WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 19 |

Как считает Ежи Топольский, профессор Познанского университета, объективная методология истории есть основа для формулирования методологических установок и одновременно совокупность таких установок. Он рассматривает методологию истории как некое целое, состоящее из двух частей: во-первых, из прагматической и непрагматической методологии как собрания формальных методов и суждений о результатах исследований (историческом тексте, историческом повествовании) и, во-вторых, как совокупности методологических установок, которые организуют исследование определенным образом.

Историческая мысль на протяжении столетий вырабатывала различные принципы и методы познания исторического процесса, пройдя путь от объективно-идеалистической и субъективной методологии к формационно-экономической и цивилизационной.

Начало становлению методологии истории было положено в Древней Греции (Геродот, Фукидид, Политий и др.) и Древнем Риме (Тит Ливий, Тацит, Плутарх и др.). Отличительной чертой этого периода является попытка перехода от описательной истории к объяснительной и обнаружение внутренней логики развития. Была выдвинута идея цикличности, т. е. круговорота, повторения событий. В свое время (145–86 гг. до н. э.) китайский ученый Сыма Нянь рассматривал историю общества как замкнутый круговорот («Исторические записки»).

Следующий этап связан с преобладанием религиозных взглядов на историю (с сер. I тыс. н. э.). Теперь исторический процесс предстает как результат божьей воли. Человек же создан богом для реализации его целей. Задача историка заключается в открытии и разъ яснении объективного божественного плана, последовательно разворачивающегося во времени. В трудах Аль Бируни, Иохима Флорского выдвигается концепция больших исторических циклов (царствие Бога-Отца до рождества Христова, царствие Бога-Сына по рождеству Христову, царствие Святого духа), происходит расщепление единой исторической реальности на всеобщее и отдельное, на абстрактное и конкретное.

Но средневековая мысль не могла объяснить имеющееся противоречие между объективными целями Бога и субъективными действиями человека. Деятельность Бога мыслилась не как проявление человеческих действий, а как действующая извне и управляющая ими, недоступная познанию, выходящая за пределы опыта (т. е. трансцендентная).

И древние, и средневековые историки рассматривали историю как процесс, имеющий начало и конец (День Страшного суда).

В период Возрождения, Просвещения в связи с выдающимися открытиями в области естественных наук историческая мысль открыла возможность критики источников, показала механизм открытия фактов научным образом.

Вновь возрождается идея исторического круговорота: «История – тот вид знания, в котором вопросы об идеях и вопросы о фактах неразличимы» (Вико). В основу смены периодов была положена идея развития культуры, ее расцвет, упадок и новое возрождение: Античность, Средние века, Новое время. Но культура, и античное общество в целом, погибла в результате действия внутренних причин, чего исследователи Возрождения понять не могли. Оценивая прошлое, они задавали алгоритм восстановления античного опыта.

На рубеже XVIII-XIX вв., в период становления наций и национального самосознания, мировая история осмысливалась немецким философом Георгом Вильгельмом Фридрихом Гегелем через понятие мирового разума, духа народа. «Всемирная история есть выражение божественного, абсолютного процесса духа в его высших образах, она есть выражение ряда ступеней, благодаря которым он осуществляет свою истину, доходит до самосознания»1. Таковыми ступенями являлись государства, конституции, религии, науки и искусства, нравственность.

Абсолютизация разума высоко подняла значение субъективного фактора, одновременно и объективировала его, выводила за пределы субъективных устремлений людей, отрывала от материальных и эко Философия истории: Антология: Учеб. пособие для студентов гуманитарных вузов / Сост., ред. и вступ. ст. Ю. А. Кимелева. – М., 1995. – С. 78.

номических условий развития общества. Дух превращался в нечто самодовлеющее диалектики (развития) исторического процесса.

В работах современного Гегелю французского социалистаутописта Анри Сен-Симона высказана идея смены эпох как смены систем эксплуатации человека человеком. Были названы рабовладельческая эпоха, крепостническая и эпоха наемного труда.

Огромное значение на развитие научной мысли оказали произведения Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Авторы впервые высказали мысль об определяющей роли производственных, экономических отношений, которые, являясь главными, формируют все другие отношения – социальные, культурные, политические и т. д. Так была заложена основа материалистического понимания истории, базирующаяся на формационном подходе.

На рубеже XIX-XX вв. в исторической науке утверждается исторический материализм, в основе которого лежит сформулированное Марксом понятие общественно-экономической формации – «общества, находящегося на определенной ступени исторического развития, общества со своеобразными отличительными характеристиками»1.

