WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |

Согласно ст. 323 ТК заявляемая декларантом таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной и документально подтвержденной информации. Таможенный орган при осуществлении контроля вправе истребовать у декларанта дополнительную информацию, соглашаться или не соглашаться с избранным им методом определения и расчетом таможенной стоимости товаров. В случаях, когда декларантом не представлены дополнительные документы и сведения либо когда, по мнению таможенного органа, эти сведения недостоверны и (или) недостаточны и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа, таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров.

В случае импорта товаров, в состав которых входят РИД, и при наличии «документально подтвержденных и поддающихся количественному определению сведений» для расчета будущих лицензионных платежей их сумма почти никогда не может быть определена абсолютно точно. Даже если сумма лицензионных платежей не зависит от объема продаж, а привязана к объему импортируемого товара, правообладатель может разделять с лицензиатом риск случайной гибели или порчи товара. Это означает, что при наличии лицензионного договора таможенные органы почти всегда могут оспаривать правомерность применения метода определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами. Между тем применение прочих методов технически сложнее и сопряжено с большими рисками отклонения реальной таможенной стоимости с учетом фактических лицензионных платежей от стоимости, определенной расчетным путем. Например, для корректного определения таможенной стоимости товаров по стоимости сделки с идентичными товарами, проданными на экспорт в Российскую Федерацию в тот же или соответствующий ему период времени, что и оцениваемые товары, декларант должен располагать информацией об условиях конкретных сделок, участником которых он не является. В этих условиях таможенные органы почти всегда имеют возможность навязывать декларанту свой расчет таможенной стоимости.

С другой стороны, если таможенные органы не оспаривали применение декларантом метода «по стоимости сделки с ввозимыми товарами» на основе представленного расчета будущих лицензионных платежей, это не освобождает декларанта от последующих претензий со стороны таможенных органов, если по факту эти платежи оказались больше. Статья 361 ТК наделяет таможенные органы полномочиями осуществлять проверку достоверности заявленных при таможенном оформлении сведений в течение одного года со дня утраты товарами статуса находящихся под таможенным контролем.

Согласно п. 4 ст. 363 ТК в целях осуществления проверки достоверности сведений после выпуска товаров таможенные органы вправе запрашивать и получать коммерческие документы, документы бухгалтерского учета и отчетности и другую информацию, относящуюся к внешнеэкономическим операциям с этими товарами, а в отношении товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, – также и к последующим операциям с данными товарами, у декларанта или иного лица, имеющего отношение к операциям с товарами. Выявленное в результате такого контроля несовпадение фактических и расчетных лицензионных платежей может быть квалифицировано как умышленное занижение таможенных платежей путем представления недостоверных сведений. Таким образом, в тех случаях, когда применение метода определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами при отсутствии на момент ввоза точных сведений о сумме подлежащих уплате лицензионных платежей не запрещается таможенными органами, применение этого метода создает риск привлечения декларанта к ответственности вплоть до уголовной.

Эту проблему может решить включение в Таможенный кодекс права импортера на подачу временной таможенной декларации при отсутствии на момент ввоза точных сведений, необходимых для таможенного оформления, с последующей корректировкой такой декларации и суммы подлежащей уплате таможенной пошлины (как в большую, так и в меньшую сторону) в течение определенного периода после выпуска товаров.

Аналогичный механизм предусмотрен как международными соглашениями (например, Соглашением об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза), так и действующей редакцией Таможенного кодекса применительно к вывозимым товарам.

Так, в соответствии со ст. 138 ТК при вывозе с таможенной территории Российской Федерации российских товаров, в отношении которых не могут быть представлены точные сведения, необходимые для таможенного оформления, допускается их декларирование путем подачи временной таможенной декларации с указанием ориентировочного количества вывозимых в течение определенного периода времени товаров и их условной таможенной стоимости. После убытия товаров с таможенной территории Российской Федерации декларант обязан подать полную таможенную декларацию в срок, устанавливаемый таможенным органом по заявлению декларанта, но не свыше 90 дней со дня, следующего за днем истечения периода времени для вывоза товаров. По результатам подачи полной декларации возможна как доплата суммы вывозных таможенных пошлин (без уплаты пени), так и возврат излишне уплаченных или излишне взысканных сумм пошлин.

