр. наук. СПБ., 2004. С. 87.

ей (вплоть до физического уничтожения духовенства), народы Кавказа пережили массовую депортацию. С этим были частично связаны и бесконечные административно-территориальные преобразования, затронувшие данный регион и заложившие основу многих современных конфликтов, хотя начались они много раньше.

20 января 1921 г. была образована Горская автономная советская социалистическая республика со столицей в городе Владикавказе (это была территория бывшей Терской области и часть бывшей Кубанской области Российской империи), которая делилась на 6 административных округов – Чеченский, Ингушский, Осетинский, Кабардинский, Балкарский, Карачаевский. Горская АССР просуществовала менее 3 лет (до 7 ноября 1924 г.), но и до окончательной ликвидации в ее составе шли постоянные перемены. В ходе национально-государственного размежевания из Горской АССР в 1921–1922 гг.

были выделены 4 автономных округа (преобразованные затем в автономные области): Кабардинский, Карачаевский, Чеченский, Балкарский.

После упразднения Горской АССР на ее территории были созданы Северо-Осетинская и Ингушская автономные области, Сунженский казачий округ (с правами губернского исполкома), а также город Владикавказ как самостоятельная единица, непосредственно подчиненная ВЦИК РСФСР1. В дальнейшем на территории каждой из автономий шли многочисленные территориальные преобразования: изменения границ, статуса, объединения, разъединения и новые объединения. Более подробная информация по данному вопросу представлена в Приложении 2. Во многих случаях эти изменения были напрямую связаны с насильственной депортацией.

В 1943–1944 гг. ряд северокавказских народов, а также калмыки по обвинению в борьбе против Советской власти и сотрудничестве с немецко-фашистскими захватчиками были насильственно выселены в Казахстан, Среднюю Азию и Сибирь. Значительная часть спецпереселенцев погибла. Так, в период репрессий погибло более трети калмыцкого народа. На освободившиеся земли завозились переселенцы из близлежащих регионов, нередко против их воли.

См.: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BE%D1%80%D1%81%D0% BA%D0%B0%D1%8F_%D0%90%D0%A1%D0%A1%D0%AХронология депортации и возвращения этих народов в места исторического проживания представлена в табл. 2.1. После возвращения не все депортированные смогли заселиться в места своего исконного расселения, что привело к долговременным территориальным и национальным конфликтам. Кроме того, продолжалась политика объединения разных по происхождению и языку народов на одной территории и в рамках одних административно территориальных образований (удачно названных кем-то из исследователей «коммуналками»). Так, в «коммуналках» расселили карачаевцев и балкарцев, которые принадлежат к одной ветви – тюркской, объединив их с черкесами и кабардинцами, принадлежащими к другой ветви – черкесской.

Таблица 2.Хронология депортации и возвращения северокавказских народов и калмыков Число и месяц Год События Октябрь-ноябрь 1943 Депортация карачаевцев Декабрь 1943 Депортация калмыков 27 декабря 1943 Указ о депортации калмыков и образовании Астраханской области 22 декабря 1944 Депортация чеченцев и ингушей 22 марта 1944 Образование Грозненской области Март-апрель 1944 Депортация балкарцев 26 июня 1946 Публикация Указа о депортации чеченцев, ингушей и крымских татар 14 марта 1955 Указ о переходе территории карачаевцев из-под юрисдикции Грузии к РСФСР 24 февраля 1956 Закрытая речь Н. Хрущева о судьбе депортированных народов 9 января 1957 Указы Президиума Верховного Совета СССР о восстановлении национальных автономий балкарцев, чеченцев, ингушей, карачаевцев и калмыков 11 января 1957 Указы Президиума Верховного Совета СССР о передаче части территории Чечни от Грузии к РСФСР 20 июля 1958 Указ о преобразовании Калмыкской автономной области в Калмыкскую АССР Декабрь 1958 Дата окончательного возвращения карачаевцев, балкарцев и калмыков Декабрь 1960 Дата окончательного возвращения чеченцев и ингушей Источник: Далгатов И.Г. Республики Северного Кавказа в федеративном пространстве России. Дисс. докт. геогр. наук. СПб., 2004. С. 93.

Свой вклад в напряженность в данном регионе внесли и не всегда продуманные действия и решения новейшего времени. Так, 26 апреля 1991 г. – на волне переоценки советского исторического наследия – был принят Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов»1. В нем зафиксировано признание за репрессированными народами «права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством».

