WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |

3. Двумерная наука (развивается примерно с середины XX в). Характерные черты: возникновение науки о системах, занимающейся свойствами отношений, а не экспериментальными свойствами исследуемых систем, и ее интеграция с основанными на эксперименте традиционными научными дисциплинами.

Системный подход в качестве базового методического принципа в теории познания (гносеологии) Ситуация в недавнем прошлом: успехи точных наук породили иллюзию исключительной верности дедуктивного (абстрактно-логического, теоретикомножественного) подхода. И мы бы долго не подозревали, что это только иллюзия, если бы не серьезные методологические кризисы как внутри самих точных наук, так и в сфере приложений результатов этих наук. Однако если взглянуть на этот предмет исторически, то следует признать, что вовсе не было безусловной необходимости абсолютизировать дедуктивный подход, и системный подход никогда не был секретом или тайной от всего человечества, а все дело только в «исторической забывчивости» (или «неосознанной слепоте»).

В настоящее время имеются некоторые тенденции к другой крайности – к попытке обоснования, что дедуктивный (теоретико-множественный) подход неверен! При этом абсолютизируется исключительно системный подход.

Наиболее разумной, по всей видимости, является «золотая середина», при которой правомочен некоторый интегральный подход, объединяющий в себе и системный и дедуктивный и, возможно, любые другие подходы такого уровня. Основой для этого является мысль, что реальность богаче любого сформулированного способа познания и может проявлять себя по-разному, вплоть до взаимоисключающих проявлений. Фактически интегральный подход есть следствие (или проявление) принципа дополнительности.

Исторически первыми формами человеческого знания были мифология, а затем религиозные учения. Они сочетают в себе как принцип целостности (рассматривая весь феномен жизни, как единое целое), так и элементы дедуктивного принципа (признавая некоторые сущности в качестве первоосновы).

При этом системность в большей мере базируется на интуитивном мышлении, а дедуктивные построения – на рассудочном. Взрывной характер развития научного метода связан с открытием и совершенствованием части рассудочных способов мышления – логики, координатного метода, обеспечивающего универсальный способ членения целого на части, и аксиоматического метода построения наук (теорий) путем признания небольшого набора невыводимых (базовых) аксиом-постулатов и выведения с помощью логики следствий из них. (На самом деле логика только дает определенный и признаваемый всеми способ доказательства, а не выведения!).

Успехи на этом пути (математика, физика, химия, техника, технология) отчасти ослепили и оставили в тени системный, целостный метод познания, который, впрочем, и не переставал культивироваться (во многом не осознанно) в сферах искусства, религиозных учений, социологии, биологии, психологии и т.п.

Эта ситуация (забвение системности) так и оставалась бы без изменений, если бы, по крайней мере, не две причины:

– кризис классической науки (физики, математики и других естественных наук), одной из причин которого является игнорирование системности и гипертрофированное увлечение исключительно дедуктивным методом;

– стремление распространить научный метод для познания и решения практических задач в области социологии, биологии (феномен жизни) и, что весьма важно, в сфере создания сложных технических систем, особенно с применением вычислительной техники и информационных технологий.

Интересно отметить, что в недрах самого системного подхода культивируется (логически вытекает из его основ) множественность способов понимания и интерпретации действительности. Это связано с тем, что в рамках системного подхода роль теории выполняет модель (или набор моделей), которая отличается не единственностью (а множественностью) и зависимостью от рассматриваемого аспекта и точки зрения на него. Если в рамках классического подхода «понять явление» (или «объяснить») – значит свести (логически) его к базовым сущностям и комбинациям их свойств (считается, что если такое «объяснение» существует, то оно всегда единственно), то в рамках системного подхода «объяснить»– значит предложить одну или несколько моделей, описывающих с заданной точностью рассматриваемое явление. При этом вовсе не исключено, что эта модель (модели) будет вступать в противоречие с проявлением той же системы в других ситуациях и при других условиях.

В рамках практически всех естественных и точных наук всегда имелись некоторые «трудные места» или «особые точки», в которых, хотя и в слабой мере, но обнаруживаются некоторые «странности», которые при последующем развитии науки становятся своеобразными «зародышами» более масштабных кризисов. Разрешение кризисов происходит на более высоком уровне системности и является, несмотря на болезненность прохождения, одним из самых могучих двигателей прогресса.

Примеры «особых точек» зарождения кризисов в естественных и точных науках Механика непрерывного движения (пространство – время) Наиболее древними примерами противоречий в науке можно считать апории Зенона.

