WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 19 |

Как полагает Л. В. Семеникова, петровская модернизация реализовывала азиатский вариант, в силу того что внедрение организационно-технологических элементов фабрично-заводского производства, рыночных отношений осуществлялось без изменения общественной системы. Более того, модернизация в условиях цивилизационно неоднородного общества представляла значительную трудность.

Петровская модернизация в очередной раз продемонстрировала развитие России как мобилизационного общества. Сущность данного типа развития состоит в сознательном вмешательстве людей в общественные процессы. Этот тип является либо средством выхода из застойного состояния, либо инструментом ускорения эволюционных процессов (процессов, происходящих за счет вызревания внутренних факторов и условий социально-экономической динамики).

Необходимость преобразований в России к концу XVII в. определилась со всей очевидностью. Этого требовали обстоятельства внешнеполитического характера: отсталость страны представляла угрозу для ее безопасности. Становление европейского индустриального общества было неразделимо связано с формированием колониальной системы. Россию стали воспринимать как возможную колонию Швеции! В военно-политическом плане отсутствие регулярной армии и флота, многочисленное (более 200 тыс. чел.), но небоеспособное дворянское ополчение не отвечали современным требованиям ведения боевых действий.

Развитие экономики сдерживалось крепостным характером труда, технической отсталостью и рутинным способом ведения сельского хозяйства. Государственно-политический строй отличался корпоративностью и исключал социальную мобильность в обществе. И, безусловно, при общем низком уровне грамотности невозможно говорить об инновационном развитии.

Структура реформ определилась еще в XVII в., и что касается политической ее части, то ее программа оказалась не востребованной Петром I.

Несомненно, стимулом для реформ, как считал В. О. Ключевский, стала война. Желание и стремление укрепить международный статус России заставляли Петра искать союзников в борьбе против Турции и Швеции.

Поводом для вмешательства в экономическую сферу стало неудачное начало Северной войны (1700–1721). Для изыскания средств на строительство промышленных предприятий, обеспечения потребностей армии и флота был значительно урезан внутренний рынок и ограничено занятие внешней торговлей как частным лицам, так и компаниям. Частное предпринимательство оказалось под контролем государства, как и сам процесс производства и распределения продукта. Если в европейских странах трансформация феодализма в раннекапиталистическое общество проходила на основе развития и упрочения свободно-рыночных отношений, расширения гарантий собственникам и сокращения сферы внеэкономического принуждения, то в России применялись этатистские принципы развития производства.

Безусловно, следует отметить мощный рывок в развитии экономики и вопреки, и благодаря вмешательству государства. Было создано более 200 предприятий в области металлургии (Урал), выплавка чугуна возросла в 5 раз. Развивались сереброплавильная (Нерчинск) и судостроительная промышленность, текстильные, канатные и пороховые мануфактуры. Появились бумажные, цементные и сахарные заводы, шпалерная фабрика по производству обоев. Из страны, ввозящей металл, Россия превратилась в страну, его вывозящую.

Активное вмешательство государства в экономическую сферу деформировало социальные отношения. Право покупать заводами крепостных крестьян (1721) и указ о паспортизации (1723) всего населения в зародыше покончили с рынком свободной рабочей силы. У российских предпринимателей не могло возникнуть осознание собственных политических интересов и места в обществе из-за включенности в государственно-крепостническую систему. Российское третье сословие просто не могло сформироваться в силу необъяснимого желания выбиться в «благородное» дворянское сословие (предпринимательские династии Строгановых и Демидовых).

Стремясь к созданию сильного дворянского государства, Петр добивался от дворян признания «государевой службы» своим почетным правом. С этой целью вводилась учебная повинность, отменялся принцип родовитости при занятия должностей. Знаменитая Табель о рангах (1722) была призвана выработать стимулы для служебного роста, заинтересовать «худородных» служилых людей продвигаться по службе.

Важным направлением преобразовательной деятельности Петра стало реформирование органов власти, управления и армии. «Англинская вольность здесь не у места, как к стене горох. Надлежит знать народ как оным управлять». Так идеи европейского парламентаризма и сословного самоуправления были отвергнуты царем как неприемлемые для России.

Перестройка центральных и местных органов власти и управления имела целью формирование дворянско-чиновничьего централизованного аппарата абсолютизма – системы власти, возникающей при переходе от государства с сакрализованной системой власти и неразделенностью гражданской и духовной сфер жизни к светскому государству.

