WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Бурмистров Т.Ю. Сны Петра Великого. М., 2006. С.60. Он же отмечал, что Пушкиным якобы установлена «параллель между Петром I и Николаем I ние на дело Талицкого1. Н.Я.Новомбергский опубликовал следственные дела по поводу высказываний отдельных лиц о Петре2. Подобные дела рассматривались историками в контексте, прежде всего, политической истории самодержавия и истории политических процессов3, а мифологичность образа Петра ими не рассматривалась. Ближе к проблемам мифологизации Петра в массовом русском сознании рассматривали дела о негативных высказываниях в отношении царя К.В.Чистов и А.И.Клибанов, исследовавшие проблемы социальной утопии в России4, поскольку социальная утопия представляла собой оборотную сторону исторической мифологии. «Образ Петра в русском фольклоре весьма противоречив»5, - констатировал Чистов, а «утопические легенды – своеобразный синкретический вид народной публицистики, в котором поэтическое начало сливается с началом политическим, бытовым, мировоззренческим»6. Вместе с тем легенды утопического характера устремлены не только в прошлое и в настоящее, но и в будущее. В этой связи не всегда ясно, почему те или иные негативные высказывания о Петре современников относятся к социальной утопии, а не к мифологии. Клибанов интересно связал миф о Петре с русским православием, отметив в массовом сознании мифы о Петре в связи с Астраханским восстанием 1705-1706 гг. и призывом к «защите веры»7.

Объектом исследования историков искусства стали произведения живописи, скульптуры и монументального искусства, в которых выражался образ Петра I, рассматривались художественные особенности и выразительные средства, использовавшиеся в живописи И.Никитина и М.В.Ломоносова, в произведениях монументальной скульптуры К.Б.Растрелли и Э.М.Фальконе.

Они отмечали реалистические черты в художественном изображении Петра См.: Есипов Г. Раскольничьи дела XVIII столетия, извлеченные из дел Преображенгского приказа и Тайной розыскных дел канцелярии. СПб., 1861.

См.: Новомбергский Н.Я. Слово и дело государевы. М., 2004. Т.2.

См.: Голикова Н.Б. Политические процессы при Петре I. По материалам Преображенского приказа. М., 1957; Анисимов Е.В. Дыба и кнут. Политический сыск и русское общество в XVIII веке. М., 1999.

См.: Чистов К.В. Русские народные социально-утопические легенды XVII-XIX вв. М., 1967; Клибанов А.И.

Народная социальная утопия в России (период феодализма). М., 1977.

Чистов К.В. Указ. соч. С.92.

Там же. С.332.

Клибанов А.И. Указ. соч. С.130.

И.Никитиным и Растрелли наряду с умением художников передать величие своего героя1. При создании Медного Всадника Э.Фальконе в монументе воплощал образ спасителя России2. Такое понимание замысла Фальконе свидетельствовало, что искусствовед Д.Е.Аркин допускал мысль о мифологической трактовке скульптором образа Петра Великого.

Интерес к вопросу о значении мифологизированного образа Петра I для характеристики массового сознания и общественной мысли России XVIII – первой половины XIX вв. в ряде исследований по отечественной истории и истории русской культуры позволяет поставить этот вопрос в качестве самостоятельной комплексной проблемы исследования.

Объект исследования – сознание русского общества XVIII – первой половины XIX вв. и его мифологические основы.

Предмет исследования – мифологизированный образ в нем Петра I, процессы его конструирования и деконструкции, формы проявления и оценочная направленность.

Цель исследования – выявление мифологических начал в основополагающем для русского общественного сознания XVIII – первой половины XIX вв. образе Петра I, процессов их конструирования и деконструкции, признаков принципиальной общности и различий разных мифологизированных образов царя.

Ее достижение предполагает необходимым решение следующих задач:

раскрытие сущности мифологического мышления и его социальнопсихологических и культурно-исторических оснований; представление классификации исторических мифологем и выделение особенностей и значения национальных исторических мифов; выявление процесса конструирования и деконструкции мифологем как способа движения общественной мысли; определение характерных черт и особенностей мифологем о Петре в массовом русском сознании критической и апологетической направленности; раскры См.: Коваленская Н. История русского искусства XVIII века. М.; Л., 1940; Ильин М.А. Искусство // Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй четверти XVIII в. Народы СССР во второй половине XVIII в. М., 1957. С.497- См.: Аркин Д.Е. Образы архитектуры и образы скульптуры. М., 1990.

