WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 26 |

См., например, Ch. Clague (Еd.) (1997).

дающих более устойчивыми институтами. Схожий результат о важности социальной сплочённости общества для преодоления последствий экономических кризисов содержит работа У. Истерли, Д. Ритцена и М. Вулкока (Easterly, Ritzan, Woolcock (2006)).

В целом, критичность качества институциональной среды для экономического развития (в первую очередь, таких её составляющих как эффективность защиты прав собственности и контрактных прав, системы правоприменения (инфорсмента), качества и независимости судебной системы, качества бюрократического аппарата и глубины финансовых рынков) стала общепризнанным фактом. Чрезвычайно авторитетной в этом отношении оказалась работа Д. Родрика с соавторами «Институты главенствуют» (Institutions Rule) (Rodrik, Subrmanian, Trebbi (2002)), в которой показано, что в межстрановых регрессиях, построенных на длительных временных интервалах, фактор качества институтов (прежде всего мера качества защиты прав собственности и правовой системы) существенно лучше объясняет различия в долгосрочных темпах роста, чем другие фундаментальные факторы. Улучшение качества институтов в выборке на одно стандартное отклонение соответствует различию в уровне душевого дохода между странами в 6,4 раза, что эквивалентно фактическим различиям в доходах между Боливией и Южной Кореей.

Инвестиции при таком подходе выступают одним из передаточных механизмов, связывающих институциональные факторы и экономический рост. Рост неопределенности, как макроэкономической, так и институциональной, негативно сказывается на инвестиционных процессах. Наличие устойчивой отрицательной связи между уровнем инвестиций в ВВП и институциональными переменными, характеризующими уровень защиты прав собственности, находит подтверждение в ряде эмпирических исследований (см., например, Clague (1997), с. 73–80).

Вместе с тем важно подчеркнуть, что институциональные факторы существенны, прежде всего, для объяснения долгосрочных темпов роста, т. е. межстрановых различий в современных уровнях душевого дохода. Попытки объяснить различия в темпах роста на коротких интервалах с помощью институциональных переменных дают результаты, которые статистически не столь значимы и менее устойчивы (Hausmann, Pritchett, Rodrik (2005)). Такие результаты, впрочем, находятся в полном соответствии с выводами, полученными из изучения конкретных периодов ускорения экономического роста в отдельных странах: для такого ускорения очень часто не требуется фундаментальных улучшений местных институтов. Рост может начаться и без этого, если удается ослабить действие какихлибо других, неинституциональных ограничений в экономике. Недавними примерами успешного роста, начавшегося до проведения серьезных институциональных преобразований, является опыт Китая и Индии. Эти страны инициировали масштабные институциональные реформы после того, как их экономики на протяжении нескольких лет демонстрировали высокие темпы роста.

Но на длительном временном интервале роль институциональных факторов представляется решающей – без улучшения институтов рост оказывается нестабильным, т. е. начавшееся ускорение развития не удается сделать устойчивым. В этом, в частности, фундаментальная слабость модели роста в авторитарных и нерыночных системах. Последние вполне способны генерировать впечатляющий краткосрочный рост за счет внутренней мобилизации ресурсов, но, как правило, не в состоянии поддерживать этот темп на скольконибудь длительном отрезке времени.

Особое место в литературе, посвященной изучению роли институтов в экономическом росте, отводится двум группам факторов:

качеству правовой системы и степени развития финансовой системы. В 1997–1998 гг. вышла серия работ А. Шляйфера с коллегами (Shleifer, La Porta, Lopez-de-Silanes, Vishny (1997, 1998)), посвящённая эмпирическому исследованию связи между качеством национальных правовых институтов и экономическим ростом. Авторы указывали, что тип такой системы (англо-саксонская система прецедентного права или французская система гражданского права) способствовал или, соответственно, препятствовал более эффективной защите прав частной собственности и, тем самым, сказывался положительно или негативно на интенсивности развития финансовых рынков, частных инвестициях и динамике экономического роста.

Было показано, что адаптация норм французской правовой модели создает риски для избыточного административного регулирования экономики, а в правовой сфере – для чрезмерного правового формализма, большей громоздкости и длительности судебных процессов, и соответственно для относительного роста издержек правоприменения.

