WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 26 |

Log GDP per capita, PPP Качество регулирующих институтов LUX USA MAC NOR IRL CHEISL HKG AUT GBR AUS SWENLDDNK BEL CANFINSGP FRA JPN DEU ITA ESP NZL GRC SVNCZE KOR PRT HUN EST SVK SYC TTO GNQ LTU ARG LVA POL KNA HRV ATG MUS BWA CHL RUS RUS_06 ZAF MEX MYS URY CRI BGR ROM THA BLR BRA TUR TUN KAZ DOM IRN TON GRD SUR PAN NAM COL UKR VEN BLZ DZAAZE CHN RUS_96MKDFSM VCTLCA DMA GAB PER FJI CPVWSM ARM JOR ALB BTN LBN PHL SLV KIR SWZ LKA PRY MAR GUY GTM EGY ECU JAM SYR NIC IDN IND LSOHND GEO VUT VNM KHM BOL AGO PNG GHA PAK MRT GIN SDN MNG LAODJI CMR MDA UZB BGD SLB COM KGZGMB SEN CIV HTI TCDTJTGO NPL UGA K COG MOZ BFA KEN CAF ETHRWA NGA ERI ZMBBEN MLI YEM MDG SLE GNB NER ZAR TZA BDI MWI -3 -2 -1 0 1 Regulatory Quality Рис. 2.16. Уровень ВВП на душу населения и качество регулирующих институтов (WB WGI), 2006 г.

Log GDP per capita, PPP Качество правовых институтов LUX MAC USA NOR IRL ISL HKG CHE NLD AUS AUT SWE CANDNK BEL GBR FIN FRA JPN SGP DEU ITA ESP NZL GRC SV KOR CZENPRT HUNEST SVK SYC TTO GNQ LTU ARG LVA POL KNA HRV ATG MUS BWA RUS RUS_06 ZAFURYMYS CHL MEX CRI BGR ROM THA BLR BRA TUR TUN KAZ DOM IRN PAN NAM COLMKD SUR GRD TON LCA UKR VEN DZA FSM RUS_96CHN BLZ DMA AZE VCT GAB PER FJI JORCPV WSM ALBARM BTN LBN SLV LKA PRY SWZPHL MAR KIR GTM GUY ECU EGY JAM IDN NICGEO IND SYR HND VNMLSO VUT KHMBOL AGO PNG GHA MRT GIN SDN CMRPAK MDA MNG LAO DJI UZB BGD SLB KGZ COM GMB SEN HTI CIV NPLUGA TCD TGO TJK COG MOZ KEN BFA CAF RWA ETH NGA BEN ERI ZMB MLI YEM MDG SLE GNB NER ZAR TZA BDI MWI -3 -2 -1 0 1 Rule of Law Рис. 2.17. Уровень ВВП на душу населения и качество правовых институтов (WB WGI), 2006 г.

Log GDP per capita, PPP Антикоррупционный контроль LUX MAC USA NOR IRL ISL HKG CHEDNKFIN AUS AUT CAN BEL GBRNLDSWE FRA SGP JPN DEU ITA ESP NZL GRC KOR SVN CZE PRT HUN EST SVK SYC TTO GNQ LTU ARG LVA POL KNA HRV ATG MUS BWA CHL RUS RUS_MEX MYSZAF URY CRI BGR ROM THA BLR BRA TUR TUN KAZ DOM TON IRN GRD PAN SUR NAM UKR MKD CHN VEN BLZ DZFSM ACOL RUS_DMA VCTLCA AZE GAB PEIR FJ WSM CPV JOR ARM ALB BTN LBN PHL SLV KIR SWZ PRY LKA GUYEGY MAR GTM ECU JAM IDN NIC SYR GEO INDLSO VUT HND VNM KHM BOL PNG AGOPAK MDA GHA MRT GIN SDNCMR DJIMNG LAO BGD UZB SLB KGZ GMB COM SEN HTI CIV TCDTGOKNPL UGA TJ COG MOZ KEN BFA CAF RWA ETH NGA BEN ZMB MLI ERI YEM MDG SLE GNB NER ZAR TZA BDI MWI -2 -1 0 1 2 Control of Corruption Рис. 2.18. Уровень ВВП на душу населения и антикоррупционный контроль (WB WGI), 2006 г.

Log GDP per capita, PPP Восприятие коррупции LUX MAC USAIRL NOR ISLDNK HKG CHE AUTGBAUS FIN BEL RCANNLDSWE FRA JPNDEU SGP ITA ESP NZL GRC KOR SVN CZE PRT HUN EST SVK SYCLTU TTO GNQ ARG LVA POL HRV MUS BWA CHL RUS RUS_06 ZAF MEX MYS URY CRI ROM BGR THA BLR BRA TUR KAZ DOM TON IRN PAGRD TUNNAM NSURCOL UKRBLZMKD CHN VEN DZA RUS_AZE DMA GAB PER WSMCPV ARM ALB LBNKIR SLV JORBTN PHL SWZ PRY LKA MAR GUY GTM ECU EGY JAM IDN NIC SYR IND HND LSO VUTGEO VNM KHM BOL PNG AGO GHA MRT GIN SDNLAOPAK MDA MNG DJI UZBBGD CMR SLB KGZ COM GMB SEN HTI CIV TCDTJK NPLUGA TGO COG KE BFA CAFNETH MOZ RWA NGA BEN ZMB ERI MLI YEM MDG SLE GNB NER ZAR TZA BDI MWI 2 4 6 8 TI Corruption Perceptions Index Рис. 2.19. Уровень ВВП на душу населения и восприятие коррупции (TI CPI), 2006 г.