Вслед за К. Марксом и Ф. Энгельсом принимался тезис о существовании в истории человечества пяти формаций: первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, буржуазной и коммунистической. Переход от одной формации к другой осуществлялся в результате развития производительных сил (прежде всего орудий труда). Производственные отношения, закрепленные законами, договорами, традицией, оставаясь неизменными, превращались в тормоз, возникал кризис, разрешаемый в ходе социальной революции и классовой борьбы: «История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов»2.

Это понимание К. Марксом смены формаций через борьбу классов в советской историографии было доведено до абсурда: развитие экономических отношений и классовая борьба считались единственно возможными источниками развития общества. Духовные факторы исторического процесса практически не учитывались.

Постепенно становились все более очевидными слабые стороны данного подхода:

– признание однолинейности исторического развития;

– привязка всех событий к смене способов производства;

– второстепенная роль человека в общественном развитии;

– абсолютизация конфликтных отношений;

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 6. – С. 442.

Философия истории: Антология. – С. 100.

– наличие элементов провиденциализма и утопизма.

Поиск новой теории привел к утверждению в ХХ веке культурно-исторической, или цивилизационной интерпретации мировой истории.

Истоки ее уходят корнями в XVIII столетие, именно тогда появляется термин «цивилизация», обозначающий гражданское общество, где царствует свобода, справедливость, правовой строй.

Более полное развитие цивилизационная методология получает в зарубежной историографии в конце XIX – начале XX вв. в работах Макса Вебера, Арнольда Тойнби, Освальда Шпенглера. Среди отечественных исследователей, разрабатывающих данную методологию, были Н. Я. Данилевский, К. Н. Леонтьев, П. А. Сорокин.

Но до сих пор в мировой науке нет единой трактовки понятия «цивилизация: смысл и подходы к пониманию цивилизации продолжают различаться.

В настоящее время существуют утвердившиеся во второй половине XVIII – начале XIX века три подхода к пониманию «цивилизации»:

1) унитарный, 2) стадиальный и 3) локально-исторический. Первый рассматривает цивилизацию как идеал прогрессивного развития человечества как единого целого. Второй – как стадию прогрессивного развития всего человечества. И третий – как качественно различные уникальные этнические или исторические общественные образования1.

С точки зрения локально-исторического подхода принято выделять три типа цивилизаций, которые имеет человечество: архаический (непрогрессивный), западный (прогрессивный), восточный (циклический).

Архаический тип составляют аборигены Австралии, индейцы в Северной Америке, малые народы Сибири. Основу их жизни составляет связь с природой, они живут вне исторического времени. В этих цивилизациях не наблюдается прогресса. Насильственное внедрение в их жизнь, как правило, ведет к гибели цивилизации (примером могут служить народы Севера).

Западный тип был представлен странами античного мира (Древняя Греция и Древний Рим), сегодня его представляют Западная Европа и США. Основными чертами этого типа являются высокий престиж труда и его результативность, классовая структура общества и государство как гарант прав и свободы, развитые рыночные отношения.

Кроме этого – бездуховность, неравенство, шовинизм, тоталитаризм.

История России в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Сост. С. А. Кислицин. – Ростов н/Д, – 1999. – С. 18.

Тем не менее прогрессивный тип не исключает кризисов, проявлением которых стали Первая и Вторая мировые войны. И при этом очевидны потенциальные возможности западной цивилизации, ее способность снимать классовые противоречия и выходить из кризисов.

Восточный тип – это страны Восточной и Юго-Восточной Азии, Ближнего и Дальнего Востока, например Египет, Индия, Китай. Особенность этого типа в том, что развитие идет циклами. Новый цикл вносит непринципиальные изменения в существующую систему. В отличие от Запада здесь превалируют духовные ценности, человек живет одновременно в прошлом, настоящем и будущем. Важную роль в организации общества играет община, принцип коллективизма. Частная собственность не является полной, но присутствует безумная роскошь. Капитал знати не производящий. Как правило, это государства с деспотической властью, обожествляемой подданными.

В отечественной историографии существует различное понимание и того, что определяет суть цивилизации. Это либо географическая среда, влияющая на формы кооперации людей, изменяющих саму природу (Л. И. Мечников), либо особенности этнической истории (Л. Н. Гумилев).

В основе взглядов французской школы Анналов (основатели – М. Блок и Л. Февр) лежит положение о том, что социальное поведение людей лишь отчасти диктуется их материальными интересами и социальным статусом, в большей степени оно детерминировано религиозными и духовно-нравственными факторами, уровнем образования, половозрастной принадлежностью и т. д.

