WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |

Так, на основании Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 мая 2008 г. № 09АП-4659/2008-АК по делу Например, § 109 Закона США об авторском праве 1976 г. (раздел 17 Свода законов США) устанавливает как общее правило, что собственник законно изготовленного в соответствии с этим разделом (т.е. разделом 17) экземпляра произведения или звукозаписи или любое лицо, уполномоченное таким собственником, вправе без разрешения обладателя авторского права продать или иным образом распорядиться этим экземпляром или звукозаписью.

Вопрос об условиях привлечения импортеров к ответственности подробно рассмотрен далее.

№ А40-9281/08-145-128 с импортера был взыскан штраф и конфискован лицензионный товар, ввозимый на российскую территорию.

Импортер (ООО «Генезис) приобрел за границей и попытался ввезти на российскую территорию подержанный автомобиль PORSCHE CAYENNE S 2004 г. выпуска. Однако ввозимый товар был арестован на Центральной акцизной таможне по требованию российского дилера (ООО «Порше Руссланд») компании «Порше АГ» (Германия), являющейся правообладателем.

Принимая решение в пользу таможенного органа, выступавшего истцом, и официального дилера, суд указал, что на территории Российской Федерации «только ООО «Порше Руссланд» имеет право использовать товарные знаки «PORSCHE» и «CAYENNE» при их реализации и их введении в гражданский оборот на территории РФ».

По мнению суда, ввоз товара, обозначенного охраняемым товарным знаком, знаком обслуживания, наименованием места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров «не правообладателем, не по договору с правообладателем или без его согласия, с целью введения его в гражданский оборот на территории РФ», должен рассматриваться как противоправное деяние. Из текста решения суда следует, что наличие состава правонарушения не должно ставиться в зависимость от того, предназначен товар для дальнейшей реализации или для личного использования импортером. Суд прямо указал, что именно «факт ввоза товара, маркированного товарным знаком, без разрешения правообладателя на территорию Российской Федерации» является одним из квалифицирующих признаков, образующих объективную сторону правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 14.Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ).

Противоправность этого деяния, по мнению суда, не зависит и от того, «были ли нарушены права правообладателя при производстве товара за пределами РФ». То есть суд сделал вывод о том, что исключительные права, которые в отношении конкретного товара (например, подержанного автомобиля) уже полностью исчерпаны за рубежом, почему-то могут восстанавливаться при его ввозе на российскую территорию.

Принимая свое решение, суд также указал, что в качестве действий, направленных на введение товаров с незаконно размещенными товарными знаками в гражданский оборот, можно рассматривать:

- подачу таможенной декларации на такие товары с заявлением их к таможенным режимам, предполагающим использование товаров в гражданском обороте на территории РФ;

- действия лиц, направленные на ввоз коммерческой партии товаров без декларирования таможенному органу при следовании через таможенную границу.

Это позволило суду принять решение о конфискации товара, который был заявлен декларантом к таможенному оформлению.

Однако впоследствии данное дело рассматривалось Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ВАС РФ), который своим Постановлением от 3 февраля 2009 г. № 10458/08 не подтвердил правомерность привлечения импортера к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. По мнению ВАС, суды, ранее рассматривавшие дело, не учли, что в соответствии со ст. 14.10 КоАП РФ на юридических лиц может быть наложен административный штраф – от тридцати до сорока тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара. В данном случае автомобиль марки PORSCHE CAYENNE S, являющийся предметом правонарушения и подвергнутый судом конфискации, выпущен правообладателем одноименных товарных знаков и, следовательно, не содержит признаков незаконного воспроизведения товарных знаков, в связи с чем за его ввоз на территорию Российской Федерации общество не может быть привлечено к ответственности, предусмотренной ст. 14.10 КоАП РФ. Однако данное решение в пользу импортера носит единичный характер и не находит подтверждения в практике не только других судов, но и самого ВАС РФ.