Апория (греч.) – непреодолимое затруднение. Зенон Элейский (из г. Элеи) – ученик Парменида. Расцвет деятельности – около 460 г. до н. э.

Суть апорий излагается по [6].

Апория «Стрела». «Находится ли летящая стрела в данный момент времени в определенном месте» Если да, значит стрела покоится. Все точки траектории равноправны, и обо всех них можно сказать то же самое. Значит, стрела, находясь во всех точках траектории в покое, совершила полет.

Если же сказать, что стрела не находилась в данный момент времени в определенном месте своей траектории, то опять в силу равноправия всех моментов времени и всех мест траектории этот ответ можно распространить на все остальные моменты времени и все остальные места и окажется, что стрела, не находясь за время полета ни в одном месте своей траектории, тем не менее, прошла весь свой путь, что не менее абсурдно, чем первый ответ.

Диалектический ответ: одновременно и находится, и не находится.

Апория «Ахилл не догонит черепаху». Если «быстроногий» Ахилл и медлительная черепаха, расположенные так, чтобы черепаха была несколько впереди Ахилла, одновременно начнут движение вперед, то, как бы скоро Ахилл ни достиг места старта черепахи, она за это время продвинется несколько дальше; чтобы преодолеть этот путь, Ахиллу тоже потребуется не нулевое, а некоторое конечное время, как бы мало оно ни было; затем это будет повторяться до бесконечности, поскольку никакая малая доля секунды не будет все же нулем. Таким образом, окажется, что, догнав практически черепаху в первую же секунду, Ахилл логически (формально-логически) не догонит ее никогда.

Теория света «Несколько столетий ученые спорили, что такое свет, одни говорили – волны, другие – частицы. И в пользу волн, и в пользу частиц находились убедительные доводы, верх брала то одна, то другая точка зрения. Решен ли этот спор» [7, эпиграф на тит. листе] Корпускулярная теория света базируется на предположении, что свет – это поток мельчайших частиц (фотонов), которые испускаются светящимися телами и, попадая в глаз, вызывают ощущение света.

Волновая теория предполагает, что свет – это волновой процесс, связанный с колебаниями частиц некоторой субстанции со специальными свойствами (светового эфира).

Возникновение волновой теории можно отнести к Р. Декарту [12]. В своей книге «Диоптрики» (1638 г.) он сформулировал основные законы оптики и выдвинул идею эфира как переносчика света. Первые догадки относительно волновой теории принадлежат Роберту Гуку (1667 г.), а первая отчетливая формулировка – Христиану Гюйгенсу (1678 г.).

Основателем научной школы корпускулярной теории принято считать Исаака Ньютона, хотя он сам и не настаивал на том, что его результаты в оптике (в основном по разложению белого света в цветной спектр) требуют обязательного принятия корпускулярной гипотезы. Более того, он постоянно подчеркивал, что истинная наука не нуждается в произвольных гипотезах (известный принцип Ньютона: «гипотез не измышляю»). В то время Р. Гук имел большое влияние в Королевском обществе (английской академии) и, обладая весьма склочным характером, резко критиковал Ньютона за его взгляды. Из-за развязанной вокруг этого полемики Ньютон долгое время вообще ничего не обнародовал по теории света.

При более глубоком рассмотрении выясняется, что Ньютон скорее придерживался интегральной (синтетической) точки зрения, что свет –это и волны, и частицы. Он понимал, что объединение противоречивых свойств должно проходить на более высоком уровне рассмотрения понятий, а более точно, он вообще не признавал никаких первичных гипотез о теории света, принимая все аспекты проявления света в опытах. «Я сам не буду принимать ни этой, ни какой-либо другой гипотезы, полагая, что меня не обязательно касается то, объясняются ли открытые мною свойства света этой гипотезой или гипотезой г-на Гука, или другие гипотезы могут объяснить их». (И. Ньютон, цит. по [7 с. 54, 55]).

Затем волновая теория была поднята на щит работами англичанина Томаса Юнга и француза Огюстена Френеля. Они получили много результатов, работая, независимо друг от друга, в области дифракции и интерференции света.

Одна из ключевых идей Френеля, давшая объяснение многим оптическим эффектам, – свет представляет собой не продольные (как полагали до этого), а поперечные колебания. Юнг независимо высказал ту же идею, но опередил с публикацией.

