WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |

Логика данного теста состоит в том, что в отсутствие «пузырей» можно отдельно оценить уравнение Эйлера, которое определяет условия невозможности арбитража на рынке. В результате появляется возможность оценить величину ставки дисконтирования. Если удается показать, что динамика дивидендов может быть описана авторегрессионным соотношением, то вся необходимая информация для оценки зависимости между дивидендами и фундаментальной рыночной ценой оказывается известной. Фактический вид зависимости может быть получен посредством оценки зависимости рыночной цены акции от дивидендов. В рамках нулевой гипотезы отсутствия «пузыря» оцененный эмпирически вид зависимости не должен отличаться от искусственно сконструированного.

Уравнение Эйлера в рамках уже рассмотренной выше задачи потребительского выбора предполагает:

E (Pt+1 + dt t ).

Pt = (34) t +1+ r Уравнение (34) может быть записано для наблюдаемых величин и, следовательно, использовано для эмпирической оценки:

Pt = (Pt+1 + dt+1)+ ut, (35) 1+ r где ut = [Et (Pt+1 + dt+1 t ) - Pt +1 + dt+1].

1+ r Ввиду очевидной коррелированности ошибки регрессии с регрессорами оценка данного уравнения проводится методом инструментальных переменных, где инструментами выступают лагированные значения дивидендов, что позволяет получить оцененное значение ставки дисконтирования. Заметим, что связь между Pt и Pt+1 не зависит от того, присутствует на рынке «пузырь» или нет, а отражает лишь факт отсутствия возможности для арбитража.

На втором шаге теста оцениваются параметры авторегрессионного процесса для дивидендов по акции. Для простоты предположим, что динамика дивидендов может быть описана процессом АR(1):

dt = dt-1 + utd. (36) В итоге выражение для нахождения фундаментальной стоимости акции принимает вид:

i Pt f = (37) 1+ r Et (dt+i t ) = dt, i= (1+ r) где =.

1- (1+ r) Фактическая цена акции Pt, в свою очередь, может содержать «пузырь» и, таким образом, состоять из фундаментальной составляющей и «пузырь»-составляющей:

Pt = dt + Bt. (38) Если нулевая гипотеза об отсутствии «пузыря» не отвергается, то эмпирическая оценка (38) позволит получить корректную оценку коэффициента. Если же в цене присутствует «пузырь», который, кроме того, коррелирует с дивидендами, оценка углового коэффици ента в уравнении (38) будет смещенной. В противном случае оценки коэффициентов будут совпадать. Именно в этом и заключается основная идея теста Веста. Отметим, что различие в оценках будет наблюдаться только при условии коррелированности «пузыря» и дивидендов, что накладывает ограничения на вид тестируемых «пузырей».

Что касается эмпирических результатов при использовании данного теста, то сам Вест, используя данные по индексу Standard & Poor’s 500 с 1871 по 1980 г. (данные из работы Шиллера (Shiller, 1981)), а также по индексу Dow Jones Industrial Average с 1929 по 1978 г., получил аргументы в пользу гипотезы о наличии «пузыря» в ценах американских акций. Гипотеза об отсутствии «пузыря» отвергалась также в работе по фондовому рынку Гонконга (см. Yu, Sz, 2003) за период с июля 1974 г. по май 2002 г.

Как и любой другой тест, предложенная Вестом методика идентификации «пузырей» обладает целым рядом недостатков, отчасти затрудняющих его практическое применение. Во-первых, остается проблема нестационарности используемых рядов. Однако Вест показывает, что в этом случае тест можно применять к дифференцированному ряду цен и дивидендов.

Во-вторых, открытым остается вопрос определения соответствующего порядка авторегрессии. Логично предположить, что инвесторы формируют свои ожидания не только на основании информации предыдущего периода, что соответствует рассмотренному выше примеру AR(1). Для этого случая Вест предлагает более общую модель:

i Pt = (39) 1+ r Et (dt+i t ) + Bt + tw, i=i где tw = 1+ r [Et (dt+i t ) - Et (dt+i t )].

i=Информационное множество t представляет собой подмножество t и включает историческую информацию о динамике дивидендов. В данном случае ошибка уже не коррелирует с дивидендами за прошлые периоды, но оказывается автокоррелированной. Вест выводит специальные ограничения на коэффициенты расширенной модели, однако основная идея остается без изменения.

В-третьих, тест Веста получен в рамках нескольких предпосылок:

(1) ставка дисконтирования должна быть постоянной; (2) дивиденды являются стационарным процессом во времени. Вест использует модель с постоянной ставкой дисконтирования, хотя в отдельном разделе своей работы показывает, что даже переменная ставка не вносит особых сложностей в модель. Однако многие последующие работы показали необоснованность подобных предположений.

