WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 ||

Этот подход вполне согласуется с общей логикой привлечения к юридической ответственности, в соответствии с которой обвиняемый не должен доказывать свою невиновность, однако он довольно существенно ограничивает возможности правообладателей по защите своих прав или, правильнее сказать, повышает издержки по их защите. Действующей редакцией ст. 1229 Гражданского кодекса прямо предусмотрено, что отсутствие запрета правообладателя на использование РИД не считается согласием (разрешением). И действительно, ставить знак равенства между отсутствием запрета и раз решением можно лишь при условии, что правообладатель осведомлен о совершаемой сделке. Вместе с тем возлагать на мелкого оптового или розничного покупателя обязанность информировать правообладателя о каждой покупке товара, содержащего РИД, немыслимо. Кроме того, речь идет не о приравнивании отсутствия запрета к разрешению, а лишь о введении оспоримой доказательственной презумпции. Существует также компромиссный вариант, при котором обязанность проверки законности ввода товара в оборот возлагается только на крупных оптовых приобретателей.

Если при совершении сделок внутри страны обеспечить информирование правообладателя технически сложно, то для случаев ввоза товаров, содержащих РИД, на территорию России действующее законодательство уже предусматривает возможность предварительного запроса согласия правообладателей. Речь идет о предусмотренном таможенным законодательством праве иностранных правообладателей, продукция которых внесена в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности, ходатайствовать о приостановлении выпуска товаров, ввозимых без их прямого разрешения. Эта норма позволила бы предотвратить многие последующие споры, если бы не противоречия относительно условий привлечения импортера к ответственности. В настоящее время Таможенный кодекс для привлечения импортера к ответственности за ввоз контрафактных товаров требует обязательного заявления правообладателя о нарушении его прав, а Кодекс об административных правонарушениях, напротив, не ограничивает право таможенных органов на привлечение к ответственности наличием заявления со стороны правообладателя. Для обеспечения единообразного подхода к вопросу о порядке возбуждения данной категории дел предлагается внести в законодательство поправки, исключающие возможность их возбуждения таможенными органами по собственной инициативе в случае, если правообладатель был проинформирован о факте ввоза товара, однако заявления о приостановлении выпуска не подал.

Проблема определения таможенной стоимости товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, может быть частично решена за счет следующих изменений таможенного законодательства:

1. Предусмотреть в законодательстве возможность подачи импортером временной таможенной декларации при отсутствии на момент ввоза точных сведений, необходимых для расчета таможенной стоимости, с последующей корректировкой такой декларации и суммы подлежащей уплате таможенной пошлины (как в большую, так и в меньшую сторону) в течение определенного периода после выпуска товаров. Аналогичный механизм предусмотрен Таможенным кодексом применительно к вывозимым товарам. Это устранит препятствия для применения метода расчета таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами, который является наиболее точным и исключает возможности произвола таможенных органов при расчете таможенной стоимости.

При этом во избежание занижения импортерами «авансовых платежей» можно предусмотреть начисление процентов или предоставить таможенным органам право в случае несогласия с заявленной импортером суммой «авансового платежа», рассчитывать ее по одному из предусмотренных законодательством методов, заменяющих метод по стоимости сделки с ввозимым товаром.

2. Приравнять к лицензионным платежам и соответственно включать в состав таможенной стоимости платежи в пользу иностранного правообладателя по договорам на оказание консалтинговых, маркетинговых и иных подобных услуг, связанных с реализацией ввозимого товара на российском рынке и вытекающих из сущности договора коммерческой концессии. Так, в соответствии со ст. 1031 Гражданского кодекса в обязанности правообладателя по договору коммерческой концессии входит передача пользователю технической, коммерческой документации и иной информации, необходимой пользователю для осуществления прав, предоставленных ему по договору коммерческой концессии, инструктаж пользователя и его работников по вопросам, связанным с осуществлением этих прав, оказание пользователю постоянного технического и консультативного содействия, включая содействие в обучении и повышении квалификации работников, контроль качества товаров (работ, услуг), производимых (выполняемых, оказываемых) пользователем на основании договора коммерческой концессии.

3. Предусмотреть включение в состав таможенной стоимости ввозимых товаров лицензионных платежей за использование применительно к ним товарных знаков, права на которые были приобретены не у продавца и (или) после пересечения таможенной границы России, если соответствующие товары не подверглись достаточной переработке на российской территории. Это позволит решить проблему уклонения от уплаты таможенных пошлин путем организации схем импорта, при котором продавцом выступает аффилированное лицо правообладателя.

Если товары, ввезенные без товарного знака, не подверглись достаточной переработке и продаются под зарегистрированным товарным знаком, можно предложить два альтернативных подхода к их обложению:

а) дополнить подп. 3 п. 1 ст. 19.1 Закона РФ «О таможенном тарифе» указанием, что к лицензионным платежам, относящимся к ввозимым товарам и подлежащим уплате продавцу или третьему лицу в пользу продавца, приравниваются платежи, подлежащие уплате третьему лицу, признаваемому взаимосвязанным с продавцом.

