WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |

Предметом спора стал вопрос о правомерности привлечения к ответственности организации, осуществившей ввоз одежды, маркированной «чужими» товарными знаками. Импортер против привлечения к ответственности возражал, ссылаясь на отсутствие в его действиях состава административного правонарушения. По его мнению, отсутствовала объективная сторона, так как импортер не являлся изготовителем ввозимого товара, товарный знак на товар не наносил. Субъективная сторона, т.е. вина, также, по мнению импортера, отсутствовала, так как он «не знал» о факте охраны товарного знака на российской территории. Однако суды всех инстанций, включая ВАС РФ, не согласились с этими доводами, указав, что ввоз товаров, маркированных «чужими» товарными знаками, на территорию Российской Федерации является элементом введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации и представляет собой самостоятельное нарушение прав владельца товарного знака.

Довод импортера об отсутствии его вины в совершении правонарушения также был отклонен судами всех инстанций по следующим основаниям. В силу ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАПом РФ или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Таким образом, суд признал, что ответственность юридического лица за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 14.КоАП РФ, наступает в том числе, если лицо использовало чужой товарный знак, не проверив, предоставляется ли ему правовая охрана в Российской Федерации.

У судов имеются различные мнения по вопросу о том, начиная с какого момента ввоз контрафактного товара нарушает законные интересы правообладателя, а правонарушение, ответственность за которое установлена ст. 14.10 КоАП РФ, считается завершенным.

Примерами, когда правонарушение, выявленное на этапе таможенного оформления, было признано незавершенным, являются Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 февраля 2009 г. по делу № А21-275/2008 и Постановление от 7 августа 2008 г. ФАС Северо-Западного округа (СЗО), ранее принятое по этому же делу. (Дело рассматривалось дважды, так как ФАС СЗО своим Постановлением от 7 августа 2008 г. отправлял его на новое рассмотрение.) Суть спора заключалась в следующем: импортер (ООО «Магапак БЭСТ») ввез на российскую территорию пластиковые пакеты, маркированные товарным знаком «MARTINI» без соответствующего соглашения с российским представителем правообладателя, что и было выявлено на этапе их таможенного оформления. Таможенный орган привлек общество к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ.

Однако общество не согласилось с позицией таможенного органа и обжаловало его решение в суде. Суды первых двух инстанцией вынесли решение в пользу таможенного органа, затем ФАС СЗО отменил эти решения по формальным основаниям (не все элементы состава правонарушения были обсуждены в суде) и отправила дело на новое рассмотрение. Суд первой инстанции снова вынес решение в пользу таможенного органа, а суд апелляционной инстанции его отменил.

Отменяя решение, вынесенное в пользу таможенного органа, суд апелляционной инстанции указал следующее: «В соответствии с подпунктом 8 пункта 1 статьи 11 Таможенного кодекса Российской Федерации (ТК РФ) под ввозом товаров на таможенную территорию Российской Федерации подразумевается фактическое пересечение товарами и (или) транспортными средствами таможенной границы и все последующие предусмотренные настоящим Кодексом действия с товарами и (или) транспортными средствами до их выпуска таможенными органами. При этом территория Российской Федерации составляет единую таможенную территорию Российской Федерации (пункт 1 статьи 2 ТК РФ).

Систематическое толкование приведенных нормативных положений позволяет сделать вывод о том, что ввоз товара как свершившийся факт имеет место тогда, когда с товаром совершены все действия, необходимые для его выпуска (фактическое пересечение таможенной границы, внутренний таможенный транзит, временное хранение, декларирование). Перемещенный через таможенную границу товар не считается находящимся в гражданском обороте, пока не будет выпущен таможенными органами в соответствии с заявленным таможенным режимом.

КоАП РФ не предусматривает административную ответственность за неоконченный проступок. Багратионовской таможней не представлено доказательств свершившегося ввоза товара (подачи грузовой таможенной декларации и выпуска товара) на момент составления протокола об административном правонарушении».

Однако такая позиция нехарактерна для большинства других судов. В частности, ФАС Волго-Вятского округа в своем Постановлении от 20 января 2009 г. по делу № А17-4906/2008 сделал однозначный вывод о правомерности привлечения предпринимателя к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ за ввоз продукции, маркированной «чужим» товарным знаком, с целью продажи, т.е. введения ее в гражданский оборот. И, хотя фактического введения продукции в гражданский оборот не произошло, соответственно реальный ущерб правообладателю также не был причинен, суд счел правонарушение завершенным на этапе декларирования товара и принял решение о привлечении предпринимателя к ответственности.

