WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 26 |

• С учетом важности исходных условий и местных традиций, реформаторы должны быть готовы к институциональному экспериментированию, а также к корректировке своей политики на основе тщательного мониторинга и оценки фактических результатов проводимых реформ. Этим предъявляются весьма высокие требования к прозрачности и эффективности процесса принятия правительственных решений по стратегии и тактике реформ;

• Очень важно уделить адекватное внимание укреплению институтов, обеспечивающих устойчивость экономики к внешним шокам, таких как система социальной защиты и консультативные механизмы между правительством и основными социальными группами.

1.2. Влияние институциональных факторов на экономический рост в переходных экономиках В настоящее время является общепризнанным тот факт, что в начальный период реформирования социалистических экономик роль институциональных факторов была существенно недооценена. Наиболее популярные рецепты перехода к рыночной экономике придавали основное значение более традиционным изменениям в области экономической либерализации, стабилизации и приватизации (World Bank, 2002). Именно поэтому на первых этапах анализа послереформенной экономической динамики внимание в основном уделялось вопросу относительной важности структурных факторов (начальные условия) и особенностей национальной экономической политики (структурные преобразования, стабилизация и либерализация). Вместе с тем относительно немного работ в этот период было При подготовке данного раздела использованы материалы, предоставленные А. Кнобелем.

посвящено влиянию качества институтов на возобновление и поддержание роста в переходных экономиках (о них будет подробнее сказано ниже).

Например, влияние экономической либерализации на экономический рост было изучено в работе De Melo, Gelb (1997), в которой авторы использовали сконструированный ими индекс либерализации на основе трёх составляющих: степень либерализации внутренних рынков, степень либерализации внешней торговли, масштабы приватизации. Было показано, что данный индекс статистически значимо связан с темпами экономического роста в переходных экономиках в течение первой половины 90-х годов. В дальнейшем Fischer, Sahay, Vegh (1996a) использовали эти же индексы либерализации в своей панели для 20 стран с переходной экономикой и обнаружили, что экономический рост положительно и статистически значимо связан с размером профицита бюджета, уровнем иностранной помощи, глубиной экономической либерализации и отрицательно связан со средним темпом инфляции. В своей последующей работе те же авторы (Fischer, Sahay, Vegh (1996b)) расширили анализируемую выборку до 25 стран и пришли к выводу, что в дополнение к полученным ими ранее результатам на экономический рост отрицательно и статистически значимо влияют начальные условия, а положительно – выбор режима обменного курса (указывалось на благоприятствующий эффект плавающего режима).

В целом на протяжении 90-х годов большинство исследователей переходного процесса подчеркивали центральную роль переменных экономической политики в объяснении межстрановых различий в стабилизации уровня выпуска и выхода из рецессии. На это, в частности, указывалось в работах Selowsky, Martin (1997); Berg, Borenzstein, Sahay, Zettlemeyer (1999) и Havrylyshyn et al (1999). С другой стороны, Popov (1999) показал, среди прочего, что влияние фактора экономической либерализации становится незначительным, если в регрессиях осуществляется контроль различий в начальных условиях. Отрицательное влияние начальных условий на экономический рост в переходных экономиках обнаружил также Denizer (1997).

Влияние различий в проводимой экономической политике (различия в темпах инфляции, дефиците государственного бюджета, доле налоговых сборов в ВВП и т.д.) на экономический рост в переходных экономиках дополнительно рассматривалось в работах Castanheira, Popov (2000); Fidrmuc (2000); Roland (2000).

Начавшийся в конце 80-х годов процесс преобразований в странах Восточной Европы характеризовался не только переходом от командной к рыночной экономике (трансформация экономических институтов), но и переходом от авторитарных и тоталитарных политических режимов к демократическим (трансформация политических институтов). Экономическая теория не даёт ясного ответа на вопрос, способствует ли политическая либерализация экономическому развитию во время трансформационного периода.

