WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 |

Благосостояние служителей культа полностью зависело от нее (византийская церковь не имела вассалов.) Некоторые примеры из истории Византийской империи позволяют составить представление о том, чем в действительности была эта "симфония царства и священства". Если император хотел низложить патриарха, то его ничто не могло остановить. Сначала по его приказу в ход пускались сообщения о тайных пороках владыки. Например, философу М. Пселлу было поручено написать порочащий патриарха Кируллярия памфлет. Практиковались и такие меры, как изоляция патриарха от народа. Если патриарх продолжал оставаться непослушным, то прибегали к прямой расправе, иногда казни. Патриарх Константин II был низложен в 766 году и казнен, патриарха Евфимия избивали при низложении в 912 году до тех пор, пока он не потерял сознание, его коллега и соперник Николай Мистик, свергнутый пятью годами раньше, был лишен в ссылке теплой одежды, спал в мороз на соломе, не имел права читать книги. В конце XII века император Исаак Ангел низложил и заточил одного за другим четырех патриархов (!!!). Аналогичным образом распоряжался патриаршею кафедрой в XIII веке и император Михаил VIII Палеолог.

Неудивительно, что византийские императоры ценили в своих патриархах необразованность выше их добродетелей.

Таким образом, можно констатировать, что византийские императоры обладали всей полнотой как светской, так и духовной власти (патриархи рассматривались ими как заместители по духовным делам). Император как актуализация (воплощение) Иисуса Христа обладал наивысшей сакральностью и в этом качестве занимал первенствующее место в иерархии посредников между миром сакрального и миром профанного (т. е. в иерархии священничества). Интересно, что этот факт был признан и юбилейным архиерейским собором Русской православной церкви 16– 18 августа 2000 года. В принятом им официальном документе "Основы социальной концепции Русской православной церкви", в частности, говорится о том, что христианские императоры Византии были прямыми преемниками языческих Римских принцепсов, которые среди многих своих титулов имели и такой:

pontifex maximus – верховный первосвященник.

Политическая история Запада и Востока сложилась по- разному.

… в эпоху Ивана Грозного окончательно оформилась религиозная доктрина власти, согласно которой московский великий князь был признан не просто "могуществом, силой Бога на земле", а его реальным воплощением – Спасителем, Мессией всего народа Божьего.

Этот статус уже полностью освобождал великого князя от какой-либо ответственности перед народом: "А жаловати есмя своих холопей вольны, а и казнити вольны".

В официальном письме Ивана Грозного князю Курбскому царь недвусмысленно присваивает себе функции владыки человеческих душ и Спасителя. Неудивительно, что московские великие князья, ощущавшие себя хозяевами человеческих душ, при вступлении на престол не считали необходимым давать религиозные ограничительные клятвы, подобно французским или английским королям.

В царствование Ивана Грозного происходит юридическое закрепление статуса великого князя Московского как царя. Характерно, что этот статус был закреплен не в светском кодексе, а в церковном памятнике "Стоглаве". В структурно-логическом построении преамбулы кодекса вавилонского царя Хаммурапи и "Стоглава" есть общее.

В кодексе Хаммурапи "непорочный и полновластный царь, которого бог Мардук призвал управлять народом и доставлять стране благополучие, даровал право и законы". В "Стоглаве" – "державный самодержец, прекроткий царь Иван, многим разумом и мудростью венчанный по непосредственному наущению Христа”. Любопытно сохранившееся в древнерусской литературе византийское предание о происхождении царских регалий. Смысл этого сказания заключается в том, что некогда было славное царство Вавилонское, но оно погибло из-за своего нечестия. Богом данные царские регалии, украшавшие некогда славного царя Навуходоносора, были скрыты и хранились втайне тремя святыми отроками. И вот по божьему определению, в виде божьей грамоты они были переданы православным греческим царям. Легко предположить, что православный царь воспринимался как достойный наследник своих вавилонских предшественников.

16 января 1547 года состоялось венчание на царство Ивана IV.

Формально принятый титул "боговенчанного царя" уже окончательно юридически закрепил за ним прерогативы верховного попечения об интересах Церкви, какие принадлежали византийским императорам и какие уже в весьма значительной степени были приобретены самими московскими князьями путем историческим. Уже на Стоглавом церковном Соборе 1551 года царь выступил в руководящей роли, свойственной византийским василевсам. В 1562 году патриарх Константинопольский Иосаф III прислал "соборную грамоту", подтвердившую право Ивана Грозного "быти и зватися царем законно и благочестиво", и объявил московского государя "царем и государем православных христиан всей вселенной от Востока до Запада и до океана".