Этот же подход прослеживается в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 января 2009 г. по делу № А50-17420/2008. Импортер заявил товар, еще не введенный в оборот, к таможенному оформлению и был привлечен к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ, так как. на товаре содержались товарные знаки, принадлежащие третьим лицам. Договор с правообладателем у импортера отсутствовал.

Вынося свое решение, суд указал, что импортер, подавая грузовую таможенную декларацию (ГТД), тем самым использовал свое право на введение ввозимого товара в гражданский оборот на территории РФ. По мнению суда, выпуск товаров представляет собой действие таможенных органов, заключающееся в разрешении заинтересованным лицам пользоваться и (или) распоряжаться товарами в соответствии с таможенным режимом (п. 23 ст. 11 ТК РФ). Таким образом, на момент подачи ГТД, по мнению суда, ввоз уже состоялся, а состав правонарушения, предусмотренный ст. 14.10 КоАП РФ, являлся оконченным. При этом отсутствие фактического выпуска товара в оборот судом во внимание не было принято.

Выводы о том, что правонарушение является оконченным с момента подачи ГТД, содержится и в Постановлении ФАС СевероЗападного округа от 9 октября 2008 г. по делу № А56-47812/2007, от 5 августа 2008 г. по делу № А56-19302/2007, а также в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 декабря 2008 г. по делу № А56-11596/2008. Одновременно с этим суды сделали вывод о том, что до момента подачи ГТД правонарушение не является оконченным.

По нашему мнению, позиция, основанная на том, что правонарушение является завершенным с момента совершения любого действия, направленного на введение контрафактного товара в гражданский оборот на российской территории, является верной. В качестве действия, приводящего к нарушению исключительных прав, следует рассматривать и подачу ГТД, и фактический ввоз товара, и его фактическое введение в оборот с нарушением порядка таможенного оформления.

Применение иного подхода, представленного в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 февраля 2009 г. по делу № А21-275/2008, очень сильно усложняет процесс привлечения импортера к ответственности. Фактически из логики этого решения следует, что для признания правонарушения завершенным таможенный орган сначала должен разрешить выпуск заведомо контрафактного товара в оборот, а лишь затем провести ревизию, оштрафовать импортера и конфисковать товар.

Тем не менее на уровне формально-юридической логики подобное толкование норм ст. 14.10 КоАП РФ является вполне возможным. Дело в том, что ст. 14.10 КоАП РФ не указывает на способ совершения правонарушения, в ней говорится о том, что нарушением является «незаконное использование» товарного знака без уточнения, как именно оно должно осуществляться. Как следствие, и вопрос о моменте признания этого нарушения завершенным деянием остается неурегулированным. Поскольку описать все возможные способы совершения этого правонарушения на уровне поправок в КоАП РФ невозможно, оптимальным вариантом урегулирования вопроса о моменте, когда нарушение прав на товарный знак, совершенное путем импорта контрафактных товаров, признается завершенным, было бы информационное письмо ВАС РФ по этому вопросу.

Часто предметом судебных споров становится также вопрос о том, могут ли таможенные органы привлекать к ответственности продавца контрафактного товара по ст. 14.10 КоАП РФ, если нарушения исключительных прав выявлены в ходе последующей ревизии, т.е. не на этапе таможенного оформления товара. Выше нами уже указывалось, что этот вопрос тесно связан с вопросом о распределении бремени доказывания между таможенным органом и правонарушителем.

Суд может возложить бремя доказывания на таможенный орган, обязав его доказать тот факт, что:

- товары, реализуемые в розницу, были ввезены с нарушением исключительных прав, а не введены в оборот правообладателем или с его разрешения;

- надлежащее таможенное оформление реализуемых товаров не производилось, в связи с чем они должны быть признаны «находящимися под таможенным контролем»1. Собрать такие доказательства довольно сложно.

Если же суд исходит из того, что доказательства легального происхождения товара должны быть представлены продавцом, а их отсутствие свидетельствует о наличии состава правонарушения, привлечь нарушителя к ответственности оказывается значительно проще. Однако этот подход противоречит презумпции невиновности, так как согласно п. 3 ст. 14.10 КоАП РФ лицо, обвиняемое в совершении административного правонарушения, не обязано доказывать свою невиновность.