Р. Барро в своей известной работе «Детерминанты экономического роста: межстрановое эмпирическое исследование» (Barro (1996)) использует такие институциональные индексы ICRG (International Country Risk Guide) как уровень защиты прав собственности и качество правового порядка5 в качестве ключевых детерминантов развития. Кифер и Кнак (Keefer, Knack (1995)) показали устойчивое негативное влияние, оказываемое незащищенностью прав собственности на экономический рост.

Результаты А. Шляйфера и др. были дополнены в 2001 г. Беком, Демигюч-Кантом, Левином и Максимовичем (Beck, Demirguc-Kunt, Levine, Maksimovic (2001)), которые показали, что тип правовой системы оказывает влияние на экономический рост не непосредственно, а через степень развития финансовых рынков. Таким образом, роль услуг, предоставляемых финансовой системой, является критической для успешного осуществления инвестиционной деятельности и обеспечения устойчивого экономического роста6. Например, для стран с более развитыми финансовыми рынками при прочих равных условиях характерны большие объёмы инвестиций в основной капитал по сравнению со странами, обладающими слабыми финансовыми институтами. Этот эффект более существенен в более технологически сложных отраслях (Wurgler (2000)), которые в большей степени выигрывают от доступности кредита и инвестиций в экономике.

Это исследование стало продолжением более ранних работ Кинга и Левина (King, Levine (1993a, 1993b)), в которых на данных по 80-ти странам была подтверждена тесная взаимосвязь между глубиной национальной финансовой системы и долгосрочными темпами роста, темпами накопления основного капитала и темпами улучшения Rule of Law Index – качество правового порядка или законность.

См., в частности, A.Demirguc-Kunt, R. Levine (2001); Beck, Levine (2004).

эффективности использования накопленных инвестиций. Более того, достигнутый уровень развитости финансового сектора (измеренный такими показателями как отношение банковских активов к ВВП или уровень кредитования частного сектора в процентах к ВВП) устойчиво коррелирует с будущими темпами экономического роста. По мнению авторов, это подтверждает теоретические взгляды таких экономистов как Шумпетер, что финансовая система играет ключевую роль в оценке перспективности новых предприятий и в перераспределении сбережений от менее перспективных к более перспективным и инновационным фирмам. Она также позволяет диверсифицировать риски, связанные с инновациями. Более развитые финансовые системы увеличивают вероятность успешного осуществления эффективных инноваций и тем самым ускоряют экономический рост.

Различия в качестве национальных финансовых систем также обуславливают эффективность использования иностранных инвестиций. Данный вывод сделали Э. Прасад, Р. Раджан и А. Сабраманиан (Prasad, Rajan, Subramanian (2006)) по итогам сравнительного исследования связи между притоком капитала и темпами роста в развивающихся и развитых странах. Слабые финансовые институты и недостатки в системе защиты прав собственности в развивающихся странах уменьшают отдачу иностранных инвестиций, тогда как в развитых странах «глубокие» финансовые рынки и стабильные правовые институты обеспечивают более эффективное использование инвестируемых средств. Данный факт помогает понять, почему в группе развивающихся странах отсутствует статистическая связь между объемом иностранных инвестиций и экономическим ростом.

Кроме того, развитие финансовых рынков благотворно сказывается на конкуренции. Так, Раджан и Зингалес (Rajan, Zingales (1998)) указывают на увеличение числа действующих фирм в секторах, имеющих благоприятный доступ к внешнему финансированию.

Исследования, выполненные в ИЭПП (Мау и др. (2003)) обращают специальное внимание на уровень развития наиболее базовых правовых институтов, обеспечивающих неприкосновенность лично сти и личного имущества, и влияние таких институтов на рост. Авторы подчеркивают особую роль таких базовых институтов как фундамента для построения более сложных структур и механизмов.

Отмечается, что в отсутствие надежных гарантий жизни и неприкосновенности личности, общепризнанные гарантии права частной собственности во многом обессмысливаются. Эта точка зрения близка взглядам М. Олсона (Olson (2000)) на ограничения для экономического роста, связанные с рисками ареста, конфискации собственности при автократических режимах.

Эмпирическое подтверждение этой точки зрения было получено при анализе дифференциации темпов экономического роста в российских регионах во второй половине 90-х годов (Mau, Yanovsky (2002)). В частности, было показано, что переменные, связанные с гарантией базовых прав (личная безопасность, защита частной собственности и свободы слова), статистически более значимы в объяснении межрегиональных различий в росте, чем более традиционные переменные, такие как качество налоговой системы и политическая стабильность в регионе.