Вершиной развития волновой теории является теория электромагнитных волн (1860 г.) Джеймса Максвелла. Максвелл теоретически предсказал существование электромагнитных волн. Примерно через 25 лет Генрих Герц экспериментально открыл эти волны в радиодиапазоне.

В 1900 г. Макс Планк выдвинул гипотезу квантов (обмен непрерывной энергией порциями). Однако начало квантовой теории фактически (и независимо) положил А. Эйнштейн в 1905 г. в работе «Об одной эвристической точке зрения, касающейся возникновения и превращения света». В 1922 г.

Эйнштейну, уже всемирно известному, была присуждена Нобелевская премия за открытие, сделанное им еще в 1905 г.: объяснение фотоэлектрического эффекта с помощью гипотезы световых квантов (но не за работы по теории относительности, которые долго время считались спорными). И это несмотря на то, что практически до конца жизни Эйнштейн так и не принял квантовую механику.

В рамках классического подхода никак не могли сосуществовать волновые и корпускулярные свойства света, что послужило причиной длительных споров и даже борьбы соответствующих научных школ. Примирения не могло быть, поскольку изначально вопрос формулируется как «или – или». Или свет – волна, или – частица Но реальность оказалась богаче каждой из отдельно взятых теорий: волновой и корпускулярной. А дедуктивный подход не может допустить, чтобы одно и то же явление подчинялось сразу двум противоречивым (якобы) друг другу теориям. (Мало кто замечает, что это просто «неправильный вопрос». Именно поэтому на него нет ответа.) Системный подход позволяет внутренне снять такого рода противоречия тем, что для объяснения явления допускаются несколько моделей, объясняющих разные стороны, грани явления. Однако это не означает, что не поощряется стремление к более общим моделям, а напротив, познание рассматривается как процесс получения все более общих, полных и точных моделей.

Книга [7], кроме описания собственно борьбы двух теорий света, дает богатую пищу для рассуждений относительно гипотез (или моделей) в науке вообще. Приведем некоторые выдержки на этот счет.

«... на первых порах так называемая удачная гипотеза вроде бы действительно оказывается полезной, помогает движению вперед, однако на самом деле уже в момент ее принятия зароняются семена будущего кризиса науки.

С течением времени кризисные явления все более углубляются, развитие науки становится все более болезненным. В основе этого – одно решающее обстоятельство: истинное знание пытаются построить на базе знания ложного, олицетворяемого первоначальной фундаментальной гипотезой. Единственный способ выйти из этого кризиса – отказаться от гипотезы. Но еще лучше было бы вообще не создавать для него предпосылок... » [7. с. 183].

Но как обойтись без гипотез «Мне кажется, что наилучший и самый верный метод в философии – сначала тщательно исследовать свойства вещей и установить эти свойства опытами и затем уже постепенно переходить к гипотезам для объяснения свойств вещей, а не для определения их, по крайней мере, поскольку свойства могут быть установлены опытами.» (И. Ньютон, цит. по [7.с. 198]).

Если научное (именно научное) познание рассматривать как пошаговый процесс: опыт– обобщение– гипотеза объяснения– предсказание– проверка на опыте, то видно, что гипотеза играет роль временной модели, с помощью которой осуществляется прогноз и делается пробный шаг вперед.

Если гипотеза «слабая» (то есть просто выводится из опыта), то она надежна, но размер следующего шага, предсказанный с ее помощью, будет невелик, и таким образом шагнуть далеко в неизведанное практически невозможно. Это скорее стиль развития ремесленничества. Для больших шагов вперед нужны гипотезы (модели) большой прогностической силы, но именно они-то обычно гораздо менее надежны, так как содержат много свободных и ненаблюдаемых параметров.

Выход, конечно, в том, что:

а) нужно уметь каким-то образом оценивать достоверность (адекватность) гипотез (моделей);

б) доверять результатам предсказания в зависимости от уровня этой достоверности.

Поскольку непосредственная проверка гипотез часто затруднительна, можно рекомендовать путь их проверки в объектах более сложной структуры (более системных), так как в этом случае поле свободы (произвола в выборе параметров) сужается, и все должно стыковаться с другими гранями проявления объекта, другими гипотезами за счет взаимного пересечения свойств.

В любом случае, работая с гипотезами, нужно всегда доверять им лишь с известной долей скепсиса. Образно говоря, при первых сомнениях в том, что отдельные части строящегося здания не сходятся, следует проверить, а не на песке ли стоит фундамент здания и не просел ли он под непомерной тяжестью конструкций.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.