В-четвертых, критика касалась выбора эконометрических тестов для проверки правильности спецификации модели и ограничений на коэффициенты. Вест использует целый ряд тестов на спецификацию, включая тесты на структурные сдвиги. В частности, результаты теста Хаусмана позволили автору отвергнуть нулевую гипотезу об отсутствии «пузырей» в ценах акций. Вместе с тем Дезбакш и Демиргуч-Кунт в своей работе (см. Dezhbaksh, Demirguc-Kunt, 1990) подвергли критике методологию тестирования Веста, указав на возможные искажения результатов тестов на малых выборках (слишком частое отвержение нулевой гипотезы) и их несостоятельность при условии наличия «пузыря». Они предложили собственный тест для небольших выборок и не обнаружили свидетельств наличия «пузыря» на тех же данных.

Флуд, Ходрик и Каплан (см. Flood, Hodrick, Kaplan, 1994) указали еще на один недостаток теста. Уравнение Эйлера выводилось и тестировалось для двух последующих периодов, но в более общем случае должно выполняться для любых двух периодов:

k i k 1 Pt = Pt+k + 1+ r dt+i + utk, 1+ r i= k i k k 1 где utk = Et[ Pt+k + 1+r dt+i t ]- 1 Pt+k + 1+r 1+r i= (40) i k + 1+r dt+i.

i=По мнению авторов, несмотря на то что справедливость уравнения (40) для двух последующих периодов означает его справедливость и для любых двух периодов во времени, статистическая ошибка при его оценке может быть относительно малой для последующих периодов, но накапливаться и составлять значительную величину – для периодов, далеко отстоящих друг от друга. Тестируя уравнение (40) для k = 1 и k = 2 на спецификацию, они получили, что нулевая гипотеза отвергается, т.е.

спецификация уравнения была неверной.

Эти же авторы наряду с рядом других (см., например, Hamilton, Whiteman, 1985; Flood, Hodrick, 1986) указали также на факт того, что даже если модель прошла успешно все тесты на спецификацию, отвержение нулевой гипотезы в отношении ограничений на коэффициенты по-прежнему может быть обусловлено влиянием других факторов, а не существованием «пузыря». Применение теста может ограничиваться так называемой «проблемой песо» (peso problem), когда на момент установления цены инвесторы ожидают некоторое событие, которое может серьезным образом повлиять на ситуацию на рынке, поэтому оно закладывается в ожидаемую цену. Тем не менее это событие в реальности не происходит и никак не отражается на данных, которые используются в анализе. Для преодоления данной проблемы предлагается, в частности, использовать большие выборки и тестировать процесс формирования дивидендов на возможность изменения режима.

Помимо описанных недостатков, можно выделить и ряд преимуществ данного теста. Во-первых, предлагаемый Вестом тест обладает несомненным преимуществом в том плане, что для его проведения нет необходимости делать явное предположение относительно динамики «пузыря». С его помощью можно исследовать любые «пузыри», обращая внимание только на спецификацию модели, но не на спецификацию процесса образования «пузыря». Во-вторых, методологию теста Веста можно использовать для исследования других линейных моделей рациональных ожиданий с бесконечным горизонтом.

2.3. Тест на коинтеграцию Рассмотренные выше тесты не накладывали никаких ограничений на структуру «пузырей» в ценах акций. И тест на границу дисперсии, и тест Веста пытались идентифицировать нечто, что отличало наблюдаемую на рынке цену от ее фундаментального значения.

Тем не менее «пузыри» на рынках финансовых и нефинансовых активов обладают специфическими свойствами, которые могут быть использованы для их идентификации. Идея проверки данных по ценам и дивидендам на совместное движение во времени стала привлекательной в свете нереалистичности предпосылки о стационарности дивидендов. Учитывая это, а также низкую мощность теста Веста, необходимо было разработать новый вид тестов, который бы позволил точнее исследовать наличие «пузырей» на рынке.

Первоначально Диба и Гроссман (см. Diba, Grossman, 1987, 1988a) высказали предположение, что рациональные «пузыри» не могут появиться вовсе. Если они существуют сейчас, то это означает, что они существовали всегда. Обоснование этого утверждения вытекает из предположения стандартной модели фундаментальной стоимости акции об отсутствии арбитражных возможностей и нереалистичности отрицательных цен на активы. Первое предположение подразумевает невозможность получения избыточной доходности по активу, цена которого содержит «пузырь»-составляющую.

Иными словами, должны выполняться следующие равенства:

Bt+1 - (1+ r)Bt = zt+1, где Et (zt+i ) = 0 i 1. (41) Если Bt равно нулю, то «пузырь» должен начать формироваться с ненулевой реализации zt. Если zt принимает отрицательное значение, то «пузырь» будет возрастающей отрицательной величиной. В этом случае цена акции также будет отрицательной величиной, что не может быть в действительности. Но тогда «пузырь»составляющая может принимать только нулевое значение, поскольку положительной она также не может быть вследствие предположения об отсутствии арбитражных возможностей. То есть если Bt равна нулю, то и все последующие реализации zt также будет равны нулю с единичной вероятностью, что говорит о невозможности начала формирования (возобновления) «пузыря». Исходя из этого авторы сделали вывод, что если в ценах акций существует «пузырь», то он должен существовать с самого первого дня торговли акциями.