Тем самым в Законе речь идет не столько о политической, сколько о территориальной реабилитации, которая была определена как возвращение народов согласно их волеизъявлению в места традиционного проживания на территории РСФСР. Однако таким формальным определением территориальной реабилитации положения Закона и ограничились. Конкретные механизмы, позволяющие осуществить процесс изменения нынешних границ между субъектами Федерации, в Законе не проработаны. По имеющейся информации2, в ходе обсуждения законопроекта о реабилитации возникали опасения, что принятие закона в таком виде неизбежно приведет к территориальным спорам и, возможно, к кровопролитию, и этим прогнозам суждено было оправдаться. Ситуация еще более усложнилась в связи с тем, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации, принятой в 1993 г., изменение границ субъектов Федерации стало возможным только с их согласия3.

Возникшая в связи с принятием законодательства о реабилитации репрессированных народов правовая коллизия была рассмотрена Конституционным судом РФ по запросу парламента Республики СеЗакон РСФСР от 26 апреля 1991 г. № 1107-1 (ред. от 1 июля 1993 г.) «О реабилитации репрессированных народов».

Доклад правозащитного центра «Мемориал» об осетино-ингушском конфликте // http://www.memo.ru/hr/hotpoints/ingushi/chapter2.htm, 1994;

«Границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия» (ст. 67.3). При этом предложения некоторых экспертов об учете положений, вытекающих из законодательства о реабилитации репрессированных народов, учтены не были.

верная Осетия – Алания, в котором оспаривалась конституционность ряда положений этого Закона. По мнению осетинского парламента, законоположения о территориальной реабилитации посредством признания и осуществления права репрессированных народов на восстановление территориальной целостности, национальногосударственных образований и национально-территориальных границ на основе их волеизъявления нарушают принципы федеративного устройства, равноправия народов, равенства прав и свобод человека и гражданина и тем самым противоречат Конституции Российской Федерации. В своем определении от 1 декабря 2005 г.

№ 365-О Конституционный суд РФ не поддержал позицию заявителя и констатировал, что положения Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» не могут толковаться как допускающие возможность решения территориальных вопросов, изменения границ между субъектами Российской Федерации в одностороннем порядке. Тем не менее ряд национальных движений на Кавказе придерживается именно подобной трактовки данного вопроса.

4. Религиозный фактор. Вопросы, связанные с религией, играют огромную роль в сложившейся в национальных республиках Северного Кавказа системе институциональных отношений. Как отмечают исследователи, в данном регионе «социальные, политические, этнические противоречия … в большей или меньшей степени имеют религиозный оттенок» (Малашенко, 2001, с. 105). Причем религиозный фактор включает достаточно сложный комплекс взаимоотношений, в том числе взаимоотношения ислама и доисламских верований, отношения между отдельными направлениями внутри ислама, а также отношения ислама и христианства (там же, с. 33). Подобная ситуация связана с тем, что распространение ислама на Северном Кавказе было достаточно сложным, нелинейным процессом.

Внутри данного региона выделяют (например, (Кисриев, 2007, с. 67)) четыре ареала, в которых ислам обладает значимыми особенностями:

1) Дагестан;

2) Чечня и Ингушетия;

3) Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Адыгея;

4) Северная Осетия.

Наиболее глубокие корни ислам имеет в Дагестане, где его распространение началось уже в первой половине VII в., а город Дербент считался одним из крупнейших центров распространения ислама и исламской учености. В Чечне и Ингушетии ислам приобрел массовый и политически значимый характер только в ходе Кавказской войны. При этом сложившиеся на данных территориях формы ислама не только не ослабляли силу традиционной системы социально-политических отношений, но и способствовали укреплению «тейпового» порядка организации жизни. По мнению специалистов, «у чеченцев, как и у некоторых других этносов Северного Кавказа, не была завершена начавшаяся в конце XVIII в. исламизация, и собственно этнические установки доминировали над исламской традицией» (Малашенко, 1998, с. 165). Еще менее глубокие корни ислам имеет у адыгских народов, где «определяющим остался «псапэ», «адыгагъе» – комплекс традиционных этико-правовых принципов, до сих пор имеющих для адыгов определяющее значение» (Кисриев, 2007, с. 69). При этом исламский фактор среди карачаевцев и балкарцев имеет большее значение, чем среди адыгов. И, наконец, в Северной Осетии ислам не является доминирующей религией, большая часть осетин исповедует христианство.

Тем не менее из трех перечисленных выше типов религиозных взаимоотношений наиболее существенную роль на Северном Кавказе на настоящее время играют отношения и конфликты между различными направлениями внутри ислама. Обычно выделяются три направления исламской мысли и практики на Северном Кавказе, а именно официальный ислам (суннизм), суфизм (тарикатизм) и салафийя (см. (Кисриев, 2004, гл. 2; Малашенко, 2001)). При этом первые два направления относят к традиционному исламу, под которым подразумевают в первую очередь «аполитичный и неманифестируемый ислам повседневных обрядов, отправляемых дома или в общинах верующих, объединенных вокруг мечети» (Кисриев, 2004, с. 69).

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.