Если обобщить имеющиеся трактовки цивилизации, то в широком смысле под цивилизацией понимают совокупность материальных и духовных достижений общества в его историческом развитии, уровень общественного развития и материальной культуры. В узком смысле это – материальная культура общества1.

Кроме того, существует такая точка зрения, которая рассматривает цивилизацию как внешний по отношению к человеку мир, а культуру трактует как символ его внутреннего достояния. В данном случае термин «цивилизация» употребляется в нормативно-ценностном значении и фиксирует то, что Питирим Сорокин назвал «доминантной формой интеграции».

В этом суть различия между цивилизационным и культурологическим подходами к научной интерпретации истории. И если культурологический ориентирует на изучение культуры как основы социаль История России в вопросах и ответах… – С. 19.

ной жизни, то цивилизационный – на поиск «единой матрицы» как доминантной формы интеграции.

В качестве такой «матрицы» у Н. Я. Данилевского выступает сочетание четырех основополагающих элементов: религиозного, культурного, политического и общественно-экономического. Гармоничное сочетание всех элементов представлено лишь в России, в других цивилизациях преобладает какой-либо из элементов. Но уловить характер этого доминирования крайне сложно.

Еще более трудно анализировать и оценивать тип цивилизации, если за «матрицу» принять тип ментальности, менталитет [фр. mentalite’ – мышление, психология].

Среди множества определений наиболее приемлемым для нас является определение ментальности как «общего умственного инструментария, психологической основы для восприятия мира» (А. Я. Гуревич).

Слабость цивилизационной методологии как раз и заключается в сложности выделения какого-либо одного критерия, в равной мере подчеркивающего общие и специфические черты цивилизации. Также трудно интерпретировать движущие силы исторического процесса и направление общественного развития.

Таким образом, рассмотренные нами методологические подходы не являются универсальными. Тот и другой имеют как сильные, так и слабые стороны.

Формационный подход позволяет увидеть на основе принципа экономического детерминизма, единства и прогресса общие законы и закономерности исторического развития.

Цивилизационный ориентирует на познание истории конкретных обществ и народов во всем их многообразии и специфике, ставит в центр исследования человека и его деятельность.

Следовательно, использование и цивилизационного, и формационного подходов, рассматривающих исторический процесс под разными углами зрения, позволяет раскрыть его более полно и объективно.

Вопросы для самоконтроля 1. Что такое история 2. Каков предмет исторической науки 3. Чем отличаются частные методы исследования исторического процесса от всеобщих 4. Что такое научная методология 5. Дайте определение формации.

6. Какова сущность формационного подхода Укажите его сильные и слабые стороны в исследовании исторического процесса.

7. Дайте определение цивилизации.

8. Какова сущность цивилизационного подхода Сформулируйте его сильные и слабые стороны в исследовании исторического процесса.

9. Какие подходы к пониманию цивилизации существуют на современном этапе Литература 1. Андрианов Б. В., Марков Г. Е. Хозяйственно-культурные типы и способы производства // Вопр. истории. – 1990. – № 8. – С. 3–15.

2. Ионов И. Н. Теории цивилизаций и неклассическое знание (Социокультурные предпосылки макроисторичеких интерпретаций) // Обществ. науки и современность. – 2004. – № 5. – С. 141–156.

3. История России (Россия в мировой цивилизации): Учеб. пособие для вузов / Сост. и отв. ред. А. А. Радугин. – М., 1998. – 352 с.

4. История России в вопросах и ответах: Учеб. пособие. / Сост.

С. А. Кислицин. – Ростов н/Д, 1999. – 704 с.

5. История России. О чем спорят историки. – М., 1995. – 96 с.

6. История России. Теории изучения. Кн. I. С древнейших времен до начала XIX в.: Учеб. пособие / Урал. гос. тех. ун-т.; Ред.

Б. В. Личман – Екатеринбург, 2001. – 367 с.

7. История России. Теории изучения. Кн. II. Двадцатый век.: Учеб.

пособие / Урал. гос. тех. ун-т; Ред. Б. В. Личман – Екатеринбург, 2001. – 303 с.

8. История России. Россия и Восток / Сост. Ю. А. Сандулов. – СПб., 2002. – 735 с.

9. Каганский В. Л. Кривда и правда евразийства (Смысл и статус евразийской концепции пространства России). Статья 2. Правда евразийства // Обществ. науки и современность. – 2003. – № 5. – С. 70–83.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.