Log GDP per capita, PPP Выборка постсоциалистических стран Эффективность органов государственного управления SVN CZE HUN EST SVK LTU LVA POL HRV RUS RUS ROMBGR BLR KAZ UKR AZE ARM GEO MDA UZB KGZ TJK -2 -1 0 1 Government Effectiveness Рис. 2.20. Уровень ВВП на душу населения и эффективность органов государственного управления (WB WGI) в постсоциалистических странах, 2006 г.

Log GDP per capita, PPP Качество регулирующих институтов SVN CZE HUN EST SVK LTU LVA POL HRV RUS RUS ROMBGR BLR KAZ UKR AZE ARM GEO MDA UZB KGZ TJK -2 -1 0 1 Regulatory Quality Рис. 2.21. Уровень ВВП на душу населения и качество регулирующих институтов (WB WGI) в постсоциалистических странах, 2006 г.

Log GDP per capita, PPP Качество правовых институтов SVN CZE HUN EST SVK LTU LVA POL HRV RUS RUS BGR ROM BLR KAZ UKR AZE ARM GEO MDA UZB KGZ TJK -2 -1 0 1 Rule of Law Рис. 2.22. Уровень ВВП на душу населения и качество правовых институтов (WB WGI) в постсоциалистических странах, 2006 г.

Log GDP per capita, PPP Антикоррупционный контроль SVN CZE HUN EST SVK LTU LVA POL HRV RUS RUS BGR ROM BLR KAZ UKR AZE ARM GEO MDA UZB KGZ TJK -2 -1 0 1 2 Control of Corruption Рис. 2.23. Уровень ВВП на душу населения и антикоррупционный контроль (WB WGI) в постсоциалистических странах, 2006 г.

ВВП на душу по ППС, тыс.

долл.

Восприятие коррупции SVN CZE HUN EST SVK LTU LVA POL HRV RUS RUS ROM BGR BLR KAZ UKR AZE ARM GEO MDA UZB KGZ TJK 2 4 6 8 TI Corruption Perceptions Index Рис. 2.24. Уровень ВВП на душу населения и восприятие коррупции (TI CPI) в постсоциалистических странах, 2006 г.

ВВП на душу по ППС, тыс.

долл.

2.3. Некоторые выводы о характере современной институциональной динамики в России Проведенный анализ теоретической и эмпирической литературы по проблемам взаимосвязи экономического роста и институциональной динамики, а также изучение тенденций изменения качества российских институтов на основе различных институциональных индексов позволяют сделать определенные выводы в отношении наиболее общих проблем, накопившихся в данной сфере.

Прежде всего следует отметить, что в современной институциональной экономической теории зрелость национальной институциональной среды оценивается посредством следующих основных критериев: 1) общей устойчивости сложившихся структур прав собственности и правил присвоения на всех стадиях инвестиционного цикла; 2) политической и правовой устойчивости; 3) дееспособности судебной системы; 4) исполнимости (инфорсмента) контрактов и обязательств. Анализ по данным критериям не позволяет констатировать достижения достаточной зрелости созданных в России за период с начала 90х годов институтов. Напротив, в существующей системе есть очевидные слабости, подрывающие институциональный динамизм. Среди них выделим следующие.

1) Сложившаяся в 2000-е годы асимметрия экономических, институциональных и политических факторов развития российской экономики до начала финансового кризиса в 2008 г. была завуалирована общими показателями экономического подъема, благоприятной сырьевой конъюнктурой, устойчивым состоянием государственных финансов (профицит бюджета, весьма значительные объемы накопленных бюджетных (Резервный фонд, Фонд национального благосостояния) и золотовалютных резервов), показателями исключительной доходности российского фондового рынка. В 2000-е годы возросло негативное влияние на развитие со стороны фактора «государство», одновременно постепенно возрастает позитивное влияние чисто «рыночных факторов». Возрастание масштабов государДанный раздел обобщает результаты исследований, проведенных в ИЭПП. Подробнее см. ИЭПП (2007).

ственного вмешательства в экономику сдерживает динамизм частного сектора и чисто рыночных структур. Вывод о разнонаправленности действий факторов «государство» и «рынок» в России 2000х годах подтверждается данными социологических опросов и динамикой страновых рейтингов.

2) В долгосрочном периоде проблема разнонаправленности (асимметричности) экономических и институциональных факторов развития российской экономики может приобрести критичный характер, прежде всего в контексте роли институтов для поддержания устойчивой экономической динамики, тем более, если учесть масштабы конъюнктурной составляющей в источниках текущего экономического роста и бюджетных доходов.

