WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 19 |

Строилась политика военного коммунизма на опыте государственного регулирования хозяйственных отношений периода Первой мировой войны (в России, Германии и др.) и утопических представлениях о возможности непосредственного перехода к безрыночному социализму в условиях ожидания мировой революции, что привело к неоправданному форсированию темпов социально-экономических преобразований в период Гражданской войны и интервенции.

Основным содержанием данной экономической политики стали ускоренная национализация всех отраслей промышленности на основе декрета от 28 июля 1918 г. К 1920 г. было национализировано 80 % крупных и средних предприятий, здесь трудилось 70 % занятых в национализированном секторе. С 1920 г. национализации подверглись и мелкие предприятия.

Произошло уничтожение рынка и товарно-денежных отношений.

Согласно декрету СНК от 22 июля 1918 г. запрещалась всякая негосударственная торговля, обеспечение населения продовольствием и предметами личного потребления происходило через сеть государственного снабжения. К началу 1919 г. вся частная торговля была национализирована, произошла полная натурализация экономических отношений: отменили плату за топливо, коммунальные услуги, продукты питания и промтовары. В 1921 г. введено бесплатное снабжение и обслуживание рабочих и служащих госпредприятий, членов их семей и красноармейцев.

В сельском хозяйстве политика военного коммунизма включала в себя совокупность трудовых натуральных повинностей (расчистка дорог, заготовка дров, гужевая повинность и проч.) и натуральную хлебную повинность – продразверстку. Декрет о разверстке (11 января 1919 г.) предусматривал в первую очередь условные государственные потребности, а не возможности крестьянского хозяйства. Распространялась разверстка более чем на двадцать видов сырья и продовольствия. Эта политика поставила крестьян в оппозицию к власти.

Постановление ВЦИК от 14 февраля 1919 г. о социалистическом землеустройстве и декрет СНК от 16 марта 1919 г. о потребительских коммунах предусматривали переход к коммунистическому производству и распределению. Был принят курс на форсированное объединение единоличных хозяйств в коллективные и создание совхозов. Теперь земельный фонд передавался в первую очередь совхозам и коммунам, затем – трудовым артелям и товариществам по совместной обработке земли (ТОЗам), а крестьянин-единоличник мог пользоваться только остатками земельного фонда.

В период военного коммунизма были введены всеобщая трудовая повинность для населения в возрасте от 16 до 50 лет, труд стал обязательно-принудительным. Вводились трудовые книжки для закрепления рабочей силы на одном месте. Рабочие, служащие и даже крестьяне были переведены на положение мобилизованных солдат. В 1921 г.

созданы трудовые армии из тыловых армейских частей на Урале, Украине, Кавказе и в западных губерниях страны.

В целом политика военного коммунизма обеспечила победу Советской республики над интервентами и белогвардейцами. В процессе ее осуществления в общественном сознании сложилось представление о модели социализма, включающей в себя уничтожение частной собственности, создание единой общегосударственной безрыночной системы путем ликвидации товарно-денежных отношений, натурализацию заработной платы. Но, основанная на насилии и чрезвычайщине, главным образом в отношении крестьянства, данная экономическая политика вызвала недовольство большевиками и поставила под сомнение сам факт нахождения их у власти. Сложившийся экономический и политический кризис заставил вождей партии пересмотреть свою точку зрения на социализм.

После чрезвычайного периода военного коммунизма государство вынуждено было выбрать какой-то вариант нормальной и стабильной аграрной политики. Вопрос о выборе решался в рамках предложенных экономистами-аграриями Л. Н. Литошенко и А. В. Чаяновым проектов развития аграрного сектора. В основу государственной политики была положена концепция А. В. Чаянова о развитии трудовых крестьянских хозяйств без наемного труда с их постепенной кооперацией. Так родилась идея новой экономической политики (1921–1928).

Нэп, социально-экономическая политика рыночного типа, принятая в послевоенный период, имела целью укрепление союза рабочего класса и крестьянства как основы политической власти большевиков.

Начало её было положено постановлением о замене продразверстки продналогом, принятое на X съезде РКП (б) в марте 1921 г.

Первоначально нэп рассматривался как временное отступление, вызванное неблагоприятным соотношением сил. В качестве отступления рассматривался возврат к госкапитализму (в ряде отраслей экономики) и допущение торговли как средства связи промышленности с сельским хозяйством. Затем теоретики партии пересмотрели свое отношение к нэпу, расценивая его как один из опосредованных вариантов перехода к социализму через сосуществование социалистического и несоциалистического укладов и постепенное – при опоре на командные высоты в политике, экономике, идеологии – вытеснение несоциалистических хозяйственных форм. Это означало, что все крестьянство (а не только беднейшее) становилось участником социалистического строительства.

