WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Что касается Вятского ИТЛ, то в акте его передачи от 1 сентября 1954 г.

откровенно признается, что этому лагерю «необходима срочная финансовая помощь», поскольку общая сумма его «неплатежей на 11 марта 1954 г. достигла 17.592.000 р., что, по существу, соответствует размерам недостатка собственных оборотных средств».

Учитывая весь спектр мнений и подходов, наиболее продуктивным, однако, представляется рассмотрение вопроса об эффективности подневольного труда как выяснение, с одной стороны, соотношения его результатов с затратами (что, собственно, и соответствует определению эффективности в рамках экономической теории), а, с другой стороны, - как сопоставление тех же результатов с соответствующими показателями в «нелагерных» предприятиях. В современной отечественной историографии в связи с этим существует точка зрения, что сравнения подневольного («принудительного») и «вольнонаемного» труда в СССР во второй половине 1930-х – начале 1950-х гг. практически невозможны – вследствие отсутствия адекватных источников.

По мнению автора, наиболее продуктивными и перспективными представляются исследования на микроуровне: сравнение эффективности производства конкретных видов продукции, которое осуществляется в сходных территориальных, климатических, организационно-технических и тому подобных условиях. Но и при этих исследовательских подходах неизбежны сложно преодолимые методологические трудности, обусловленные необходимостью определения и выявления сравнимых, сопоставимых показателей для лагерного и «гражданского» производств. С источниковедческой точки зрения наибольшую трудность вызывает именно поиск заданных показателей, причем в отчетности не столько гулаговских подразделений, сколько – гражданских предприятий: формы отчетности по многим параметрам не совпадают, по некоторым периодам статистические данные отсутствуют вообще, а по значительному числу предприятий они утрачены безвозвратно.

Таким образом, задача полномасштабного и всестороннего анализа проблем сравнительной экономической эффективности подневольного лагерного труда разрешима (при современном уровне ее клиометрического обеспечения) лишь на уровне гипотетической постановки и предположительных выводов.

Все более актуальными для изучения проблемы эффективности лагерной системы хозяйствования становятся такие аспекты этой темы, как влияние указанной системы на экологическую ситуацию в местах дислокации ИТЛ и на прилегающих территориях, на экономическое развитие этих регионов, социально-демографические последствия многолетнего функционирования карательно-исполнительных учреждений, его криминогенного воздействия на окружающее местное население.

Экологические и социально-демографические последствия этой деятельности на региональном уровне болезненно ощущаются уже сегодня и, видимо, приобретут еще большую остроту в будущем. От системы, где не представляет никакой ценности человеческая жизнь, по меньшей мере наивно ожидать щадящего, рачительного, бережного отношения к природе, органичной частью которой, собственно, и является человек.

Особые условия функционирования лагерно-производственной системы (повышенная секретность и бесконтрольность) способствовали также широкому распространению и таких ее хронических пороков, как приписки, ложные отчеты, недостачи, непроизводительные расходы, растраты, проявления коррупции.

Причем, судя по всему, эти пороки были свойственны лагерной системе не в меньшей, а, возможно, и в большей степени, чем это было присуще всей советской хозяйственной модели.

В лагерях, в том числе и Вятском ИТЛ, наблюдался непрерывный рост себестоимости товарной продукции. Если в 1950 г. себестоимость 1 кубометра продукции лесоэксплуатации в этом лагере составляла 5,41 р., то в 1953 г. – уже 6,85 р. (рост – на 26,6%). Процветали приписки объемов выполненных работ, хищническая «добыча» леса, когда огромные штабеля древесных хлыстов (прошедших по отчетам о «выполнении планов») оставались не вывезенными - гнить на таежных делянах. Размеры «отходов» производства достигали огромной величины: на большинстве лесных лагерных пунктов в брак отсортировывалась, например, даже та древесина, которая «не воспринималась» (из-за ее чрезмерного диаметра) пилорамами.

Сотнями тысяч и даже миллионами рублей выражались суммы непроизводительных расходов, потерь от недостач и хищений. Они составляли: за январьиюнь 1940 г. – более 335.500 р., за 1942 г. – более 8.000.000 р., а за 11 месяцев 1943 г.– около 2.300.000 р., за 1944 г. – 1.223.000 р., за 11 месяцев 1946 г. – более 600.000 р., за один месяц (октябрь) 1947 г. – 60.000 р., за два месяца (январь-февраль) 1948 г. – 137.000 р., за 1953 г. – 1.581.000 р. (в том числе недостачи и хищения – 244.000 р.). В 1952 г. в ходе инвентаризаций выявлены недостачи лесопродукции общим объемом 4.485 кубометров – на сумму 102.000 р.

Многочисленными фактами, свидетельствующими о перманентности и всеобщности указанных явлений в Вятском ИТЛ, а также о коррумпированности значительной части персонала и охраны, изобилуют архивные материалы этого лагеря.

