WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 53 |

постижение прошлого по его отразившимся в документах следам есть наблюдение в подлинном смысле этого слова; ведь наблюдение ни в коей мере не означает регистрации грубого факта. Воссоздавать, опираясь на документы, событие или, скорее, цепь событий, либо ситуацию, либо институт, значит, следовать объективности особого рода, впрочем, от этого не менее неопровержимой, чем любая другая: ведь такое воссоздание предполагает, что документ подвергается вопрошанию, его заставляют говорить; что историк, окрыленный тем, что сталкивается лицом к лицу с его смыслом, вырабатывает собственную рабочую гипотезу; такое исследование одновременно поднимает след до уровня документа, обладающего означивающей силой, и прошлое – до уровня исторического факта. Документ не является таковым до тех пор, пока Философия и методология науки. Часть 1. – М.,1994. – С.291–299.

историк не озаботится тем, чтобы задать ему вопрос и тем самым, если так можно выразиться, обосновать его предшествование, опираясь на собственное наблюдение; действуя так, он созидает исторические факты. С этой точки зрения, исторический факт не отличается радикальным образом от других научных фактов…научный факт – это то, что создаёт наука, созидая саму себя. Здесь также речь идёт об объективности – о деятельности, имеющей характер методической активности. Вот почему такая активность удачно называется «критикой». В содержание исторического познания входит не только изучение прошлого развития общества самого по себе. Историческое познание является познанием субъекта исторического процесса и его деятельности. Одновременно, это и познание субъекта познания в его истории, Историческое познание, таким образом, выступает как самопознание субъекта. Кроме того, историческое познание представляет собой рефлексию, осознание познание прошлого исторического познания, поскольку одним из важнейших исторических источников являются труды историков, хронистов и т.п. прошлых эпох.

Наконец, само историческое познание может быть рассмотрено как историческая деятельность, как проявление бытия; субъект исторического познания участвует в исторической деятельности, участвует и одновременно осознает её. Познавательный процесс подобен процессу социальноисторическому, поэтому изучение истории есть и изучение познавательной деятельности, когда обеспечивается и сохраняется связь прошлого познания с настоящим и прокладываются пути и направления будущего познания.

Определение необходимого и случайного в истории – основная задача историка. Специфика исторического исследования состоит в применении исторического метода, когда надо установить связь между событиями, выстроенными во временной последовательности.

По этому поводу Поль Лакомб высказал следующее мнение:

«Причиной одного явления является другое явление, которое по необходимости ему предшествует. Если бы последующему явлению для того, чтобы произойти, не требовалось бы предшествование другого, мы бы и не подумали считать это последнее причиной.…Следование не всегда бывает неумолимо заданным. Мы наблюдаем, бесконечное множество ступеней в том своего рода принуждении, которое антецедент осуществляет над консеквентом 2 – от совершенно неизбежного до вероятного и возможного.

Рикёр П.История и истина / Пер. с франц. – СПб.: Алетейя, 2002. С. 38.

Атецедент и консеквент - см. Импликация. Импликация (лат. implico - тесно связываю) - логическая операция, образующая сложное высказывание из двух высказываний посредством логической связки, соответствующей союзу «если... то». В импликативном высказывании различают антецедент -• высказывание, которому предпослано слово «если», и консеквент - высказывание, следующее за словом «то». В классической математической логике исходят из понятия материальной И., которая определяется посредством функции истинности: И. ложна лишь в случае истинности антецедента и ложности консеквента и истинна во всех остальных случаях.

Когда нам кажется, что следствие с неумолимостью вытекает из вызвавшей его причины, мы говорим, что оно необходимо; когда же, несмотря на наличие причины, нам кажется, что следствия может и не быть, мы говорим, что оно случайно. Эти два субъективных термина, которые имеют отношение к нам самим и выражают некое интеллектуальное и вместе с тем моральное впечатление… в этих терминах нет ничего абсолютного; не в природе имеются две отчётливо различные вещи – необходимое и случайное, но в нас самих присутствует некое градуированное впечатление; мы противопоставляем необходимое случайному, как говорим: холодное и горячее.…До сих пор мы употребляли слово «причина». Но можно употреблять и слово «условие». Всё, что называют причинами некоего следствия, представляет условия наступления этого следствия. Условие может быть абсолютно обязательным для наступления следствия: пока оно не выполнено, следствие невозможно. Но с другой стороны, даже когда условие выполнено, бывает, что следствие не наступает ещё неопределённое время. Оно, таким образом, его настоятельно обуславливает, но при этом вовсе не предопределяет» 1.