тие сущности процесса формирования в массовом сознании культа Петра I как одного из направлений государственной политики; выявление направленности мифологизации Петра и форм ее выражения в русской общественной мысли XVIII в.; уяснение значения характеристики Петра I А.С.Пушкиным для демифологизации образа Петра I; выявление предпосылок и характера новой мифологизации Петра I в русской общественной мысли первой половины XIX в.

Хронологические рамки охватывают период XVIII – первой половины XIX вв. Начальная хронологическая грань определяется тем, что мифологизация Петра и формирование его культа в массовом сознании русского общества началась еще при жизни царя, как и создание резко негативного и столь же мифологизированного образа царя-антихриста. Конечная хронологическая грань определяется тем, что в первой половине XIX в. начался процесс демифологизации Петра I в русской общественной мысли, сопровождавшийся тенденцией к сохранению мифологических основ его восприятия в общественном сознании. Таким образом, в избранных хронологических рамках осуществился завершенный цикл существования мифологизированного образа Петра I в русском общественном сознании.

Теоретическая основа исследования определяется представлением о сущности исторического мифа как результата фантастического восприятия и осмысления реальности прошлого, что обусловлено культурноисторическими и социально-психологическими особенностями порождавшего его общества.

Методологическая база представляет собой сочетание принципов классической и современной историографии. Исследование проводится с опорой на принцип понимания «другого» по отношению к историку, причем в качестве «другого» предстает общество и человек изучаемого времени и их культура, в частности, мифологизированное сознание. Такой подход предполагает использование историко-психологического метода, в свете которого миф о Петре I рассматривается как результат психологического состояния общества определенного времени. Поставленная проблема опирается на принцип системности и структурный метод, характерные для классической историографии, и рассматривающие общественное сознание как систему, в структуре которой мифологическое осознание прошлого занимает основополагающее место. Принцип историзма классической историографии предполагает представление о культурно-исторической обусловленности мифологем, распространяющихся в общественном и индивидуальном сознании. Этот принцип предполагает использование историко-генетического метода, позволяющего уяснить генезис мифологизации и демифологизации прошлого.

Историко-сравнительный метод дает возможность сопоставить между собой содержание мифологем о Петре, господствовавших в тот период в русском обществе, со взглядами на этого царя, основанными на стремлении к преодолению его мифологического восприятия. Историко-типологический метод дает возможность представить конкретные мифологемы о Петре в качестве выражения определенного культурно-исторического типа XVIII – первой половины XIX вв. То же самое относится к типу культуры, породившему стремление к демифологизации Петра в первой половине XIX в.

Положения, выносимые на защиту:

Рассматриваемый феномен – миф о Петре I – исследуется как миф общенационального значения, что позволяет выявить движение общественной мысли в ее историческом развитии по пути конструирования, деконструкции и конструирования новых или возрождения старых мифологем.

В массовом сознании русского общества образ Петра I был основан на мифологемах, касающихся как позитивного, так и критического восприятия царя внутри страны, порождающего мифы о царе-антихристе, царе-немце.

Мифологический образ Петра I, выраженный в форме его культа - «кумир на бронзовом коне» - являлся результатом целенаправленной государственной политики, начиная со времени царствования Петра. Апологетическая мифологизация Петра была результатом не только государственной политики, но и определенного направления русской общественной мысли XVIII – первой половины XIX вв. В качестве форм мифологической апологетики Петра выступали публицистика, историография, литература и искусство.

Критическое отношение к Петру I, выраженное в русской публицистике второй половины XVIII – первой половины XIX вв., не было избавлено от мифологем при создании иного, альтернативного апологетическому, образа царя. Критика Петра давалась при этом мыслителями – князем М.М.Щербатовым и Н.М.Карамзиным – с существенными оговорками: они признавали значимость для России его реформ и сверхъестественные потенции его личности, обеспечивающие как исторически позитивное, так и негативное направление в развитии государства и русского общества.

Демифологизация Петра как новое направление русской общественной мысли началась с творчества А.С.Пушкина в условиях культуры романтизма с характерной для нее критикой культуры предшествовавшего времени. Он впервые в русской культуре и общественной мысли дал убедительный образ не только Петра, но и мифа о Петре. В «Медном всаднике» и в «Истории Петра» А.С.Пушкин выразил характерные черты нового для русской культуры и общественной мысли образа Петра I, абсолютного монарха, ставившего свою деятельность на службу государству, при полном отсутствии стремления учитывать интересы отдельного человека. Противоречивый образ пушкинского Петра был значительно ближе к историческим реалиям, чем мифологизированный образ царя прежнего времени. Деконструкция мифологем о Петре I, проведенная А.С.Пушкиным, не привела к демифологизации образа царя в русском массовом сознании и общественной мысли, потому что этот образ в русской культуре к середине XIX в. прочно не утвердился. Под мифологизацию Петра в русской общественной мысли XIX в. М.П.Погодиным и Н.Г.Устряловым было подведено рациональное обоснование, в результате чего произошла рационализация мифа о Петре в русской культуре.