В частности, в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. № 122, в котором содержится обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, в аналогичном деле ВАС становится на сторону таможенного органа, привлекшего импортера к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ за ввоз импортной одежды, маркированной товарным знаком, принадлежащим иностранной фирме. Договор с правообладателем у ответчика отсутствовал. В оправдание своих действий импортер привел следующие доводы:

- прямого запрета на использование этого товарного знака правообладатель не высказывал;

- ответчик не являлся производителем маркированного товара и самостоятельно товарный знак на него не наносил. Товар был правомерно приобретен ответчиком за границей (что, по нашему мнению, должно свидетельствовать о полном исчерпании исключительных прав в отношении данного товара);

- ответчик не имел информации о том, что данный товарный знак зарегистрирован иностранным правообладателем на территории Российской Федерации и подлежит охране.

Суды всех инстанций, включая Президиум ВАС РФ, отклонили указанные доводы ответчика и поддержали решение таможенного органа о конфискации товара и привлечении импортера к административной ответственности. По мнению Президиума ВАС РФ, правообладатель и таможенный орган справедливо руководствовались следующими соображениями:

- ввоз на территорию Российской Федерации является элементом введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации и представляет собой самостоятельное нарушение прав владельца товарного знака;

- отсутствие прямого разрешения на ввоз товара со стороны правообладателя равнозначно его запрету, следовательно, товар может быть признан контрафактным и конфискован таможенным органом;

- импортер обязан знать об охраняемых на российской территории исключительных правах. Ссылка на отсутствие у него сведений об охране товарного знака на российской территории не освобождает его от ответственности.

Таким образом, ВАС РФ полностью встал на защиту правообладателей, проигнорировав интересы добросовестных приобретателей импортируемой продукции. Из этого решения ВАС РФ можно сделать вывод о том, что исключительные права, уже исчерпанные1 за рубежом при продаже товара, маркированного товарным знаком, подлежат восстановлению при его импорте на российскую территорию. Даже товар, легально введенный в оборот за рубежом, не может быть ввезен на российскую территорию без письменного согласия правообладателя. Аналогичного мнения вслед за ВАС РФ придерживаются и нижестоящие арбитражные суды. Так, ввоз товаров на территорию РФ с зарегистрированным товарным знаком без прямого разрешения правообладателя был признан его незаконным использованием в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 4 июля 2007 г., 27 июня 2007 г. № Ф03-А59/07-2/2086 по делу № А59-4475/06-С24; в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 13 сентября 2006 г., 6 сентября 2006 г. № Ф03-А37/06-2/по делу № А37-962/06-15; в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 июня 2007 г., 18 июня 2007 г.

№ 09АП-7356/2007-АК по делу № А40-14045/07-106-87; в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 января 2007 г., 26 января 2007 г. № 09АП-18925/06-АК, 09АП-19014/06-АК и других решениях. К сожалению, в своем совместном Постановлении «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 26 марта 2009 г. Пленум Верховного Суда и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не захотели дать оценку сложившейся судебной практике. Следует отметить, что, решая вопрос о реализации импортных товаров после исчерпания исключи О том, что исключительные права на товар за рубежом действительно были исчерпаны, свидетельствует тот факт, что ввозимым товаром являлся именно автомобиль (автомобили – один из немногих видов товаров, имеющих индивидуальный номер и подлежащих регистрации). Автотранспортное средство, находившееся в эксплуатации несколько лет, быть «поддельным» просто не могло.

тельных прав, которое произошло на российской территории, а не за рубежом (до момента их импорта), суды встают на сторону российских компаний, предлагающих к реализации товары, маркированные «чужими» товарными знаками. К примеру, предметом рассмотрения Высшего Арбитражного Суда становились случаи, когда российские компании без разрешения иностранного правообладателя рекламировали свои услуги по ремонту иномарок, а также продавали клиентам детали от импортных автомобилей, законно введенные в оборот.

Поскольку исчерпание исключительных прав в отношении товаров, введенных с разрешения правообладателя в оборот на российской территории, прямо предусмотрено законом, Президиум ВАС РФ в своем Постановлении от 6 апреля 2004 г. № 14685/подтвердил правомерность использования товарного знака в рекламе лицами, специализирующимися на торговой, обслуживающей и иной деятельности в отношении правомерно введенных в гражданский оборот товаров.

По нашему мнению, эту же логику следует распространить в отношении случаев импорта товаров, законно введенных правообладателем в оборот на территории зарубежных стран. Однако такое расширительное толкование требует внесения уточнений в текст ГК РФ.