В 1589 году было учреждено Патриаршество, и Церковь обрела патриарха, которым стал митрополит Московский Иов. Характерно, что инициатива учреждения патриаршества исходила от светской власти. Сама процедура избрания была организована в византийском духе. В Успенском соборе Кремля русские и греческие епископы совершили обряд "тайного совещания" об избрании 3 кандидатов на патриаршество (эти кандидаты были заранее указаны им царем Федором Иоанновичем и его шурином, Борисом Годуновым). Затем Собор отправился в царский дворец, где царь в своем выборе остановился на Иове, что и явилось актом окончательного избрания. Само место наречения в патриархи – царский дворец – свидетельствовало о первенстве светской власти в делах церковно-канонических. Далее, вновь в Успенском соборе, состоялось поставление новоизбранного (точнее назначенного верховной властью) патриарха. Царь выступил в роли "ставящего" патриарха и произнес инвеститурную речь. При этом Федор Иоаннович вручил Иову, согласно ритуалу, подлинный посох митрополита Петра. Эта процедура наглядно показывает, что патриарх получал церковную власть от царя.

Учреждение патриаршества было закреплено в "Уложенной грамоте", имевшей вид соборного документа.

В XVII веке в России окончательно установится режим цезаропапизма. К этому времени экономический базис был приведен в соответствие с религиозно-политической надстройкой: российский самодержец стал монополистом в торговле и промышленности, собственником большей части земли (дворяне не являлись владельцами поместий, которые были отданы им царем лишь в управление на условиях обязательного несения царской службы). Абсолютная политическая власть российских самодержцев была адекватна их экономическому могуществу.

Как апофеоз цезаропапизма прозвучали на Большом Московском соборе 1666 года упомянутые слова Паисия Лигарида о том, что царь именуется Богом и имеет право на богоименование.

Особенно наглядно власть царя как "наместника Бога" на земле проявлялась в том факте, что людей, умерших в государевой опале, хоронили вне кладбищ, как почивших нехристианской смертью. Утверждалось, что страшным, непрощаемым видом греха является преступление против царя; оно приравнивалось к преступлению против Бога. Тем самым политическое повиновение царю было полностью тождественно религиозному послушанию Богу. Царь-богочеловек присваивал себе функции судьи от имени Небес и обладал властью, сопоставимой с властью Бога...

Петр Великий в своей реформаторской деятельности не мог уже опираться на прежнюю, православную мифологию власти. Он ввел в русскую политическую мысль идею государства как института, стоящего над монархом, что явилось началом крушения наместнической формы власти.

Свою деятельность Петр рассматривал не только как службу Царю Небесному, но и как службу Российскому государству.

В самой постановке вопроса о приоритете чисто земной инстанции – государства над монархом заключена оппозиция христианскому пониманию иерархии власти: "Царь – наместник Христа". Отделение понятия государства от должности самодержца являлось во всех странах первым шагом на пути заката абсолютных монархий, основанных на божественном праве. Какое значение придавал Петр идее государства, видно, например, из того факта, что он пожертвовал одним из фундаментальных принципов неограниченных монархий – старшинством в наследовании престола. Как государственник он не мог допустить, чтобы недостойный сын или другое лицо, не обладавшее способностями к государственной деятельности, управляло Россией только в силу своего старшинства. Петр I ввел в российскую политическую мысль новую оценку личности самодержца, который должен был своими деловыми качествами соответствовать роли повелителя великой страны.

Показательно, что даже императорские регалии не были юридически собственностью царей. При организации Камер-коллегии в 1719 году Петр I впервые включил в ее регламент параграф "О подлежащих государству вещах". Все императорские регалии (на тот момент царские) были признаны собственностью государства и выдавались царствующим особам "для временного употребления".

С петровской эпохи в России начался процесс десакрализации должности царя как наместника Христа. Естественно, православная мифология власти (как и сама Православная церковь) не могли служить идеологической опорой реформаторской политике Петра. Среди противников реформ черному и белому духовенству принадлежала одна из ведущих ролей. В делах Преображенского приказа процессы духовных лиц составляли около 20 %. Они обвинялись в поношении царя, его мероприятий, в разбрасывании подложных писем, распространении порочащих царя слухов и т. п. Петр же, памятуя о папских притязаниях патриарха Никона и о финансовом могуществе Церкви, стремился к ее нейтрализации.