Источниковую базу исследования составляют разнообразные источники, среди которых – письменные, фольклорные и произведения искусства.

Очень разнообразны по форме и содержанию письменные источники, подразделяемые на документальные и повествовательные.

К документальным источникам относятся комплексы следственных дел, относившихся к высказываниям негативного содержания по адресу Петра I лиц, относившихся к разным слоям русского общества. Содержатся эти дела в трех фондах РГАДА. Это - фонды Уголовных дел по государственным преступлениям и событиям особой важности, фонды дела Преображенского приказа и Тайной канцелярии. Высказывания отдельных лиц, выражавших личное и общественное отношение к Петру I, содержатся в доносах на этих лиц и расспросных речах обвиняемых. Степень достоверности того, что произносились именно эти речи в отношении Петра I, устанавливается непросто, поскольку следственные дела выражают в первую очередь не объективную реальность, но тенденции, с которых стремились рассматривать дело его инициатор или сами следственные органы. Сам факт обвинений, возводившихся на отдельных лиц, свидетельствует о том, что власть опасалась распространения их среди населения и преследовала за них. Мифологический характер восприятия Петра в этих негативных высказываниях, где царю приписывались сверхъестественные способности антихриста, очевиден. Некоторые из этих дел были опубликованы Н.Я.Новомбергским в упоминавшимся втором томе сборника документов «Слово и дело государево».

Нарративные источники, в которых отражается мифологическое восприятие Петра I, довольно разнообразны. К ним относятся произведения публицистики и ораторского искусства, художественная литература в форме прозы и поэзии, исторические труды, созданные лицами светскими и духовными, состоявшими и не состоявшими на государственной службе, сторонниками и противниками Петра I. Апологетами выступали государственный деятель П.П.Шафиров, церковные деятели Ф.Прокопович и С.Яворский, историк и мыслитель В.Н.Татищев, новгородский дворянин и сочинительсамоучка П.Н.Крекшин, великий ученый и публицист М.В.Ломоносов, известные поэты А.Д.Кантемир и А.П.Сумароков. Противоречивые черты об раз Петра приобретал в трудах общественного деятеля князя М.М.Щербатова, выдающегося историка Н.М.Карамзина, великого поэта А.С.Пушкина, историков М.П.Погодина и Н.Г.Устрялова. Полностью негативный образ создавали неизвестные писатели-старообрядцы. В литературных произведениях А.С.Пушкина впервые конструируется образ его мифологизации в русской общественной мысли XVIII в.

К фольклорным источникам относятся песни, собранные П.В.Киреевским1, в сборник которого попали лишь апологетические по отношению к Петру I песни. Следует учесть, что при письменной фиксации фольклорный источник получал черты, характерные для культуры не только носителя фольклора, но и публикатора и издателя фольклорных произведений, поэтому записанные и опубликованные памятники несут в себе черты источника как устного, так и письменного.

Мифологизация Петра I находила исключительно яркое выражение в русском искусстве. В таких произведениях, как портрет Петра И.Никитина, мозаичная картина «Полтавская баталия» М.В.Ломоносова, портрет Петра в бронзе, созданный К.Б.Растрелли, и Медный всадник Э.М.Фальконе имеет место сложное сочетание черт реального облика царя и его мифологического восприятия, распространенного в русском обществе и разделявшегося создателями этих произведений. Ими создавались произведения в русле мифологического восприятия Петра с преобладанием тенденции к официозной апологетической мифологизации, поскольку, в отличие от произведений письменной литературы, публицистики и историографии, они были рассчитаны на то, чтобы сделать официальную апологетику достоянием широких слоев населения.

Научная новизна состоит в самой постановке проблемы мифа о Петре I и существовании мифологизированного образа царя в сознании разных слоев населения России как феномена русской культуры XVIII – первой половины Песни, собранные П.В.Киреевским, изданные Обществом любителей российской словесности. М., 1870.

Вып.8.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.