WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |

Члены этого общества не были институционально едиными, но образовали, говоря современным языком, региональный кластер ученых, часто встречались для обсуждения научных проблем. Современное понятие «невидимого колледжа» введено Д. Прайсом и Д. Крейн (Price, 1963; Crane, 1972) в связи с бурным развитием наукометрии, в том числе – библиометрических исследований, которые способствовали выявлению кластеров наиболее цитируемых и активных в соавторстве ученых. В этих работах «невидимый колледж» идентифицирован с группой элитных ученых, активно взаимодействующих друг с другом. В современных условиях такая группа может быть разобщена территориально, поскольку современные средства связи позволяют поддерживать регулярные и тесные контакты.

Исследования «невидимых колледжей» ставили целью выявление групп ведущих ученых на основе определения формальных и измеримых каналов связи, особенно через научные публикации и совместные работы. Однако именно эти исследования привели к выводу о том, что этот термин отображает прежде всего неформальные связи, когда ученые могут работать в общем русле и быть единомышленниками, не будучи членами одной организации или научной группы.

Более того, именно такие контакты особенно ценятся учеными, поскольку они могут начинаться с получения сходных результатов, которые являются подтверждением правильности разрабатываемой теории, но при этом другими методами, на основе разных подходов, что служит взаимному обогащению теоретического направления. В данном случае Д. Прайс считал объектом анализа социальные институты науки и особенности научного творчества, изучая которые можно получить «осязаемые», точнее, измеримые характеристики процессов координации и кооперации между учеными. Группы, которые можно воспринимать как «невидимые колледжи», состоят не более чем из 100 человек и предусматривают возможность повседневного общения. Группа обладает отлаженным механизмом для обмена не только публикациями, но и промежуточными результатами и может регулярно отслеживать развитие конкретного направления исследований. В дополнение к наличию технических средств быстрого обмена результатами группа имеет возможность частых личных контактов. Для каждой группы существует наиболее подходящая форма таких контактов (летние школы, конференции, исследовательские центры), дающая им возможность обсуждать незавершенные работы и промежуточные результаты, так что в течение нескольких лет каждый, кто работает в данной области, может встретиться и обсудить направления деятельности с каждым из коллег (Price, 1986).

2.1. Исследования «невидимых колледжей» «Невидимый колледж» является одной из форм рациональной организации научных исследований, которая позволяет частично предсказывать поведение ученых, входящих в эту систему. Ученые «невидимого колледжа» часто проводят исследования по одной специальности, большая часть специальностей образуется из объединения более мелких направлений, которые объединяются в кластер. Поиск информации внутри кластера связан с идентификацией когнитивной природы исследования, которая может осуществляться на основе «посреднической» деятельности, например, поиск информации в процессе подготовки диссертации или рекомендация коллег. Часто различные, но взаимодополняющие области образуют «невидимый колледж», когда существует необходимость в разделении человеческих, финансовых или, например, экспериментальных ресурсов между группами.

Наличие связей – главный признак «невидимого колледжа», и анализ этого феномена происходит на основе количественно определенных, формализованных связей. Однако связи, которые устанавливают ученые в процессе работы, различаются: между элитными учеными, ведущими научное направление, могут наблюдаться тесные и частые связи, но те же ученые развивают и «слабые» связи с учеными, работающими в других, иногда смежных направлениях для того, чтобы иметь возможность обогащать свои идеи аналогами или методами, используемыми в этих направлениях.

Появление Интернета, по мнению многих ученых, дало возможность качественно нового общения между учеными и усиления роли именно слабых связей, которые, в конечном счете, обеспечивают доступ к знанию, накопленному мировой наукой. В то же время Мацат (Matzat, 2004) показывает, что Интернет в целом может рассматриваться как возможность поиска новых контактов и наращивания социального капитала, однако большинство ученых предпочитает пока обмениваться информацией при личном общении, а интенсивная переписка по электронной почте наблюдается лишь между хорошо знакомыми учеными. Связи в колледже становятся все более «тонкими» и чаще существуют внутри одного научного подразделения, чем между подразделениями.