«Лагеря – не наш идеал», - этот тезис, который прозвучал на заседании Президиума ЦК КПСС еще 8 февраля 1954 г. и мог бы стать отправной точкой к повороту всей советской уголовно-исполнительной системы в сторону общепринятой цивилизованной пенитенциарной политики и практики, по сути, повис в воздухе, оказался невостребованным, а затем был признан порочным и неприемлемым. Гулаговская (во всяком случае - по методам организации производственно-хозяйственной деятельности) система продлила существование еще на полвека с лишним – со всей своей бесчеловечностью (а, значит, нерациональностью и неэффективностью) и разлагающим влиянием на весь отечественный социум, включая его экономическую составляющую.

В заключении подведены основные итоги исследования, сформулированы выводы.

В ходе форсированной индустриализации по решениям руководства страны началась масштабная колонизация малоосвоенных территорий Европейского Севера, Урала, Сибири, а также строительство множества промышленных гигантов в обжитых регионах страны. При этом широко применялся подневольный труд узников Гулага, так как на необходимую инфраструктуру для жизни вольнонаемных рабочих, как правило, средств не оставалось. Именно массовый неквалифицированный подневольный труд подопечных карательно-исполнительной системы стал для властей на определенном этапе «ударных» строек 1930-х гг. самым удобным и востребованным, поскольку позволял вести строительство в любых условиях и при полном отсутствии начальной инфраструктуры. Но установка на массовый неквалифицированный подневольный труд противоречила в дальнейшем освоению современной техники, и в послевоенный период ярко высветилась нерентабельность и неконкурентоспособность этого труда в сравнении с трудом вольнонаемных работников при производстве однотипной продукции. Необходимость реформирования Гулага стала очевидной для всех.

Неэффективность лагерно-хозяйственной деятельности ярко прослеживается на примере производительности подневольного труда, которая практически не увеличивалась в течение всего исследуемого периода (несмотря на механизацию части работ) – при постоянном росте себестоимости продукции.

Организация производства и использования подневольной рабочей силы в Советском Союзе 1930-х – 1940-х гг. привела к формированию единого лагернохозяйственного комплекса, где все методы принуждения и стимулирования «спецконтингентов» были нацелены на выполнение планов производства «по валу». Вопросы перевоспитания правонарушителей стали вторичными. Более того, производственная направленность карательно-исполнительной системы в значительной мере обусловила образование латентного симбиоза уголовной верхушки и лагерных властей, а, в конечном счете, – предопределила серьезную криминальную мутацию всей этой системы.

Перспективы исследования предполагают всестороннее изучение лагерной экономики в Советском Союзе сталинской эпохи на более широкой архивной базе.

Основные выводы и положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

Монографии:

Белых Н.Ю. Экономика Вятлага как система подневольного труда в 1938-1953 гг.: монография/Н.Ю. Белых. – Киров: ВятГУ, 2009. – 304 с. (15 п.л.).

Публикации в изданиях, входящих в Перечень ведущих рецензируемых журналов и изданий, рекомендуемых ВАК:

2. Белых Н.Ю. Территория принудительного земледелия. Подсобное хозяйство Вятлага (1938-1956)/Н.Ю. Белых//Родина. 2009. № 12. С. 148-151 (0,6 п.л.).

3. Белых Н.Ю. «…На строительство боевых самолетов «Лаврентий Берия»»:

Вятлаг военной поры/Н.Ю. Белых//Родина. 2010. № 3. С. 120-122 (0,5 п.л.).

4. Белых Н.Ю. Репрессированные граждане Латвии в лагере под Вяткой:

1938-1955 гг./Н.Ю. Белых//Вопросы истории. 2010. № 3. С.86-91 (0,5 п.л.).

Публикации в других научных журналах и изданиях:

5. Белых Н.Ю. К истории становления производственной инфраструктуры Вятского ИТЛ НКВД СССР (1938 - первая половина 1941 года)/Н.Ю.

Белых//Экономика Вятского края: исторический аспект/. Вып. 1. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2009. С. 111–135. (1,5 п.л.).

6. Белых Н.Ю. Производственная деятельность Вятского ИТЛ МВД СССР в послевоенный период (1946-1953 годы)/Н.Ю. Белых//Экономика Вятского края: исторический аспект. Вып. 1. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2009. С. 136-158. (1,3 п.л.).

7. Белых Н.Ю. Проблемы экономики Вятлага в начале Великой Отечественной войны/Н.Ю. Белых//Десятые Петряевские чтения: материалы Всероссийской научной конференции. – Киров, 2010. С. 208-216. (0,5 п.л.).

Подписано в печать 19.04.2010 г.

Формат 6084 1/.

Бумага офсетная.

Усл. печ. л. 1,25.

Тираж 100 экз.

Заказ № 1386.

Издательство Вятского государственного гуманитарного университета, 610002, г. Киров, ул. Красноармейская, Издательский центр Вятского государственного гуманитарного университета, 610002, г. Киров, ул. Ленина, 111, т. (8332) 673-

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.