3) В 2000-е годы не наблюдалось расширения потенциальной социальной базы для ускоренного формирования эффективных экономических институтов на основе традиционных политических процессов (т. е. через выборы и политическое представительство). Напротив, те механизмы, которые уже в 1990-е годы препятствовали расширению спроса на эффективные экономические институты, в модифицированном виде действуют и сегодня. Если до начала 2000х годов (при всей условности терминологии) речь шла о модели «олигархического капитализма», то в настоящее время наиболее характерным термином стал «государственный капитализм» в его российском варианте, в рамках которого сформировались мощные интересы, направленные на поддержание status quo.

4) В середине 2000-х годов риски, привносимые в легальную предпринимательскую деятельность институтами и регулятивной деятельностью государства, сохранили свою значимость. Однако заметно возросло значение нового фактора: государство значительно расширило масштабы прямого вмешательства в экономику. При этом существует значимая вероятность взаимосвязи между расширением прямого и косвенного присутствия государства в экономике и ростом объемов коррупции в 2000-е годы.

5) Взаимовлияние таких институтов, как защита прав собственности и финансовая система, в существующем в России виде носит, скорее всего, негативный характер. Отсутствие институциональных преобразований и/или ухудшение инвестиционного климата по отдельным направлениям создает прямые риски для динамики инвестиций и способно серьезно ограничить рост инвестиций в основной капитал, особенно в случае падения сырьевых цен и резкого падения темпов роста доходов.

6) На всем протяжении 2000–2007 гг. базовые цели среднесрочных социально-экономических программ правительства видоизменялись незначительно. Прогресс в развитии базовых рыночных институтов (таких как защита прав собственности, защита прав акционеров, формирование рынка земли и недвижимости, управление государственной собственностью, банкротство и защита прав кредиторов, и др.) оказался недостаточным. Проведенный анализ дает основания для предположения о неадекватности законодательного и регулятивного обеспечения процессов развития экономических институтов. При этом можно говорить о хроническом отставании законодательства от экономических реалий.

7) Характерной особенностью институционального развития 2000-х годов является формирование «двойного стандарта» и различных правил игры для разных классов участников рынка. Культивирование «двойного стандарта» на федеральном и региональном уровне создает непреодолимые препятствия как формированию благоприятного институционального окружения в целом, так и локальным институциональным изменениям в сфере развития конкуренции, защиты прав собственности, корпоративного управления, финансовых рынков, ужесточения бюджетных ограничений и т.д.

8) Для конца 1990-х – начала 2000-х годов была характерна ситуация, когда в стране сформировалось относительно развитое хозяйственное законодательство, а наиболее критичной сферой являлось состояние правоприменения (инфорсмента). В середине 2000-х годов, по всей видимости, акценты сменились: хотя болезни российской системы правоприменения сохраняют свою остроту, происходит определенный сдвиг в рамках хозяйственного законодательства (и его интерпретации). Этот сдвиг в законодательстве, с одной стороны, значимо повышает неопределенность последствий тех или иных хозяйственных решений для бизнеса в отношении возможных ответных действий государства, с другой – заметно ужесточает режим взаимоотношений государства и частного бизнеса. Традиционные проблемы правоприменительной системы России, дополненные тенденцией к расширению зоны неопределенности и восстановлению жестких законодательных норм, заметно расширяют зону риска в сфере прав собственности.

3. Применение модифицированной гравитационной модели для исследования сравнительной институциональной динамики Модельный подход В данном разделе предпринята попытка объяснения институциональных различий между странами мира с помощью подхода, использующего гравитационную модель внешней торговли. Гравитационная модель призвана расширить возможности сравнительного статистического анализа общего тренда в институциональном развитии различных групп стран. В отличие от анализа, представленного в разделе 2.2, настоящая модель дополнительно учитывает (кроме межстрановых различий в ВВП) ряд существенных факторов институциональной динамики.

Известная физикам со времён И.Ньютона гравитационная модель была впервые применена для исследования внешней торговли Яном Тинбергеном24. Она быстро приобрела популярность и использовалась многими другими авторами. Функциональная форма модифицированной гравитационной модели (1) представлена ниже:

Fij =G * (Mi * Mj ) / Distij, (1) где Fij – внешнеторговые потоки, например, сумма экспорта и импорта стран i и j, Mi,j – экономические массы, например, ВВП стран i и j, соответственно, Distij – географические расстояния между странами i и j, G – гравитационная константа.

В многочисленных исследованиях было показано, что гравитационная модель в целом хорошо описывает объемы взаимной торговли между странами. За время, прошедшее с выхода в свет в 1962 г. ра Tinbergen (1962).

боты Тинбергена, было создано множество модификаций модели. В одних из них происходило расширение набора объясняющих переменных (например, добавлялись общая граница, единый язык, членство в валютных, экономико-политических и прочих союзах), в других происходила модификация объясняемой переменной, в т.ч. для адаптации модели к исследованию процессов межстрановой миграции, потоков ПИИ, туризма. Как правило, в случае замены объясняемой переменной предлагалось расширение и правой части модели, т.е. добавление новых объясняющих переменных 25.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.