В торговле и промышленности нэп означал восстановление товарно-денежных отношений, налаживание товарообмена между городом и деревней, частичную денационализацию промышленности, развитие мелкого и кустарного производства, введение хозрасчета и создание хозрасчетных объединений – тестов и синдикатов, отказ от трудовой мобилизации и уравнительной оплаты труда, создание госкапиталистических предприятий – в форме концессий, смешанных обществ и аренды. К 1923 г. было открыто 54 биржи для оптовых сделок.

В финансовой системе наблюдалась децентрализация кредитной системы (появились коммерческие кредиты), а создание Центрального сельскохозяйственного банка (1924) стимулировало развитие сельской кооперации. Также вводилась система прямых и косвенных налогов.

Стабилизации финансового положения способствовала денежная реформа 1922–1924 гг.

В сельском хозяйстве нэп предусматривал введение продналога – твердого процентного отчисления от урожая. Размер налога объявлялся накануне посевной, был в два раза меньше разверстки и не мог быть увеличен в течение года. Излишки произведенной продукции крестьяне могли реализовывать на рынке. В деревне допускались долгосрочная аренда земли (до 12 лет), наемный труд и создание различных форм кооперации.

Противоречивость нэпа была предопределена приоритетом промышленности над сельским хозяйством и неэквивалентным обменом между городом и деревней. Очертания нового кризиса обнаружились к 1923–1924 гг. (кризис сбыта, товарный голод и проч.). Они были связаны с несовершенством новых форм хозяйствования и отсутствием твердых правовых гарантий. Рост крупного товарного хозяйства в деревне сдерживался налоговой политикой государства. Зажиточные крестьяне (9,6 %) в 1927 г. выплачивали 29,2 % налогов, тогда как % беднейших хозяйств были вообще освобождены от уплаты налога.

Ограничения кулачества как класса и уравнительные переделы земли вели к дроблению хозяйств и сокращению сбора хлеба. С 1925 г. наблюдается стойкий кризис хлебозаготовок, который приводит к усилению планово-административных начал в управлении экономикой.

Таким образом, с середины 1920-х гг. начинается свертывание сферы рыночных отношений, происходит усиление централизации экономической жизни и административных методов хозяйственного руководства. В конце 1920-х гг. власть оказалась перед очередным выбором – либо сдача позиций советской власти и углубление нэпа, либо курс на полную и окончательную победу новых социалистических отношений. Выбран был второй вариант, предложенный сталинской партией власти, означавший отказ от нэпа и, следовательно, от учета интересов крестьянства.

В отличие от смешанной экономики периода нэпа в период сталинской модернизации утверждается вариант командной экономики, который просуществовал вплоть до 1988 г.

В 1929–1932 гг. были осуществлены две взаимосвязанные социально-экономические программы – насильственная коллективизация и ускоренная индустриализация. В процессе их реализации СССР к концу 1930-х гг. превратился из аграрно-индустриальной страны в относительно развитую промышленную державу.

Курс на индустриализацию был провозглашен в декабре 1925 г. на XIV съезде ВКП (б) и закреплен законодательно IV съездом Советов СССР. Он предусматривал создание крупного машинного производства, главным образом в тяжелой промышленности, превращение страны из аграрной в индустриальную, обеспечение экономической независимости и укрепление обороноспособности, а также техническое переоснащение народного хозяйства.

Индустриализация, безусловно, была объективно необходима стране. Но время и условия ее проведения наложили отпечаток на ее ход и содержание. Она приняла ускоренный характер, так как политические лидеры И. В. Сталин, В. В. Куйбышев и др. полагали, что «не дано нам историей тише идти». В апреле 1929 г. XVI партконференция одобрила, а в мае 1929 г. V съезд Советов СССР утвердил «оптимальный» вариант пятилетнего плана развития страны на 1928/29– 1932/33 гг., который превышал «отправной» на 20 %. Акцент был сделан на преимущественном развитии отраслей группы «А», т. е. производства средств производства. В связи с отсутствием традиционных источников накопления (иностранные кредиты, инвестиции отечественного частного капитала, средства от эксплуатации колоний), они изыскивались внутри страны. Государство сосредоточило в своих руках все наличные ресурсы, национализировав промышленность (к 1928 г. 86 %), банки, транспорт, осуществив монополию внешней торговли, сырьевой экспорт, распродажу произведений искусства. Но наиболее существенным источником стало ограничение потребления и жесточайшая государственная эксплуатация населения (в основе своей крестьянского), а также духовная энергия трудящихся.