Начал же император с моральной дискредитации церковной иерархии. Запретив иерархам в 1700 году после смерти патриарха Адриана провести очередной Собор по избранию нового патриарха, он одновременно организовал альтернативную акцию – "всешутейший, всепьянейший и сумасброднейший собор", состоявший из ближних к царю лиц и пародировавший церковную иерархию. Тем самым была начата государственная кампания по искоренению клерикализма.

Антиклерикальная кампания идейно подготовила административную ликвидацию старой церковной иерархии во главе с патриархом. С 1700 года после смерти патриарха Адриана на его месте находился только местоблюститель и администратор патриаршего престола Стефан Яворский (кстати, тоже замешанный в деле царевича Алексея).

С 1720 года с целью ликвидации патриаршества велось обсуждение "Духовного регламента" и шел сбор подписей правящих архиереев и иных духовных лиц, которые должны были его подписать наравне с сенаторами. Удалось собрать 87 подписей, в том числе всех правящих иерархов, кроме сибирского владыки.

25 января 1721 года "Духовный регламент" получил силу закона. Патриаршество было ликвидировано, и учреждался высший коллегиальный орган – Духовная коллегия, позже – Святейший правительствующий синод. Для обеспечения надзора со стороны государства за деятельностью Синода вводилась должность обер-прокурора Синода.

Высшая власть над Синодом принадлежала самодержцу – его председателю и "крайнему судии".

Активное участие в разработке церковной реформы Петра принимал архиепископ Псковский Феофан Прокопович. Это один из примеров личного влияния духовного лица на государственные дела, основанного на близости взглядов Петра и Феофана.

Именно Феофан предпринимает попытку теоретически обосновать новую триаду "Бог – государство – самодержец". По существу, это – эклектика из Священного писания и теории "Общественного договора", ставившая целью легитимизацию власти самодержца не только посредством божественного, но и естественного права. Меняет он и обоснование цели государственной власти: с достижения царства небесного и вечного спасения на то, что всякая власть всенародную пользу имеет.

Ясно очерчена и другая мысль о тождественности воли народной воле Божьей. Фактически тем самым признается, что Государь может действовать по принципу "только бы народу не вредно и воле Божией не противно», т. е. самостоятельно, как вождь, но в рамках суверенитета нации. Таким образом, при Петре источники власти и мотивация ее деятельности вновь "вернулись на землю".

Никто из духовных лиц Православной церкви впоследствии не делал таких радикальных выводов, которые по своей сути шли вразрез с догмами христианства. Появился новый авторитет – "воля народа".

Феофан Прокопович был идеологом реформированной религии, близкой к протестантизму. Его понимание христианства, будучи антиподом римско-византийскому пониманию христианства, возвращало власть на землю.

Вне сомнения, Феофан Прокопович не пытался подорвать самодержавную власть Петра. Он искал новые аргументы в ее защиту и не мог уже найти их только в догматах божественного права. Постановка вопроса о пользе народу и следовании воле народа влекла за собой сразу ряд вопросов: как выражается воля народа, кто судит, что монарх действует в пользу народа; что делать в ситуации, когда монарх действует не в пользу народа Ответов на такие вопросы Феофан Прокопович не давал. А конечные выводы о том, что "не может народ судити дела государя своего", не соответствовали его же понятиям о воле народа. Пытаясь обосновать самодержавие земным аргументом "воля народа", Феофан, по существу, подрывал монархию, основанную на божественном праве. Ведь самодержавная власть может иметь только один источник легитимизации – Небо. Самодержавная власть, нуждающаяся в земной легитимизации, перестает, по определению, быть таковой.

Сейчас довольно распространено мнение, будто церковная реформа Петра привела к деформации отношений между Церковью и самодержцем, ущемлению ее суверенных прав. Но ведь результатом реформы явилось именно признание де-юре внешней формы традиционной для христианства властной модели, в соответствии с которой Римский кесарь выступал одновременно и как монарх, и как первосвященник (вселенский Халкидонский собор 451 года провозгласил многолетие "царю-первосвященнику, учителю веры"). Как в Восточно-Римской империи, так и на Руси патриархи играли роль заместителей царей по духовным делам. Любые попытки церковных иерархов взять под свой контроль исполнение подлинно первосвященнических функций пресекались царями, и потому реформа Петра лишь юридически закрепила то состояние, в котором де-факто пребывала допетровская Русь. Однако внутренние формы старой теократической модели были наполнены новым, секулярным по духу содержанием. Петр практически скопировал европейскую модель власти абсолютного монарха, в основу которой были положены идеи естественного права.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.