Следует сознавать, что механизм предварительного таможенного декларирования допускает возможность злоупотреблений со стороны импортера, который заинтересован в занижении суммы, подлежащей уплате при пересечении границы, ради получения отсрочки в уплате. Эту проблему можно решить введением процентов на недоплаченную или переплаченную сумму, компенсирующих сторонам инфляционные потери, или путем предоставления таможенным органам права оспаривать заявленную в предварительной декларации таможенную стоимость по одному из предусмотренных законодательством методов, заменяющих метод «по стоимости сделки с ввозимым товаром».

Для решения проблемы уклонения от уплаты таможенных пошлин путем заключения лицензионного договора не с продавцом, а с его аффилированным лицом можно использовать законодательную презумпцию, в соответствии с которой при несоблюдении критериев достаточности переработки товара на российской территории права на РИД, входящие в состав этого товара и приобретенные у любых лиц после пересечения товаром таможенной границы (в первую очередь – право на маркировку этого товара определенным товарным знаком), считаются присущими этому товару уже в момент ввоза. Это означает возникновение у импортера обязанности доплатить таможенную пошлину и пени с сумм лицензионных платежей, уплаченных лицу, не являющемуся продавцом, за право маркировки товарным знаком товара, ранее ввезенного в Россию и не подвергнутого достаточной переработке на ее территории.

В соответствии со ст. 31 Таможенного кодекса, если в производстве товаров участвуют две страны и более, страной происхождения товаров считается та, в которой были осуществлены последние операции по переработке или изготовлению товаров, отвечающие критериям достаточной переработки. По общему правилу таким критерием является изменение классификационного кода товаров по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности на уровне любого из первых четырех знаков. По решению Правительства Российской Федерации для определения страны происхождения товаров также используются следующие критерии достаточной переработки:

1) выполнение определенных производственных или технологических операций, достаточных для того, чтобы страной происхождения товаров считалась страна, где эти операции имели место;

2) изменение стоимости товаров, когда стоимость использованных материалов или добавленной стоимости достигает фиксированной доли в цене конечной продукции (правило адвалорной доли).

Например, в Законе «Об особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 10 января 2006 г. № 16-ФЗ минимальное значение доли добавленной стоимости, при которой товар считается произведенным на российской территории, установлено на уровне 30%. Аналогичный критерий можно использовать и в данном случае.

Предлагаемый подход создает препятствия к использованию распространенной схемы уклонения от уплаты таможенных пошлин, при которой транснациональная корпорация организует цепочку взаимосвязанных сделок, по которым сначала на российскую территорию ввозится «безымянный» товар, произведенный дочерними структурами корпорации в третьих странах, а потом эта транснациональная корпорация уступает российскому импортеру право на использование своего общеизвестного товарного знака при расфасовке и продаже товара. Фиктивный характер такой сделки достаточно очевиден, если учесть, что по международному законодательству лицензиар отвечает перед потребителями за соответствие качества товаров, производимых лицензиатом под его товарным знаком, качеству товаров, производимых самим правообладателем. Это значит, что ни одна серьезная фирма не станет рисковать своей репутацией, позволяя размещать свой товарный знак на товарах, произведенных по неизвестной ей технологии и без ее контроля. Таким образом, приведенная выше схема может реализоваться исключительно при наличии взаимозависимости между транснациональной корпорацией и производителем из третьей страны, выступающим непосредственным продавцом по сделке, что и является моральным основанием для использования предлагаемой законодательной презумпции и доначисления таможенной пошлины. Недостатком предлагаемого решения является то, что контроль за действием этой законодательной презумпции может быть только последующим, а значит, – выборочным. Однако этот недостаток в равной мере относится и к действующим нормам, предполагающим включение в состав таможенной стоимости лицензионных платежей, подлежащих уплате в будущем. Обнаружить факт сокрытия или занижения сумм лицензионных платежей при таможенном декларировании можно только в процессе таможенной ревизии после выпуска товаров в свободное обращение.