Признаками абсолютизма являлись высокая степень централизации власти, сосредоточение неограниченной власти в руках монарха, наличие постоянной армии и флота, возрастание роли полицейскосиловых органов власти в политической жизни.

С 1708 г. началась перестройка органов управления, в результате которой вся полнота власти законодательной, исполнительной, судебной сосредоточилась в руках монарха. Создание Сената (1711) с функциями исполнительной и судебной власти и управления коллегиями не меняло существа политической реформы. В 1721 г. Петр получил титул императора.

Под империей принято понимать большую геополитическую общность («мир-империя» в определении Ф. Броделя и И. Валлерстайна), исторический способ преодоления мировой локальности, установления внутреннего мира и межрегиональных экономических и культурных связей, даже силой (А. В. Ремнев).

Централизации власти на местах способствовала реформа административно-территориального деления, вместо воеводского управления вводилась губернская система управления (губерния – провинция – уезд).

В процессе государственных и административных реформ рос бюрократический слой профессиональных управленцев. Складывалась единая централизованная административно-бюрократическая система управления, во главе которой стоял монарх, опирающийся на дворянство. Единую для всей страны систему делопроизводства в госаппарате вводил Генеральный регламент (1720 г.).

В укреплении абсолютизма важную роль сыграла церковная реформа. В 1721 г. было отменено патриаршество и введен Святейший Правительствующий Синод для управления церковными делами, экономические возможности церкви также были подорваны.

Насаждая военно-бюрократический режим в стране, Петр I одновременно «щедрою рукою сеял просвещение», соединяя в своей неординарной личности черты восточного деспота и просветителя. Его заслугой стало введение в России светского образования (в Европе это произошло на шесть веков раньше). В стране произошел значительный культурный прорыв: появились первые специальные и общеобразовательные школы, заложены основы высшего образования, стиму лировалось развитие науки и культуры. Светская живопись, театр, библиотеки стали нормой повседневной жизни верхушки российского общества. Но остальное население – крестьянство, городские разночинские слои и значительная часть купечества – оставались приверженцами старорусских культурных ценностей и нравственных норм.

Этот глубокий культурный раскол ранее единого русского народа стал оборотной стороной просветительской деятельности Петра Великого.

В результате петровских преобразований в России в первой четверти XVIII в. сформировалась мощная военно-бюрократическая система во главе с императором как единственным источником права, имевшим абсолютную власть.

Историческая оценка Петровской модернизации страны никогда не была однозначной.

Феофан Прокопович, Василий Татищев и многие другие видели в Петре I идеального монарха, героя-реформатора. Н. М. Карамзин и М. М. Щербатов, выражавшие взгляды аристократии, более критично оценивали деятельность монарха. Наряду с признанием некоторых позитивных сторон его преобразований, они обвиняли его в ужасах «самовластия», чрезмерной жестокости и непродуманности реформы. М. М. Щербатов откровенно идеализирует допетровское время. Но среди современников таких авторов было меньшинство.

Славянофилы, противопоставляя допетровскую и петровскую Россию, петербургский и московский периоды русской истории, считали, что петровские реформы имели больше отрицательного, чем положительного. Западники и славянофилы не связывали петровские реформы с предшествующим развитием России, полагая их заслугой личности Петра I.

Иную точку зрения высказал один из наиболее крупных историков России XIX века Сергей Михайлович Соловьев в своих «Публичных чтениях о Петре Великом». Эта работа является классической в изучении петровских преобразований, здесь звучит мысль, о том, что великий человек является сыном своего времени и своего народа, и идея единения царя и народа.

Другой известный дореволюционный ученый С. Ф. Платонов полагал, что петровские преобразования были обусловлены всем ходам предшествующего развития России. Реформы не являются переворотом, а царь – революционером.

Если дореволюционные историки выступали с промонархических или либеральных позиций, то советские придерживались марксистских взглядов. В официальной советской историографии оценка петровских преобразований была двойственной. Это касалось не только оценки положительных и отрицательных сторон деятельности царя, но и самого подхода, категорий оценок.

В современной российской историографии представлен плюрализм оценок петровского времени. Е. В. Анисимов считает, что «революционность» Петра носила ярко выраженный консервативный характер, ее следствием стало упрочение традиционных основ русского общества: самодержавной власти, сословного закрепощения, государственно-регулируемой экономики.