Недостатком данного варианта решения проблемы являются очевидные сложности его администрирования в силу необходимости установления взаимосвязей лиц, не являющихся российскими резидентами;

б) более жестким и простым в администрировании является вариант, предполагающий возможность обложения таможенной пошлиной лицензионных платежей, уплачиваемых покупателем любому лицу за ввезенный товар, не подвергшийся достаточной переработке, без необходимости установления отношений взаимозависимости между продавцом и получателем лицензионных платежей. Основанием для обложения в данном случае может служить то обстоятельство, что при отсутствии переработки товарный знак приобретается не на произведенные в России, а на ввезенные товары. Таким образом, с высокой степенью вероятности можно предположить, что договоренность об использовании данного товарного знака применительно к данным товарам существовала уже на момент их ввоза.

Более мягкой разновидностью этого варианта является предоставление заинтересованным лицам права опровержения презумпции о взаимозависимости правообладателя и продавца, которая является основанием для обложения лицензионных платежей таможенной пошлиной.

Изложенные выше варианты совершенствования методов определения таможенной стоимости товаров, содержащих РИД, основаны на сохранении традиционного подхода к объекту обложения таможенной пошлиной, при котором таким объектом признается исключительно товар. Однако, изыскивая пути сокращения масштабов уклонения от уплаты таможенной пошлины при импорте товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, нельзя игнорировать тот факт, что все больший удельный вес в ВВП развитых стран занимает продукция, в стоимости которой доля объекта интеллектуальной собственности составляет свыше 70% (например, объекты авторского права, включая программы для ЭВМ). Применительно к такой продукции трансграничная торговля экономически бессмысленна, поскольку в этом случае лицензионные платежи подлежат обложению таможенной пошлиной, тогда как заключение лицензионного договора на «производство» продукции в другой стране позволяет исключить обязательства по уплате таможенной пошлины. Слово «производство» в данном случае заключено в кавычки, поскольку доля добавленной стоимости, произведенной на территории этой другой страны, в цене конечной продукции может быть ничтожна. Это ставит вопрос о целесообразности включения объектов интеллектуальной собственности в число объектов обложения таможенной пошлиной не только в тех случаях, когда они входят в состав импортируемого товара, но и когда они импортируются сами по себе.

Чтобы не создавать препятствий инновационному развитию российской экономики, в случае признания прав на РИД самостоятельными объектами обложения таможенной пошлиной необходимо предусмотреть льготы (освободить от таможенных пошлин по аналогии с освобождением от НДС) на ввоз ряда «технических» РИД, а именно прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем. В отношении ноу-хау от установления льгот (в том числе и по НДС) предлагается отказаться, поскольку степень новизны и промышленной применимости ноу-хау не подлежит проверке патентным ведомством. Поэтому предоставление льгот для ноу-хау позволило бы «маскировать» уступку товарного знака (которая в соответствии с предлагаемым подходом подлежит обложению) под уступку ноу-хау.

Аргументом против признания РИД самостоятельным объектом обложения таможенной пошлиной является отсутствие соответствующих прецедентов в практике развитых стран, в первую очередь из-за сложностей администрирования. Уклонение от обложения здесь действительно возможно, например, путем маскировки платежей за использование РИД под договоры оказания фиктивных услуг, однако эта проблема не является специфической для данной сферы и может решаться общими для налогового права методами борьбы с уходом от налогообложения.

Институтом экономики переходного периода с 1996 года издается серия "Научные труды". К настоящему времени в этой серии вышло в свет более 100 работ.

Последние опубликованные работы Последние опубликованные работы в серии "Научные труды" в серии "Научные труды" № 130Р Коллектив авторов. Моделирование временной структуры процентных ставок по российским государственным облигациям в 2000–2008 гг. 2009.

№ 129Р Казакова М., Синельников-Мурылев С., Кадочников П. Анализ структурной и конъюнктурной составляющих налоговой нагрузки в российской экономике. 2009.

№ 128Р Коллектив авторов. Анализ возможности возникновения «пузыря» на российском рынке недвижимости. 2009.

№ 127Р Коллектив авторов. Анализ правил денежно-кредитной политики Банка России в 1999–2007 гг. 2009.

№ 126Р Коллектив авторов. Анализ институциональной динамики в странах с переходной экономикой. 2009.

№ 125Р С. Шишкин, Л. Попович. Анализ перспектив развития частного финансирования здравоохранения. 2009.

№ 124Р И. Дежина, В. Киселева. Тенденции развития научных школ в современной России. 2009.

№ 123Р Г. Идрисов, Л. Фрейнкман. Гистерезис в динамике структуры банковских вкладов: исследование для стран СНГ. 2009.

№ 122Р Трунин П., Каменских М., Муфтяхетдинова М. Исламская финансовая система: современное состояние и перспективы развития. 2009.

Для з аме ток Для з аме ток Золотарева Анна Борисовна Киреева Анастасия Викторовна Шаталов Станислав Сергеевич Правовое регулирование международных сделок с интеллектуальной собственностью Редактор: Н. Главацкая Корректор: Н. Андрианова Компьютерный дизайн: В. Юдичев Подписано в печать 27.01.Тираж 300 экз.

125993, Москва, Газетный пер., Тел. (495) 629–Fax (495) 697–www.iet.ru E-mail: info@iet.ru

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.