«Невидимые колледжи» становятся «видимыми» тогда, когда ученые группируются внутри как-либо определенной границы, в качестве которой может выступать общий проект, выполняемый по контракту, участие в формальных процедурах, в обязательных групповых встречах и т.д. Ученые стараются посещать мероприятия для встреч «лицом к лицу», придавая большое значение личным отношениям, совместным путешествиям и даже развлечениям. Большая часть подобных мероприятий широко рекламируется через Интернет и проводится в развитых странах, привлекая большое количество новых участников.

Рост формальных характеристик «невидимого колледжа» (публикаций, совместных работ и т.д.) происходит «естественным образом» по экспоненте. Если наблюдается линейный рост, то можно предположить наличие сильно действующих внешних факторов, как политических, так и социологических (например, интенсивное государственное финансирование, или интерес коммерческих структур к ожидаемому результату, или появление яркой личности, привлекающей к себе коллег в каком-либо научном направлении).

Проблема изучения «невидимого колледжа» представляется особенно сложной потому, что это понятие объединяет слишком мно гие характеристики научного труда. Выявить характеристики собственно явления, связанного с образованием формальных и неформальных связей между учеными и их проявлением в результативности труда, в чистом виде практически невозможно. Рассмотрим эту проблему на простом примере. Открытие экономических закономерностей формирования спроса и предложения привело к применению общих положений теории к специфическому научному труду;

поиск равновесия спроса и предложения труда ученого – к объяснению размеров оплаты научного труда с помощью теории человеческого капитала. Необходимость такого подхода была обусловлена существенными различиями в результативности любого квалифицированного труда и, особенно, труда, связанного с производством знаний и инноваций. Из особенности вероятностного распределения значимых научных результатов, между учеными ( 6% исследователей получают примерно 50% значимых научных результатов (Lotka, 1926) следует, что растущая потребность в создании инноваций и знаний не может быть удовлетворена механическим ростом численности занятых в этой сфере. Особое значение приобрело качество творческого труда, которое естественным образом связано с уровнем образования и накопленным опытом работы. Модели, объясняющие продуктивность труда образованием и опытом работы занятого, отражают представление о трудовой деятельности как процессе накопления капитала, который в этом случае материализуется в людях, накапливающих эти знания. Такие модели предполагают конечный срок жизни поколения. Продуктивность любого работающего человека в течение периода работы растет за счет накопления опыта и образования, а затем начинает падать. Отсюда возникает аналогия с амортизацией капитала, согласно которой продуктивность работника имеет пик, соответственно и заработная плата также должна иметь пик, хотя он запаздывает по отношению к пику продуктивности.

Интеллектуальный потенциал, а, следовательно, и продуктивность ученого достигает в определенный момент своего максимума, а затем постепенно убывает, или, по крайней мере, не возрастает.

Рациональность такого предположения объясняется тем, что с возрастом ученый накапливает все больше опыта и, таким образом, все больше противится чужим идеям. Соответственно, нового приращения человеческого капитала не происходит (или оно происходит все медленнее), а прежний запас постепенно амортизируется (знания прошлых лет морально устаревают).

Именно этот процесс тесно переплетается с эффектами научных связей и последствиями образования «невидимого колледжа» или научной школы. Наряду с очевидным влиянием возраста на продуктивность ученых действует также и ряд институциональных факторов. Понятие «научной школы» в качестве одного из главных критериев включает требование к наличию «учителей и учеников», т.е.

ученых разных возрастных групп. Они связаны непростыми отношениями, как по должности, так и по функциональной роли в исследованиях. В научный коллектив, как правило, входят ученые – «генераторы идей», исполнители, «критики», которые к тому же связаны отношениями «учитель – ученик», поэтому вопросы формирования коллектива соавторов часто решаются под давлением различных, как организационных, так и авторитарных соображений, к тому же в разных дисциплинах формируются разные коллективы соавторов. Например, в химических науках широко распространена ситуация, когда соавторами одной статьи в несколько страниц является целая группа ученых – от аспиранта до академика. В других науках коллективы авторов объединяют одного–двух исполнителей. Данный пример свидетельствует о том, что любые формализованные характеристики связей могут быть отображением по крайней мере двух разных тенденций – изменением характеристик «жизненного цикла» ученого и эффектом «невидимого колледжа».

