WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

В представленных работах статистическая значимость 4 интерпретировалась авторами как доказательство присутствия валютного замещения, однако Cuddington (1983) при рассмотрении одного из частных случаев показал, что в условиях развитого рынка капитала коэффициент 4 может быть отрицателен и значим не зависимо от того разрешено ли агентам хранить иностранную валюту или нет. То есть тестирование эффекта валютного замещения в модели, предложенной в работе Branson and Henderson (1985), не имеет однозначной интерпретации. Это послужило стимулом к исследованию моделей, в которых факторы спроса на реальные денежные остатки не выбирались бы экзогенно.

Модели третьего типа подразумевают решение классической оптимизационной задачи потребителя: максимизируется ожидаемая полезность с учетом издержек хранения средств в различных валютах (optimization models). Основное их достоинство и отличие от моделей первого и второго типов, является то, что они не полагают функцию спроса на деньги экзогенной, она определяется внутри модели. Примером исследования такой модели может служить работа Thomas (1985): в ее рамках логарифм отношения денежных остатков в национальной и иностранной валютах положительно зависит от процентной ставки по вкладам в иностранной валюте, и отрицательно от процентной ставки по вкладам в национальной валюте.

+ M f log = f (i,i ) (3) f eM Однако равенство процентных ставок (или синхронное их изменение) по национальной и иностранной валютам11, не означает, что структура денежной массы будет оставаться неизменной. В данном случае ожидаемый уровень обесценения национальной валюты ( ) является альтернативными издержками держания денежных остатков в национальной валюте, поэтому его следует ввести в качестве объясняющей переменной в уравнение 3:

+ - M f log = f (, i,i ) (4) f eM Различные спецификации уравнений (3) и (4) тестировались в работах Ramirez-Rojas (1985) и Rojas-Suarez (1992) для Аргентины, Мексики, Уругвая и Перу.

Все современные модели оценки валютного замещения зачастую используют довольно сложные математические конструкции. Они не приводятся к одному удобному для эконометрической оценки выражению, отражающему относительную динамику наличных средств в национальной и иностранной валютах. Поэтому авторы просто эмпирически оценивают условия первого порядка рассматриваемой ими оптимизационной задачи экономических агентов. К этому классу моделей можно отнести модели, рассматриваемые в работах Bufman and Leiderman (1992) и Imrohoroglu (1994). Важной особенностью данных моделей является возможность рассмотрения динамики коэффициентов валютного замещения, и возможность оценки параметра отношения к риску, что позволяет в полной мере исследовать влияние той или иной монетарной политики на изменение структуры денежной массы.

Мы рассмотрели основные подходы к проверке наличия валютного замещения и к оценке его масштабов. Рассмотренные модели обладают как преимуществами, так и недостатками: модели третьего Оно может достигаться при высокой степени вовлеченности стран в международную торговлю и отсутствии межстрановых барьеров на рынке инвестиций, при высокой степени интегрированности экономик.

типа зачастую сложны при эконометрическом оценивании – они часто представляют собой нелинейные уравнения или системы уравнений, которые приходится оценивать с множеством дополнительных предположений, используя новейшие эконометрические методики. Оценка коэффициентов валютного замещения в виде одного уравнения спроса на национальную валюту (модели второго типа) страдают от несоответствия между тем, что идеологически нужно проверить, и тем, что фактически проверяется. Кроме того, модели, определяющие спрос на национальную или иностранную валюты экзогенно, изначально сужают возможное многообразие выбора экономического агента.

Оценка моделей валютного замещения на данных РФ Исследования валютного замещения для России начались с работы Brodsky (1997), в которой было показано наличие взаимосвязи между долларизацией экономики и разницей в темпах изменения обменного курса и инфляции. Информативность этих оценок была ограниченной по двум причинам: сравнительно малый интервал оценивания (1994–1996 гг.) и низкое качество используемых статистических данных.

В работе Friedman and Verbetsky (2001) авторы, тестируя значимость коэффициента валютного замещения, использовали в качестве показателя валютного замещения динамику наличных средств населения в иностранной валюте.

Они рассматривали функцию полезности индивидуума в виде:

1(c1- s ) -U (c, s) =, (5) 1- где c – объем потребления;

s – услуги от хранения денег на руках (money service), которые представляются как s = ((1- )m- + (mF )- ), (6) где m и mF – реальные денежные остатки в национальной и иностранной валютах. Таким образом, мы видим, что услуги от хранения денег представляют стандартную CES функцию. В рамках данного подхода эластичность замещения между национальной и иностранной валютами есть 1/(1+ ). Авторы оценили, что эластичность валютного замещения рубль/доллар для периода середины 90-х годов находился в интервале [2–3]12.