Масштабность задач и ограниченность финансовых средств способствовали резкому усилению централизованного планирования.

Были регламентированы задания, ресурсы и формы оплаты труда с целью сосредоточения максимума сил и средств в тяжелой промышленности. Первые успехи выполнения пятилетки вызвали «головокружение» у высшего партийного руководства. Стали пересматриваться в сторону повышения плановые задания в промышленности, возросли объемы производства, что привело к сбою в работе транспорта. Рост городского населения и импорта оборудования для заводов требовал больше продовольствия и увеличения экспорта сельскохозяйственной продукции.

Несмотря на успехи нэпа, сельское хозяйство в конце 1920-х гг.

оставалось отстающей отраслью хозяйства, неспособной обеспечить материально реконструкцию промышленности и индустриализацию.

Поэтому выбор курса на коллективизацию в конце 1929 – начале 1930 г. определялся сложным взаимодействием доктринальных и экономических факторов.

Согласно партийно-государственным документам того времени задачей коллективизации являлось осуществление «социалистических преобразований в деревне». Цель ее, обеспечение финансирования индустриализации и бесперебойного снабжения быстрорастущих городов, озвучивалась менее всего. Но она объясняет варварские методы и чрезвычайно сжатые сроки проведения коллективизации.

Предпринимается колоссальный внеэкономический нажим на деревню и насильственное насаждение колхозов. Результатом этой политики стало сокращение сельскохозяйственного производства и массовый забой скота. Начались открытые выступления крестьян против властей. Так, с января до середины марта 1930 г. произошло более 2 тыс. антиколхозных выступлений, для подавления которых использовались ОГПУ и армия.

Кроме этого, с целью подавления сопротивления крестьянства с начала 1930 г. начинается массовая кампания по раскулачиванию и антицерковный террор. Были закрыты до 80 % сельских храмов. По подсчетам исследователей было раскулачено и репрессировано примерно 900 тыс. хозяйств, а 250 тыс. «самораскулачились» – ликвидировали хозяйство, распродали имущество и бежали за пределы мест проживания.

В итоге, к концу первой пятилетки было создано 211,1 тыс. колхозов, количество хозяйств в них составило 14968,7 тыс., это 61,5 % всех наличных хозяйств. Сплошная коллективизация страны завершилась примерно в 1937–1938 гг.

Коллективизация оказалась процессом противоречивым и неоднозначным. Прямым следствием ее проведения стал голод 1932– 1933 гг., унесший, по некоторым подсчетам, от 3 до 8 млн. человеческих жизней. Была создана система принудительного, практически рабского труда. В 1930 г. создано Управление лагерями ОГПУ, преобразованное в 1931 г. в главное (ГУЛАГ). К 1940 г. ГУЛАГ состоял из 53 лагерей, 425 исправительно-трудовых колоний и 50 колоний для несовершеннолетних. Общее число заключенных накануне войны составляло 2,2 млн. человек. Была создана система перекачки финансовых, материальных и трудовых ресурсов из аграрного сектора в индустриальный.

Но коллективизация достигла поставленной цели: уменьшилось число занятых в сельском хозяйстве пропорционально потребностям рабочей силы в промышленности, производство продовольствия поддерживалось на необходимом уровне за счет колхозов, промышленность была обеспечена необходимым сырьем. К середине 1930-х гг.

ситуация в деревне стабилизировалась. В 1935 г. отменили карточную систему. Сложилась новая материально-техническая база деревни:

было построено к 1937 г. 5818 машинно-тракторных станций, где сосредоточилось 365,8 тыс. тракторов, 104,8 тыс. комбайнов и тысячи других машин. Были освоены новые сельскохозяйственные районы, изменилась структура посевных площадей за счет роста производства технических культур, относительно выросла урожайность. Производительность труда с 1928 по 1940 г. увеличилась на 71 %. Таким образом, коллективизация, обеспечив условия для гигантского индустриального скачка, отчасти выполнила задачи модернизации сельского хозяйства.

Более того, нельзя однозначно сказать, что модернизационные процессы в стране, происходившие под флагом «социалистического наступления», навязывались исключительно сверху и не имели внутренних источников развития. Эти преобразования в целом соответствовали национально-государственным интересам страны и поддерживались различными слоями советского общества.

При всех своих несомненных недостатках административнокомандная система в 1930–1950-е гг. была, как считают многие историки-экономисты, вполне жизнеспособна и достаточно эффективна.

Показателем ее эффективности является тот факт, что с началом Великой Отечественной войны удалось без существенных изменений в хозяйственном механизме очень быстро подчинить развитие экономики нуждам фронта и обеспечить его потребности.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.