Р. Ролл и Дж. Талботт (Roll, Talbott (2001)) в своей модели рассматривают взаимосвязь между долгосрочным ростом, экономическими и политическими институтами и мерами экономической политики. Качество защиты прав частной собственности в их анализе оказалось переменной с наибольшей значимостью в объяснении межстрановых различий в уровне душевого богатства. Вместе с тем, по их оценкам, качество политических институтов, обеспечивающих свободу прессы, политические свободы и «гражданские свободы», также статистически значимо и они также положительно влияют на экономический рост.

Важную роль в реализации принципов частной собственности играет реальная независимость судебных органов. Расчеты Р. Ла Порты, Ф. Лопеса-де-Силанеса, Л. Поп-Илечеса и А. Шляйфера (La Porta, Lopez-de-Silanes, Pop-Ileches, Shleifer (2004)) свидетельствуют о том, что в тех странах, где судебные органы обладают сравнительно большей независимостью и полнее защищены права частной собственности обеспечиваются лучшие условия для интенсивного экономического роста.

В целом, на сегодняшний день мало кто ставит под сомнение наличие устойчивой и статистически значимой корреляции между качеством национальных институтов и уровнем экономического развития. В рамках современной экономической теории основные дискуссии посвящены не важности институтов как таковых, а уточнению природы соответствующих причинно-следственных связей или решению так называемой проблемы эндогенности: являются ли институты первопричиной роста или же их развитие и влияние само является результатом действия каких-то других, более глубинных факторов развития.

Пользуясь терминологией, представленной в работе Дени Родрика (Rodrik (2003))7, можно сказать, что теория экономического роста относит факторы роста либо к группе непосредственных (proximate), либо к группе фундаментальных или глубинных (fundamental or deep) факторов. К непосредственным факторам чаще всего относят неоклассические детерминанты роста: труд, капитал, в том числе землю, а также производительность, причём производительность, обуславливаемую не только технической эффективностью производства, но и распределением ресурсов в экономике. К группе фундаментальных факторов Д. Родрик относит, во-первых, качество национальных институтов, во-вторых, уровень внешнеэкономической интеграции, измеряемый посредством размера национального рынка и степенью вовлечения страны в международную торговлю, и, втретьих, географические характеристики страны (такие как наличие полезных ископаемых, климат, удалённость от экватора, доступ к морским торговым путям).

При этом из вышеперечисленных фундаментальных факторов роста лишь география является несомненным экзогенным фактором, тогда как институты и внешнеэкономическая интеграция складываОригинальная схема Д.Родрика не охватывает все потенциальные факторы роста, но мы используем его методологию для дальнейшего анализа из-за соответствия данной схемы современному пониманию процессов экономического роста.

ются в значительной мере под влиянием национальной экономической политики.

Отнесение к фундаментальным факторам роста институтов, внешнеэкономической интеграции и географии хорошо резюмирует современное понимание ключевых детерминантов роста. Такая классификация факторов отражает подход к анализу экономической динамики, который в том или ином виде использовался в ряде принципиально важных исследований по данной проблематике. С использованием значительного межстранового материала эти работы позволили уточнить понимание общих механизмов взаимодействия фундаментальных факторов в процессе экономического роста.

Например, в 2001 г. вышла в свет работа Дерена Эйсмоглу, Саймона Джонсона и Джеймса Робинсона (Acemoglu, Johnson, Robinson (2001)), в которой правовые институты называются в качестве фундаментального фактора роста. Авторы использовали данные о смертности европейских колонизаторов от заболевания малярией на осваивавшихся в период с XVII по XIX век территориях, т. е. в странах Африки, Азии, Америки и Австралии, а также данные о плотности местного населения в качестве прокси-переменных, отражающих долгосрочную траекторию институционального развития этих территорий. Различия в значениях этих переменных хорошо предсказывают (объясняют) значительную часть межстрановых различий в качестве зашиты частной собственности, наблюдаемых в настоящее время. Так, в страны с низкой плотностью коренного населения и относительно умеренным климатом европейские колонизаторы мигрировали, что привело к воссозданию в них выработанных в Европе институциональных традиций и правовой системы. А в странах с губительным для европейцев климатом и высокой плотностью населения метрополия закрепляла систему централизованного колониального управления и использовала политику плантационного земледелия с жёсткой эксплуатацией местного населения. В этих странах происходил гораздо более ограниченный импорт институтов из метрополий.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.