Именно этот аргумент был положен ими в основу теста на коинтеграцию (см. Diba, Grossman, 1988b). Авторы предположили, что фундаментальная рыночная цена акций записывается следующим образом:

Et (dt+i + ot ) Pt =, (42) (1+ r)i i=где ot представляет собой фундаментальную составляющую цены, ненаблюдаемую на практике. Если предположить, что порядок интегрированности ряда ot не больше порядка интегрированности ряда дивидендов, то фундаментальная цена акции будет иметь тот же порядок интегрированности, что и дивиденды. То есть если в отсутствие «пузыря» ряд дивидендов стационарен в уровнях, то и фундаментальная цена будет также стационарной величиной, если же ряд дивидендов нестационарен порядка n, то и фундаментальная цена акции будет нестационарной величиной того же порядка интегрированности. Эта зависимость будет нарушаться при наличии «рационального «пузыря». Разность порядка n для «пузыря» имеет вид:

(1- L)n[1- (1+ r)L]Bt = (1- L)n zt. (43) Отсюда следует, что в случае присутствия рационального «пузыря» в цене акции, для стандартного простейшего предположения о динамике zt (например, процесса «белого шума») последовательное взятие разностей для ряда котировок акций не позволит получить стационарный процесс. Естественный способ проверки цен на наличие «пузыря», таким образом, – взятие такого же количества разностей для временного ряда цен, какое необходимо для приведения ряда дивидендов к стационарному виду, и проверка полученного ряда данных на стационарность. Даже несмотря на то что ряды цен и дивидендов являются рядами I(1), авторы показали, что уравнение (42) задает равновесную связь между обоими рядами. При условии справедливости нулевой гипотезы об отсутствии «пузырей» и стационарности ненаблюдаемой фундаментальной составляющей ot ряды дивидендов и цены должны быть коинтегрированы. Используя предложенный тест, авторы обнаружили, что ряды цен и дивидендов являются нестационарными в уровнях, коинтегрированными и стационарными в разностях. Иными словами, проведенный тест свидетельствовал об отсутствии «пузырей» в ценах акций.

Одним из недостатков предложенной методологии является сложность при определении самого факта нестационарности исследуемого ряда. На текущий момент существует большое количество разнообразных тестов, каждый из которых обладает различной мощностью. В случае если проведенный тест говорит о наличии «пузыря», правильнее было бы интепретировать это все-таки как подтверждение наличия нестационарной составляющей в соответствующем ряде цены акции (или в ряде разностей). Несомненно, полученный результат может быть следствием наличия «пузыря», однако он также может быть обусловлен нарушением предположения о динамике ненаблюдаемой фундаментальной составляющей цены акции. Авторы согласились с высказанными замечаниями, однако показали, что если факт нестационарности временного ряда цены (или соответствующей разности) не является прямым подтверждением гипотезы о наличии «пузыря», то стационарность ряда явно свидетельствует об отсутствии «пузыря».

Важным этапом в развитии тестов, основанных на коинтеграции, стала критика Эвансом (Evans, 1991) этого подхода. Он показал, что тест имеет малую мощность при определении стохастических «пузырей». Ввиду того что детерминированные бесконечно растущие «пузыри» не являются хорошим описанием действительности, Эванс предложил описывать «пузырь» следующей системой уравнений:

Bt+1 = (1+ r)Btvt+1, если Bt ;

(44) -Bt+1 = { + (1+ r)t-1[Bt - (1+ r)-1 ]}vt+1, если Bt+1 >, где и – некоторые положительные числовые параметры, такие что 0 < < (1+ r) ; vt+1 – экзогенная независимо и одинаково распределенная положительная случайная величина такая, что Et (vt+1) = 1. Кроме того, экзогенный параметр t-1 принимает значение 1 с вероятностью и значение 0 – с вероятностью 1-. Таким образом, до определенного размера «пузырь» растет как обычный детерминированный «пузырь». После достижения критического размера появляется вероятность того, что «пузырь» лопнет.

Однако даже при сдутии «пузыря» он уменьшается не до нулевого размера, а до некоторой малой величины.

С помощью эксперимента по методу Монте-Карло Эванс показывает, что тесты на коинтеграцию довольно успешно обнаруживают «пузырь» на рынке, если вероятность близка к единице. Однако если значения меньше 0,95, то тест Дибы и Гроссмана чаще отвергает нулевую гипотезу о присутствии «пузыря» в пользу альтернативной. Более того, для значения менее 0,75 тесты практически никогда не обнаруживают «пузырь». Таким образом, работа Эванса показала, что разработанный тест Дибы и Гроссмана не позволяет эффективно идентифицировать лопающиеся «пузыри», которые описываются как стационарный процесс.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.