По мнению А. С. Ахиезера, планы реформ не были систематизированы, продуманы. Они были ответом высшей власти на выявившуюся неспособность страны отвечать на вызовы истории. Методы насилия, возводящие бесправие в правило, рвали нити, соединяющие народ с властью. Изменения не были ориентированы на социальные улучшения, они еще больше углубили раскол в обществе, привели к более глубокому разрыву коммуникаций между общественными слоями, росту их отчуждения друг от друга. Авторитаризм приобрел тоталитарные черты.

А. В. Лубский утверждает, что в России начиная с XVIII в. формируется имперская субцивилизация, складывается новая система ценностных ориентаций: вместо религиозной ментальности и «служения государю» – светское «служение Отечеству», просуществовавшее вплоть до конца XX в.

Государство выступало предметом сакрализации, лежащим в основе всей системы ценностных ориентаций. Преобразование национально-государственной идеи привело к созданию нового государства, полицейско-бюрократического, интересующегося всеми сторонами частной и общественной жизни людей. В процессе перехода от военно-национального государства к полицейско-бюрократическому при Петре Великом утвердилась вера в возможность достижения прогресса путем насилия. Попытки Екатерины II и Александра II разорвать этот «полицеизм» не удались. Логично предположить, что «полицеизм» есть внутренняя реальность России, скорее стиль жизни, чем строй.

Да, в XVIII в. происходил поворот к Западу, но социокультурная среда трансформировала западноевропейские институты и ценности таким образом, что «вестернизация» превращалась в «антивестернизацию». Договорно-правовой тип общественного устройства, права человека и парламентаризм остались невостребованными, а отсюда ощущение «театрализованности» стилизации под Запад. Маскарадность эпохи, аффективность и имперское лицедейство отчетливо проявились в эпоху «дворцовых переворотов».

После смерти Петра в стране установилась эпоха политической нестабильности. В силу отсутствия обратной связи между властью и обществом заговорщикам не составляло особого труда свергать неугодного монарха. Более четверти века страну лихорадило от переворотов, особую роль в этом процессе играли военные, гвардия.

Вопрос о прочности власти решался в это время разными путями:

созданием в противовес патриотически настроенным Семеновскому и Преображенскому полкам Измайловского и Кавалергардского; назначением преемников (Анна Иоанновна); утверждением военноказарменного режима и всевластия полиции (Петр III); введением элементов «просвещенного абсолютизма» (Екатерина II).

Два последних направления в правительственной политике, тенденция к установлению военно-бюрократического режима и тенденция к «просвещенному абсолютизму», в значительной степени определяли политическую жизнь послепетровской России, при этом следует заметить, что возникали и вполне реальные перспективы законодательного ограничения самодержавной власти и создания представительного органа.

Первой такой попыткой конституционного ограничения самодержавной власти стали навязанные Верховным тайным советом Анне Ивановне Курляндской «кондиции» – условия правления. Согласно им вся полнота власти переходила к ВТС в составе 10-12 человек, а будущая императрица превращалась в декоративную фигуру. Также предусматривалось создание Сената (30-35 человек) как высшего судебного органа в составе двух палат: шляхетской и городской.

Противоречия внутри господствующего сословия привели к отказу Анны Иоанновны от «кондиций» – так в XVIII в. потерпела крушение самая реальная попытка ограничения самодержавной власти, как считал П. Н. Милюков.

Дмитрий Голицин, один из членов ВТС, заметил: «Трапеза была уготована, но приглашенные оказались недостойны; знаю, что буду жертвою неудачи этого дела. Так и быть, пострадаю за Отечество, мне уже немного жить, но те, которые заставили меня плакать, будут плакать более моего».

Ряд исследователей полагали, что в России того времени установление власти 10-12 родовитых семей могло перечеркнуть петровские достижения: возвращение местничества, отмену Табели о рангах и т. д. Более естественной политической перспективой они видели «просвещенный абсолютизм» при условии занятия престола лицами, заинтересованными в процветании государства.

Послепетровский период не стоит рассматривать как бесцветный и бессодержательный. Наследники его престола в меру своих сил и возможностей стремились расширить территориальные владения России, укрепить ее международный авторитет, смягчить внутриполитический режим, освободить дворян от государственной службы (Указ 18 февраля 1762 г.) и на деле превратить их в господствующее сословие.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.