В теоретической литературе приводится несколько аргументов в пользу того, что авторитарное правление может способствовать экономическим преобразованиям в первые годы трансформации. Вопервых, это может быть связано с трудностями одновременного осуществления экономических и политических реформ. Проблема состоит в том, что переход от авторитарной системы к демократической неизбежно приводит к ослаблению государственной власти в стране, в результате чего ослабляется контроль за собираемостью налогов и исполнением законов. В этом случае государство сталкивается с риском утери общего контроля над ситуацией и не может гарантировать соблюдения законов и правил, которые необходимы для функционирования новой экономической системы. Привлекательным вариантом было бы проведение трансформации законодательства (и институтов вообще) авторитарным правительством, установление новых экономических институтов в рамках старой политической системы и последующая передача власти демократическому правительству вместе с формированием новых политических институтов. Чили является хорошо известным примером страны, в которой радикальные экономические преобразования были осуществлены авторитарным режимом, который со временем передал власть демократическому правительству. То же самое можно сказать и про Корею, Тайвань, Сингапур. В Китае и Вьетнаме демократизации пока не произошло, уровень экономического развития невысок, однако, некоторые экономические институты уже развиты достаточно сильно, чтобы ожидать продолжения экономического роста и последующих политических изменений.

Во-вторых, при демократическом режиме избиратели могут не поддержать экономические реформы, даже если они принесут долгосрочные выгоды для большинства голосующих. Неопределённость результатов реформ приводит к тому, что для отдельного избирателя риски настолько высоки, что он лично может предпочесть не поддерживать их проведение, хотя для большинства населения долгосрочный результат реформ будет положительным (в равновесии Нэша большинством ex ante будет принято решение голосовать против реформ, хотя ex post реформа была бы одобрена).

В целом, в бывших социалистических странах процессы экономической и политической трансформации происходили по-разному.

Например, в Венгрии и Словении оба типа преобразований прошли относительно быстро и одновременно (Словения вообще считается самой успешной переходной экономикой), тогда как в современном Туркменистане степень демократизации не сильно отличается от ее уровня в советский период. В своей работе Dethier, Ghanem, Zoli (1999) сделали попытку установления связи между экономическими и политическими изменениями в 25 странах с переходной экономикой. В качестве индекса экономической либерализации авторы использовали тот же индекс, что и De Melo et al. (1997). В качестве прокси для уровня развития гражданских свобод ими использовался индекс, публикуемый Freedom House. Для всех спецификаций и для различных разбиений стран на группы авторы получили, что уровень политических свобод способствовал углублению экономической либерализации. Однако в работе не исследуется влияние различных видов либерализации на экономический рост.

В более поздней работе Pushak, Toingson, Varoudakis (2007) была проанализирована модель, в которой экономический рост в переходных экономиках является функцией от начальных условий и от основных переменных экономической политики – финансовой стабилизации, либерализации и структурных реформ. В этой работе устойчивое статистически значимое влияние на рост было выявлено только для темпов инфляции и дефицита государственного бюджета.

Однако с течением времени и по мере накопления опыта изучения переходных экономик, при анализе все большее внимание стало уделяться институциональной стороне рыночной трансформации.

Доклад Всемирного банка (World Bank, 2002), посвященный итогам первой декады реформ, следующим образом сформулировал основные выводы по вопросам экономического роста в этот период:

• Различия в исходных условиях были основным фактором, объясняющим масштабы сокращения производства в начальный период (1990–1994) переходного процесса, в то время как интенсивность проводимых странами реформ хорошо объясняет различия в темпах роста в более позднее время;

• Ключевая роль в возобновлении экономического роста и увеличении занятости принадлежит новым предприятиям, в том числе малым и средним. Успешная политика поощрения роста базируется на поддержании баланса двух важных компонент: а) поощрения входа на рынок новых предприятий, и б) укрепления дисциплины (ужесточение бюджетных ограничений) среди существующих компаний;

• Тем самым в центре экономической политики оказываются две группы институциональных реформ. Это, во-первых, меры по улучшению инвестиционного климата (защита прав собственности, упрощение механизмов и процедур регулирования, создание для новых предприятий равных условий для конкуренции с традиционным сектором, и др.), обеспечивающие привлекательность входа на рынок для новых предпринимателей. Во-вторых, это законодательные и регуляционные изменения, направленные на создание эффективной системы корпоративного управления на предприятиях, прежде всего в традиционном секторе. Такая система должна включать в себя современные системы учета, аудита и раскрытия информации, защиту прав миноритарных акционеров, законодательство о банкротстве, инфорсмент и т.п.;

• Качество институтов и законодательства по защите прав инвесторов и контролю за менеджерами оказывается важнейшим фактором развития национальных финансовых систем, расширения доступа частных предприятий к кредитованию и инвестициям, и, соответственно, к ускорению экономического роста.