Подобные эффекты были отмечены и в альтернативных трактовках «невидимого колледжа», который может определяться как «иерархическая элита, образованная в результате особого, присущего только научной деятельности характера распределения5, численность которой составляет примерно корень квадратный из общего числа ученых, занятых в данном научном направлении» (Price, Это распределение впервые было показано в работах А. Лотки (Lotka, 1926), а затем в разных вариантах подтверждено другими авторами.

1971). Признавая существование данного явления, ученые дают ему неоднозначные, часто противоречивые характеристики – от инновационной «клики» до опутанной сетями связей группы, которая создает свой замкнутый круг и «закрывает дверь».

Существуют также работы, которые, основываясь на главной характеристике понятия «невидимого колледжа», т.е. наличии связей, анализируют разные профессиональные группы и, соответственно, связи между ними с тем, чтобы выделить из них наиболее соответствующую «невидимому колледжу». В частности, среди групп, образованных по типу связей, можно выделить, например, рабочие группы, сформированные для выполнения определенного заказа, контракта, работы по проекту, профессиональные группы, кластер ученых, связанных сетью цитирования, институционально оформленные организации. Наиболее широко распространенное представление о «невидимом колледже» основано на существовании кластера, который включает ученых одной или нескольких смежных специализаций, образования, опыта работы или других характеристик.

Формальная организация образует совокупность связей, обусловленных обязательствами, ролью, и результатом работ, в большей степени, чем особенностями поведения ученых. Профессиональная группа характеризует официальный статус научного направления, которым занят конкретный ученый (Paisley, 1968).

Отметим, что приведенные определения и предполагаемые свойства «невидимых колледжей» страдают одним явным недостатком:

понятие предполагает, что объект «невидим», поэтому в любой научной общности, занятой исследованиями, эти «невидимые связи» могут иметь место, и отделить их от конкретной «окружающей среды», в которой они существуют, невозможно. Отсюда – и множественность определений, которые, кроме того, явно несут в себе дисциплинарный оттенок, поскольку изучаемый объект представляет интерес, как для социологов, так и для науковедов, в самом широком смысле слова.

Парадокс исследования «невидимых колледжей» состоит в том, что наибольшее внимание в научной литературе в этом вопросе уделяется выявлению существующей системы связей на основе публикаций, соавторства, или сетевой структуры цитирования, но вопрос о том, как образуются эти связи между учеными, которые выполняют исследовательскую работу остается за пределами анализа. По данной тематике проводились многочисленные обследования, однако они описывают процесс и структуру отдельных направлений, специальностей, которые, хотя и позволяют выявить общие закономерности образования «невидимого колледжа», в то же время могут нести в себе специфические черты, типичные лишь для одной или группы специальностей. Главная проблема «невидимого колледжа» в современной теоретической литературе состоит в выборе альтернативы в его определении: является ли эта форма связи отражением структуры знаний Если это так, анализ структуры направлений науки, в конечном счете, является основой для организационных и институциональных преобразований. При этом отдельные направления или специальности должны быть статистически различимы и измеримы общедоступными индикаторами, например публикациями. Другая гипотеза состоит в определении «невидимого колледжа» как социального процесса, который реализуется в неформальном поведении людей, воспринимаемом только теми, кто участвует в этих социальных образованиях.

Чтобы объединить эти подходы, Л. Ливру (Lievrouw, 1990) предлагает следующее определение: «невидимый колледж» – это сеть неформальных отношений среди ученых, которые объединены общим интересом и целью, поставленной в исследованиях. Такое представление позволяет абстрагироваться от образования «невидимого колледжа» в определенной организационной форме, хотя и не исключает этого случая.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.