Существование различия между науками объясняется наличием двух видов мышления – номотетического и идеографического (В. Виндельбанд), двумя способами образования понятий – генерализующим и индивидуализирующим (Г. Риккерт) 2. История немыслима без понятий, но они не могут быть выражены формулой и часто требуют наглядных пояснений, иллюстраций, история не исключает и разной степени обобщений, которые определяются соответствующей культурной ценностью. У Г. Риккерта ценности выступают как предпосылки познания, значимость их устанавливается философией, тем самым философия соединяется с историей.

Риккерт фактически ставит вопрос о социокультурной детерминации познания, когда признает ценности как условия общения, понимания не только в науке, но и во вненаучной деятельности, о ценностной природе истины (истинно то, что может быть отнесено к ценности). Подчеркивая, что главное в истории – понимание, Риккерт ставит онтологически и гносеологически проблему смысла, в связи, с решением которой выделяет три метода познания:

объяснение (ориентировано на действительность), понимание (отнесение к ценности), истолкование (постижение смысла). Указанные положения, безусловно, повлияли на развитие исторического познания, так же, как идеи М.

Вебера 3 об идеальной типизации, о социальном действии, о предпосылках исторического познания.

Все названные направления не были и не являются однородными течениями мысли, но их представителей объединял новый взгляд на принципиальные вопросы исторического познания – для истории нужно, прежде всего, Lacombe P. De l’histoire considre comme science. Paris Hachette, 1894. P. 250 – 251.

См.: Риккерт Г. Границы естественно-научного образования понятий. Пер. с нем. СПб., 1997; Риккерт Г.

Науки о природе и науки о культуре. Пер. с нем. М., 1998.

См.: Вебер М. Избранные произведения. Пер. с нем. М., 1990; Вебер М. Избранное: Образ общества. Пер.

с нем. М., 1994.

выяснить отношение человека к миру, чтобы через него понять смысл действий, реального поведения людей.

Историческое бытие как способ существования, жизнедеятельности человека и общества взятый в единстве материальных и духовных процессов, представляет собой становление и развитие социальности, историческое бытие представляет собой не только взаимодействие человека, общества и природы, но и становление, и развитие сознания и самосознания, становление человека и общества как целостности 1.

В наше время происходит пересмотр и расширение границ классической доктрины рациональности, отождествлявшей рациональное и рассудочное, с позиций которой невозможно понять и объяснить многие культурные феномены, фетишизация методов естественнонаучного познания определенного этапа развития (господства в нем механицизма и позитивизма), превращение их в нормативы и для исторического исследования приводит к утрате собственно исторической, человеческой реальности. «Классическое» естественнонаучное мышление характеризуется стремлением к устранению всех субъективных факторов, то есть мир берется «без человека».

Бессубъективность, игнорирование философских, мировоззренческих предпосылок исторического познания вытекают из утверждения, что история изучает факты, «как они есть», что накопление фактов само по себе ведёт к открытию исторических законов. Историческое мышление, предполагающее исследование людей и их деятельности, не может считать адекватным научный метод, созданный для изучения неодушевленной природы. Схематизация истории, исторического исследования в так называемой «стандартной» науке фактически исключает субъективное, духовно-психологическую компоненту истории, ментальность из сферы научного внимания историка.

Открытия современного естествознания, его обновление, открытость, отход от концепции жёсткого детерминизма и независимого субъекта, господствующего над миром, фиксация необратимости, вероятности, «свободы выбора», альтернативы обогащают и трансформируют само понимание наук «о духе», о человеке, об обществе. Те идеи, которые получили физико-математическое обоснование в естествознании, с необходимостью входят в социальную философию истории, социально-гуманитарное знание, в результате чего человек и человеческая история уже не могут рассматриваться с позиций жесткого детерминизма, единой модели развития, однолинейности, отказа от выбора, альтернативы, случайности, непредсказуемости, а система ценностей, наработанная в рамках социальной философии, становится неотъемлемой шкалой и точкой отсчета в естественнонаучном поиске 2.

Останина О.А. Проблема субъективного в историческом познании: Автореф. дисс.…докт. филос. наук.

М.,1998. – С. 16.