В частности, целесообразно уточнить формулировки ст. 1487 и ГК РФ, дополнив их указанием, что нарушением исключительного права на товарный знак и нарушением патентных прав не считается также ввоз на таможенную территорию Российской Федерации товара, введенного в гражданский оборот на территории иного государства непосредственно правообладателем или с его согласия.

Рассматриваемое Постановление Президиума ВАС РФ принималось еще в период действия норм «старого» законодательства, однако и «старый» Закон «Об авторском праве и смежных правах» и новая часть 4 ГК РФ подходят к вопросу об исчерпании прав в отношении товара, законно введенного в оборот на российской территории, одинаково. И, поскольку логика регулирования в новых нормах ГК РФ, посвященных порядку использования средств индивидуализации, осталась прежней, это Постановление не утратило своей актуальности и может применяться к вновь возникающим правоотношениям.

В отсутствие подобных норм Гражданского кодекса нижестоящие суды иногда возлагают бремя доказывания правомерности приобретения товара, в отношении которого уже должно было произойти исчерпание исключительных прав, на лицо, привлекаемое к ответственности. Применение такого подхода позволяет признавать незаконной реализацию импортных товаров, ввезенных на российскую территорию без специального разрешения правообладателя, не только на этапе их таможенного оформления, но и на всех последующих этапах.

Подобные решения как минимум два раза за 2008 г. принимались арбитражным судом Свердловской области. В своих решениях от 18 июля 2008 г. по делу № А60-14187/2008-С9 и от 1 декабря 2008 г.

по делу № А60-32759/2008-С81 арбитражный суд Свердловской области указал, что, поскольку индивидуальные предприниматели, привлекаемые к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ, не представили документы, «подтверждающие законность введения приобретенных ими товаров в гражданский оборот, а также подтверждающие законность размещения на товарах товарных знаков либо сходных с ними до степени смешения обозначений», их следует признать виновными.

Принимая такое решение, суд не учел, что бремя доказывания лежит отнюдь не на лице, привлекаемом к ответственности, а на контролирующих органах. В соответствии с п. 3 ст. 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении выяснению подлежит виновность лица в совершении административного правонарушения. При этом на привлекаемое к ответственности лицо не может возлагаться бремя доказывания своей невиновности.

Из материалов дела следует, что товары с обозначениями «Adidas», «Puma», «Nike» приобретены индивидуальным предпринимателем, обвиняемым в нарушении исключительных прав, в г. Екатеринбурге на рынке «Таганский ряд». При этом документы, подтверждающие, что данные товары были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателями товарных знаков либо с их согласия, предпринимателем не представлены. Как следует из письменных объяснений предпринимателя, привлекаемого к ответственности, продавцы товаров таких документов ему не давали, о наличии таких документов у продавцов ему неизвестно.

Другие федеральные суды подошли к вопросу о распределении бремени доказывания более корректно и приняли в 2008–2009 гг.

целый ряд решений в пользу лиц, реализующих товары, в отношении которых исключительные права на российской территории предположительно могли быть исчерпаны. В частности, выводы о недопустимости истребования у обвиняемого доказательств правомерности введения конкретного экземпляра товара в оборот на российской территории содержатся в Постановлении ФАС Поволжского округа от 16 января 2009 г. по делу № А65-15872/2008, Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 9 октября 2008 г. по делу № А05-3693/2008, Постановлении ФАС Уральского округа от 12 августа 2008 г. № Ф09-5016/08-С1 по делу № А71-704/08.

В большинстве перечисленных решений суды указывали на тот факт, что контролирующие органы не провели экспертизу качества приобретенных товаров, по результатам которой могли быть выявлены факты их подделки, не проверили оптовых поставщиков и т.д.

Общие вопросы заключения сделок с интеллектуальной собственностью Особенности порядка заключения сделок с интеллектуальной собственностью обусловлены тем, что отчуждение результатов интеллектуальной деятельности их создателем (или последующим обладателем) не влечет для этих лиц утраты фактической возможности их использования. Например, передача автором другому лицу технической документации на изобретение не лишает автора соответствующих знаний, а значит, не препятствует ему воспроизвести эту документацию снова и передать ее другому лицу. Это приводит к необходимости урегулировать не только вопрос о передаче самих РИД на материальном носителе, но и вопрос о передаче исключительных прав на их использование.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.