Примером первого подхода служит Постановление ФАС СевероЗападного округа от 17 апреля 2008 г. по делу № А42-537/2007.

ФАС СЗО отказал в привлечении предпринимателя к административной ответственности за предложение к продаже парфюмерной продукции, маркированной «чужими» товарными знаками. Предприниматель осуществлял реализацию парфюмерной продукции в розницу, не имея лицензионного соглашения с обладателем прав на соответствующие товарные знаки. Таможенные органы провели ревизию и составили протокол об административном правонарушении.

Суд признал составление протокола превышением компетенции таможенного органа и указал, что таможенные органы и суды первых двух инстанций «не установили факт перемещения парфюмерной продукции через таможенную границу Российской Федерации» и не доказали, что товары «находятся под таможенным контролем»2.

Признание товаров находящимися под таможенным контролем позволяет производить в отношении данных товаров таможенную ревизию по нормам ст. 363, 475 и 376 ТК РФ.

По мнению суда, полномочия таможенных органов по защите прав интеллектуальной собственности распространяются только на товары, находящиеся под тамоПри этом судом была использована следующая мотивация: «в силу статьи 375 ТК РФ осмотр помещений и территорий проводится в целях подтверждения наличия товаров и транспортных средств, находящихся под таможенным контролем, в том числе условно выпущенных, на складах временного хранения, таможенных складах, в помещениях магазина беспошлинной торговли, а также у лиц, у которых должны находиться товары в соответствии с условиями таможенных процедур или таможенных режимов, предусмотренных ТК РФ.

Осмотр помещений и территорий проводится при наличии информации об утрате товаров и (или) транспортных средств, их отчуждении либо о распоряжении ими иным способом или об их использовании в нарушение требований и условий, установленных настоящим Кодексом, для проверки такой информации, а также на основе выборочной проверки (пункт 1).

Осмотр помещений и территорий, не указанных в пункте 1 цитируемой статьи, может проводиться таможенными органами в пункте пропуска через Государственную границу Российской Федерации, в зонах таможенного контроля, созданных вдоль таможенной границы, а также у лиц, осуществляющих оптовую или розничную торговлю ввезенными товарами, при наличии информации о нахождении в помещениях или на территориях этих лиц товаров и транспортных средств, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации с нарушением порядка, предусмотренного настоящим Кодексом, для проверки такой информации (пункт 2).

Из приведенных нормативных положений следует, что полномочия таможенных органов по защите прав интеллектуальной собственности ограничены товарами, находящимися под таможенным контролем. Контроль оборота объектов интеллектуальной собственности вне связи с перемещением товаров через таможенную границу к компетенции таможенных органов не относится».

Однако иногда суды придерживаются иной точки зрения и возлагают бремя доказывания на лицо, обвиняемое в импорте контраженным контролем, а в материалах дела отсутствуют доказательства того, что названная продукция находилась под таможенным контролем.

фактной продукции. На обязанность проверяемого лица представить документы, подтверждающие правомерность реализации товаров, маркированных «чужими» товарными знаками, указано в Постановлении ФАС Свердловской области от 18 июля 2008 г. по делу № А60-14187/2008-С9, в Постановлении ФАС Свердловской области от 1 декабря 2008 г. по делу № А60-32759/2008-С8.

Аналогичная позиция содержится и в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 3 апреля 2008 г. по делу № А26-3753/2007.

Суть дела заключалась в следующем: индивидуальный предприниматель торговал спортивными товарами, маркированными товарными знаками известных иностранных компаний, без соответствующего соглашения с правообладателем.

Контрафактные товары были выявлены в ходе ревизии, проведенной таможенным органом. Предприниматель был привлечен к ответственности, однако соответствующее решение таможенного органа было им обжаловано в суде. Суды первых двух инстанций встали на сторону предпринимателя, мотивируя свою позицию тем, что:

- товары формально не находятся под таможенным контролем (выпущены в оборот), а следовательно, акт ревизии составлен таможенным органом с нарушением компетенции;

- введение товаров в оборот на российской территории могло произойти с согласия правообладателя, следовательно, исключительное право на товары, реализуемые предпринимателем, могло быть исчерпано, а таможенные органы не доказали обратного.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.