Сравнительно недавняя работа Oomes and Ohnsorge (2005) показывает возможность оценки функции спроса на деньги не по компонентно (раздельно для национальной и иностранной валют), а в совокупности, пользуясь понятием «эффективная денежная масса», структура разложения которой по национальной и иностранной составляющим определяет степень долларизации экономики. В частности, авторами оценивались долгосрочные функции спроса на деньги:

m - p = 0 + 1 y + 2i + 3e (7) Где m – логарифм спроса на выбранный денежный агрегат;

p – логарифм уровня цен (авторы использовали ИПЦ);

y – логарифм выпуска в экономике (авторы использовали индекс промышленного производства);

i – логарифм номинальной ставки по рублевым депозитам;

e – логарифм ожидаемого номинального обесценения рубля;

i – коэффициенты модели.

Авторами оценивалось представленное выражение на месячных данных (апрель 1996 – январь 2004 г.) для России для пяти выбранных денежных агрегатов.

1. Рублевые наличные средства в экономике = RCC 2. Рублевая денежная масса в узком смысле ( RNM ) = RCC + RDD На временном интервале с 1995–2000 гг. использовалась статистика ЦБ РФ.

3. Рублевая денежная масса в широком смысле ( RBM ) = RCC + RDD + RTD 4. Денежная масса в широком смысле ( BM ) = RCC + RDD + RTD + FCD 5. Эффективная денежная масса ( EBM ) = RCC + RDD + RTD + FCC где RCC – рублевые наличные средства в экономики вне банковской системы;

RDD – рублевые депозиты до востребования;

RTD – рублевые срочные вклады;

FCD – все депозиты в иностранной валюте;

FCC – полный объем иностранной валюты в обращении.

В результате проведения оценок, авторы получили следующие коэффициенты в долгосрочных уравнениях спроса (табл. 1):

Таблица Результаты оценок функций спроса в работе Oomes and Ohnsorge (2005) Используемый Обесценение Выпуск Процентная ставка денежный агрегат валюты 2,087** –0,009** –0,005** RCC 1,319** –0,010** –0,004** RNM 3,159** –0,004 –0,004** RBM 1,853** –0,006** –0,003** BM 1,216** –0,008** 0,EBM Примечание: ** – значимость на 1% уровне.

Источник: Oomes and Ohnsorge (2005).

Представленные в табл. 1 коэффициенты демонстрируют эластичности соответствующего денежного агрегата по выпуску, процентной ставке и обменному курсу. Как можно видеть, почти все коэффициенты статистически значимы и имеют знак соответствующий теоретическим представлениям.

В исследовании Harrison and Vymyatnina (2007) авторы моделировали валютное замещение в РФ в 1999–2005 гг., используя различные показатели валютного замещения. В частности, они показали наличие устойчивой тенденции к дедолларизации российской экономики. Отметим, однако, что оцениваемое авторами уравнение включало лагированное значение меры валютного замещения в правой части, что, возможно, послужило причиной незначимости переменной, отвечающей за процентные ставки. Остальные коэффициенты их модели (при переменных выпуска, ожидаемого обменного курса и инфляции) статистически значимы и логически не противоречивы.

Более подробно с обзором литературы, посвященной методологии и эмпирическим оценкам коэффициентов валютного замещения для других стран мира, можно ознакомиться в работе Sharma (2005).

Использование асимметричных переменных в моделях валютного замещения Использование в моделях асимметричных переменных (ratchet variables) в качестве объясняющих переменных направлено на то, чтобы показать наличие эффекта гистерезиса (или иначе, что влияние какого-то фактора на объясняемую переменную несимметрично, то есть зависимая переменная реагирует по-разному на равновеликое положительное или отрицательное изменение какого-либо фактора). Для отражения величины происходящих шоков, а не только факта несимметричного влияния, в качестве асимметричных переменных экономисты часто используют максимальное значение какого-либо фактора (или самой объясняемой переменной) за последние n периодов. Например, построенная на основании переменной месячного обесценения номинального обменного курса ( et ), асимметричная переменная могла бы выглядеть как ratchet _ et = max{et,et-1,...,et-n+1} (8) В случае если такие асимметричные (ratchet) переменные получаются значимыми в регрессиях, то принято говорить о том, что мы имеем дело с эффектом гистерезиса в динамике какого-либо показателя (ratchet effect).