Если в первой половине 90-х годов, необходимость укрепления рыночных институтов рассматривалась чаще всего в достаточно узких рамках12, то в последние годы, институциональным факторам отводится центральная роль в объяснении успешного осуществления рыночной трансформации. Estrin (2002), например, отмечает, что результативность различных мер экономической политики, включая приватизацию, сокращение субсидий и поощрение конкуренции, во многом зависит от качества институциональной среды, в которой проводится эта экономическая политика. В настоящее время имеется не очень большое, но быстро увеличивающее число эмпирических исследований по влиянию институтов на экономический рост в странах с переходной экономикой. Практически во всех из них исследователям удается обнаружить положительную и статистически значимую взаимосвязь между качеством национальных институтов и темпами экономического роста.

Одной из первых работ в этом направлении можно считать работу Brunetti, Kisunko, Weder (1997), в которой авторы изучали главным образом факторы, определяющие объёмы прямых иностранных инвестиций в 20-ти странах с переходной экономикой, но одновременно рассмотрели и влияние институтов на экономической рост. В качестве объясняющих институциональных переменных использовался ряд индексов, построенных на основе экспертных опросов:

• Predictability of rules – индекс, отражающий уровень предсказуемости принимаемых правил;

• Political stability – мера неопределённости относительно возможности смены курса исполнительной властью;

Например, Calvo, Coricelli (1993) подчеркивали роль разрушения традиционных для дореформенных экономик хозяйственных связей и систем координации выпуска в качестве важного фактора падения выпуска в первый период реформ. Отсутствие фундаментальных рыночных институтов означало, что старые механизмы координации не могли быть быстро заменены новыми эффективно функционирующими механизмами.

• Property rights – индекс, отражающий степень защиты прав собственности;

• Judiciary reliability – индекс надежности и предсказуемости судебной системы;

• Lack of corruption – мера ограниченности (контроля) коррупции.

Оценка влияния на экономический рост производилась двумя способами: либо строилась отдельная регрессия на каждый из перечисленных индексов, с контролем на начальные экономические условия, открытость экономики, инфляцию (прокси для макроэкономической стабилизации) и уровень государственного потребления.

Либо регрессии строились для каждого индекса без включения вышеперечисленных контрольных переменных, но с использованием метода инструментальных переменных, в котором данные переменные выступали в качестве инструментов. В обеих спецификациях все институциональные индексы оказывали положительное статистически значимое влияние на экономический рост.

Среди первых попыток анализа роли институциональных факторов на рост в переходных экономиках следует также отметить работу Moers (1999). Им проводилась оценка для 25 стран за период 1990–1995 гг. Автор использовал в качестве объясняющих институциональных переменных два индекса ЕБРР (качество исполнения законов вообще и инвестиционных законов в частности), а также показатель страновых политических рисков, публикуемый «Euromoney». При этом, однако, в регрессии не осуществлялся контроль на макроэкономическую стабилизацию, глубину структурных преобразований и начальные условия. В результате Л. Моерс пришел к выводу, что институциональные факторы действительно оказывают положительное влияние на рост (причем наибольший эффект оказывает сокращение индекса страновых рисков), по крайней мере в течение рассматриваемого периода времени.

Havrylyshyn, van Rooden (2000) изучали факторы экономического роста на панельных данных за период 1991–1998 гг., включив в анализ ряд институциональных переменных. Всего было использовано 9 переменных институционального развития из пяти различных источников:

• Индекс экономической свободы (Index of Economic Freedom), публикуемый Heritage Foundation. Вообще говоря, этот индекс состоит из 10 компонент, но авторы использовали в своей модели только совокупный индекс экономической свободы (HERgen) и одну из его составляющих, индекс коррупции (HERleg);

• Индексы «Nations in Transit», публикуемые Freedom House, включая уровень развития демократии (FRdem); уровень экономической свободы (FRec); среднее значение индексов качества применения законодательства и государственного управления (rule of law; governance и public administration (FRleg)); индекс гражданских свобод (FRpol);

• Индекс правовой системы ЕБРР, показывающий эффективность правовой системы страны (EBRDleg);

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.