Постижение истории: онтологический и гносеологический подходы: Учеб. пособие для студентов магистратуры, аспирантов, слушателей системы повышения квалификации высших учебных заведений / Я. С.

Недостатки попыток объяснить действия человека только с позиций применения методов естественных наук показал Г. Буркхардт в работе вышедшей в свет в 1975 году: «Всякий авторитет должен каждый день становиться под вопрос, всякие сконструированные жизненные порядки должны не только создаваться, но и поддаваться отмене. Грубо говоря, западная цветовая слепота по отношению к чувственному мешает социологам различных направлений видеть достаточно ясно то, что за общественными порядками, которые люди конструируют для себя – должны конструировать, поскольку их положение в мире, их жизненные основы (а также, разумеется, производственные отношения) являются совершенно иными, чем у животных, – что за этими порядками везде действуют совершенно иные, непринужденные связи, которые имеют своей основой чувственное взаимодействие живых существ. Лишь осознав это, человек начинает понимать, что окончательных конструкций не может и не должно быть, что нужны лишь вспомогательные конструкции, служащие для обеспечения необходимого равновесия. Идеальным случаем являются наиболее свето- и воздухопроницаемые модели и институции. Без потребности в стабилизации, несмотря на связанную с этим ложь, нет человеческого бытия. Однако на Западе эта потребность развивается так односторонне, что люди почти забыли о том, что они устроены совсем не так, как это представлено в учебниках, в теоретических и прикладных науках. Бытие всех нас, возможно, гораздо более бесцельно; но, может быть, в то же время гораздо более полно смысла, чем нам говорят, могут сказать и хотят сказать» 1.

В связи с критикой такого рода в современной науке происходит переосмысление теоретико-методологических подходов к решению проблемы соотношения гуманитарного и естественнонаучного знания. Концепция, разработанная Штарнбергской группой методологов в конце XX века, выдвигает в качестве эталонного особый тип научного познания, в котором интегрированы как внутренние, объективные закономерности развития науки, так и социальные цели и потребности. Черты нового идеала научности сводятся в первую очередь:

– к способности научных теорий решать проблемы;

– к допустимости множественности относительно частных идеалов научности;

– к смягчению ригоризма2 в отношении независимости науки от социокультурных ценностей и даже специальная социально-практическая ориентированность определённого слоя фундаментальных научных исследований 3.

Яскевич В. Н. Сидорцов, А. Н. Нечухрин и др.; Под ред. В. Н. Сидорцова, О. А. Яновского, Я. С. Яскевич. – Мн., 2002. С. 10.

Буркхардт Г. Непонятая чувственность. Набросок антропологии чувственности // Это человек: Антология:

Учебное издание / Отв. ред. Гуревич П. С. - М.: Высшая школа, 1995.- 155.

Ригоризм – бескомпромиссность, неприятие любых утверждений, не вписывающихся в определённую систему ценностей или рассуждений.

Философия и методология науки. Часть 1. – М.,1994. – С.291–299.

Причина того, что историческая наука не может пока сравняться по результативности с естественнонаучными дисциплинами – очевидна: объект истории неизмеримо сложнее, поведение людей анализировать гораздо сложнее. По этому поводу Макс Вебер писал: «Даже описание самого маленького фрагмента реальности никогда не может быть осмыслено исчерпывающим образом. Число и природа причин, предопределивших какоенибудь единичное событие, всегда бесконечны» 1. К тому же действующим лицом истории является человек способный осуществить выбор на основе различных рациональных или иррациональных мотивов. Это делает самого человека фактором случайности в историческом развитии общества. Поэтому точный прогноз поведения людей невозможен. Возможным представляется только вероятностный прогноз или объяснение. Но именно они становятся основой планирования целенаправленной деятельности человека. Таким образом, без рационального объяснения исторического опыта невозможно рациональное планирование на будущее, но это не означает возможность предсказания будущего во всех деталях.

Вебер М. Понимающая социология // Вебер М. Избранные произведения: Пер. с нем. М.: Прогресс, 1990.

С. 376.

ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

Ключевые слова Подходы: абстрактный и конкретный, логический и исторический, индуктивный и дедуктивный, аналитический и синтетический, динамический и статический, описательный и количественный, генетический, типологический, сравнительный, системный, структурный, функциональный, информационный, вероятностный, модельный. Принципы: принцип аналогии, принцип типологизации, принцип историзма. Общие методы изучения исторической реальности. Специально-научные методы. Методы конкретно-проблемные.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.