История использования такого рода асимметричных переменных насчитывает не один десяток лет. Одной из первых работ, в которой используются асимметричные переменные, была работа Duesenberry (1952). Автор проверял гипотезу о том, что текущее потребление домохозяйства зависит не от текущего дохода, а от максимального дохода, которое оно ранее получало (на протяжении всего существования). Таким образом, автор ввел асимметрию в функцию потребления: при росте дохода потребление увеличивается, а при снижении – не снижается.

Асимметричные переменные достаточно часто используются для оценок функций спроса на деньги13. Кроме того, в последнее время, исследователи часто обнаруживают наличие гистерезиса в спросе на иностранную валюту. Так, в частности, Kamin and Ericsson (1993) установили значимость асимметричных переменных для инфляции при исследовании динамики валютного замещения в Аргентине, а Peiers and Wrase (1997) установили значимость асимметричных переменных для инфляции, волатильности инфляции и волатильности обменного курса для Боливии. В работе Harrison and Vymyatnina (2007) авторы так же пытались использовать асимметричные переменные для исследования процесса дедолларизации российской экономики, однако их значимость не была установлена. Вероятно, причина в том, что они пытались применить асимметричные переменные равные максимальному значению переменных на всем временном интервале, предшествующем рассматриваемому, а переменные имели тенденцию к снижению14. Несколько в необычной форме использование асимметричных переменных (принимались максимальные значения за весь предшествующий период для самой объясняемой переменной) было проведено в работах Mongardini and Mueller (1999) и Mueller (1994).

Существенным вопросом так же является содержательная интерпретация асимметричных переменных в случае их значимости. В См. Mongardini and Mueller (1999), раздел V.

В данном случае асимметричная переменная вырождается в константу.

исследованиях гистерезиса при валютном замещении наиболее часто они объясняются исходя из следующих соображений:

1. Экономическим агентам необходимо время для обучения и привычки к использованию другой валюты (инвестиционных инструментов, которые доступны с использованием другой валюты)15.

Обычно это моделируется посредством введения переменной издержек на переключение между различными видами валют. При относительно малом изменении, например, процентных ставок валютное замещение не будет возникать в принципе: издержки переключения больше выгод от смены валют.

2. Для замещения между валютами необходимо, чтобы прошло время на адаптацию экономических агентов, для осознания ими, что текущая макроэкономическая ситуация устойчива и не произойдет изменений сложившихся тенденций16.

С точки зрения интерпретации значимости данных переменных для России, второй поход кажется более адекватным. Переход от долларов к рублю и обратно в меньшей степени связан с возникновением у населения издержек по обучению, чем с наличием временных лагов для изменения и стабилизации ожиданий и появления уверенности в неизменности сложившихся тенденций.

*** В рамках данного раздела нами был проведен обзор основных подходов, как к моделированию валютного замещения, так и к различным способам проведения эконометрических оценок. Общим выводом из анализа рассмотренных моделей является определение влияния основных детерминантов валютного замещения, которыми являются процентные ставки и обменный курс. Так же мы увидели, что во многих эконометрических работах авторы прибегают к использованию специфичных переменных, отражающих несимметричную реакцию экономических агентов на изменение внешних условий. Рассмотренные подходы непосредственно учитывались нами См. например, Mueller (1994).

См. Peiers and Wrase (1997).

при моделировании динамики структуры банковских вкладов в странах СНГ, целью которого является более точное понимание и прогнозирование процессов валютного замещения, протекающих на постсоветском пространстве.

3. Модель В данном разделе мы представим несколько формальных моделей поведения домохозяйства, оптимизирующего валютную структуру своих депозитов. Эти модели являются основой для проведения последующих эконометрических расчетов. Отдельное внимание мы уделим интерпретации данных моделей и их взаимосвязям между собой.

При построении модели поведения экономического агента, оптимизирующего валютную структуру депозитов, можно выделить несколько побуждающих мотивов. При этом существенно, что различные подходы, основываясь на различных предпосылках о мотивах агентов, приводят к одинаковым результатам относительно как структуры модели, так и направления влияния основных факторов на агрегированную структуру депозитов в стране.

Начнем с простых рассуждений о формировании структуры депозитов, которые в той или иной степени могут быть использованы при построении формальной математической модели. Принимая решение о размещении депозитов в какой-либо валюте, экономический агент может руководствоваться одной из следующий целей.

1. Получение максимального дохода от размещения накопленных средств. В данной ситуации экономический агент в первую очередь ориентируется на показатели доходности вкладов в различных валютах.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.