Предлагаемый подход позволяет защитить интересы бюджета в ситуации, когда импорт исключительных прав сопряжен с импортом товаров, но не распространяется на случаи ввоза собственно исключительных прав, которые впоследствии используются при производстве товаров на российской территории, сколь бы ни велика была доля этих исключительных прав в конечной стоимости товаров. В ситуации, когда «ввозится» право на использование товарного знака, а сам товар производится в России, эта проблема не является столь острой, так как применительно к большинству товаров доля товарного знака не превысит 70% в стоимости готовой продукции. Однако ситуация меняется, если речь идет о «ввозе» авторских прав, например, путем физического перемещения через границу или передачи по каналам электронной связи одного или нескольких экземпляров литературного произведения, программы для ЭВМ и т.д., которые впоследствии тиражируются на материальных носителях. В этом случае продукция будет формально считаться «российской», хотя доля импортных прав может составлять 70% и более в ее стоимости. Возможные подходы к решению этой проблемы рассмотрены в следующем разделе.

Особенности правового регулирования импорта исключительных прав Вопрос об импорте исключительных прав без одновременного импорта материального носителя в настоящее время не регулируется ни таможенным, ни налоговым законодательством. Исключительные права не признаются самостоятельным объектом обложения таможенной пошлиной, хотя фактически выступают таким объектом в ситуации, когда прямо или косвенно входят в стоимость ввозимого товара. Такой подход законодателя представляется недостаточно последовательным и не учитывающим особенности постиндустриальной экономики. Сравним, например, две ситуации: в одном случае импортируются диски с записанным на них фильмом, в другом – права на фильм приобретаются отдельно, а его копирование осуществляется уже на российской территории. В первой ситуации стоимость исключительных прав полностью облагается таможенной пошлиной, во втором – полностью освобождается от налогообложения, хотя в цене продаваемых копий фильма затраты, понесенные на российской территории, – т.е. затраты на приобретение дисков и запись на них фильма – могут быть достаточно символические.

Постоянный рост удельного веса сделок с исключительными правами в современном международном торговом обороте позволяет ставить вопрос о целесообразности признания исключительных прав на РИД, а также прав на использование РИД (полученных на основе неисключительных лицензий) самостоятельным объектом обложения таможенными пошлинами. Возможность признания прав на РИД – по крайней мере, каких-то из них – самостоятельным объектом обложения таможенными пошлинами, в свою очередь, зависит от решения ряда практических вопросов, в том числе таких, как:

• механизмы контроля за движением облагаемых объектов через границу;

• способы определения стоимости исключительных прав, в том числе с точки зрения противодействия ее занижению;

• целесообразность установления льгот для ввоза отдельных видов РИД в целях стимулирования инновационного развития российской экономики.

Контроль за движением облагаемых объектов через границу и уплатой таможенных пошлин с такого объекта, как РИД, сопряжен с определенными техническими сложностями. Поскольку для передачи произведения достаточно ввоза его единичного экземпляра, что традиционными методами таможенного контроля отследить почти невозможно, а при передаче по электронным каналам связи физического пересечения государственной границы вообще не происходит, для выявления фактов ввоза РИД органам государственной власти необходимо осуществлять контроль за сделками налогоплательщика. К примеру, факт импорта исключительных прав на регистрируемые РИД может быть выявлен в результате мониторинга базы данных Роспатента или путем направления в Роспатент соответствующих запросов. Соглашение между ФТС России и Роспатентом, создающее правовые возможности для подобного мониторинга, уже имеется1. Однако в случае если РИД не подлежат обязательной регистрации, выявить факт заключения сделки, предполагающей передачу исключительных прав, можно только в ходе выездной налоговой проверки.

Действующее законодательство не наделяет таможенные органы правом осуществлять контроль за деятельностью хозяйствующих субъектов, за исключением случаев проведения последующих ревизий по узкому кругу вопросов (а именно по вопросу о правильном декларировании ранее ввезенных материальных товаров). В свою очередь, налоговые органы, контролирующие текущую деятельность организаций и индивидуальных предпринимателей, не имеют никаких полномочий в сфере контроля за уплатой таможенных платежей.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.