WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 53 |

«Во внешней природе взаимосвязь явлений выводится из связи абстрактных понятий. Наоборот, в мире духа внутреннее единство переживается и понимается исходя из пережитого. Гармоническое единство природы абстрактно, а психические и исторические сцепления являются живыми, проникнутыми жизнью» 1.

В отличие от Дильтея Поль Рикёр считает герменевтику не только философской дисциплиной, основанной на использовании данных психологии.

Рикёр переносит вопрос в онтологическую плоскость, стремясь таким образом преодолеть крайности объективизма и субъективизма, натурализма и антропологизма, сциентизма и антисциентизма. Для исторической науки (точнее было бы сказать – историографии) это означает решение проблемы репрезентации прошлого в истории.

Проникновение в другое сознание осуществляется не непосредственно путём «переживания», а опосредованно, путём воспроизведения творческого процесса исходя из внешнего выражения. Этот процесс возможен потому, что знаки имеют материальную основу, моделью которой является письменность.

Расхождение меду пониманием и интерпретацией порождает конфликт методов.

С этой теорией связано в частности использование методов искусственного интеллекта в политологии (Н. Латес, А. Джордж, Р. Абельсон).

Расшифровка образов применяемых в текстах базируется на теориях общности смысла языковых и знаковых структур. Формализация и компьютеризация интерпретации, в частности, используемой в аргументации, имела в политологии важное значение в разработке основ системы принятия решений.

1 Dilthey W. L’dification du monde historiqe dans les sciences de l’esprit / Traduit et present par S.Mesure.

Paris: d. du Cerf, 1988. P. 72 – 73.

В истории подобные исследования важны для выявления исторических альтернатив поведения индивидуумов и социальных групп, для оценки принятых ими решений с точки зрения исторической перспективы 1.

Место и роль принципа понимания в историческом познании – дискуссионная проблема. Одни методологи науки признают её необходимость и плодотворность, другие же привносят в её истолкование преимущественно негативные суждения, придают ему отрицательные оттенки, упрекают сторонников этого принципа в излишнем психологизме, привносимом в познание. Важным в данном случае является утверждение о том, что понимание как принцип исторического познания включает в себя интерпретацию как метод познания. Оно пронизывает весь сложный познавательный процесс, и не может не быть востребованным в науке, где выполняет важную эвристическую функцию 2.

История – поджанр повествования, который может претендовать на статус науки. Воображение в данном случае и есть способность к созданию новых логических видов, которые можно подвергать критике (фальсификации).

История – есть весьма своеобразный вид понимания. В данном случае историческое объяснение с помощью законов, регулярных причин, функций, структур соучаствует в повествовательном понимании. Можно сказать, что в историческом сочинении, чем лучше объяснено, тем лучше рассказано.

«Понимать» для историка, означает – каждый раз проделывать заново лежащую в основе семантической 3 инновации дискурсивную операцию.

Дискурс (рассуждение, довод) – понятие современной лингвистики, семиотики и философии, получившее широкое распространение в англо – и особенно франкоязычных странах (в России проблемами изучения дискурса занимался Ю.М. Лотман 4, крупнейший представитель семиотики в нашей стране). Дискурс понимается как создание «вторичных моделирующих систем» на основе «первичных моделирующих систем», каковыми являются естественные языки, 5 а именно они согласно концепции Рикёра являются выражением человеческого опыта. С речью дискурс сближает то, что он также является процессом и деятельностью. Однако в отличие от речи дискурс См.: Ricoeur P. Hermeneutics and the Human Sciences. Cambridge, 1981; Таллер М. Что такое «источнико-ориентированная обработка данных. Что такое историческая информатика» // История и компьютер. С. 5-18.

2 Садыков М.Б. Интерпретация как метод исторического познания // Clio moderna. Зарубежная история и историография: сборник научных статей. Выпуск 4. Казань: Мастер-Лайн, 2003. С. 10.

3 Семантика – раздел языкознания и логики, в котором исследуются проблемы, связанные со смыслом, значением и интерпретацией знаков и знаковых выражений. В широком смысле семантика, наряду с синтактикой и прагматикой, является частью семиотики – комплекса философских и научных теорий, предметом которых являются свойства знаковых систем, естественных языков, искусственных языков науки, различных систем знаковой коммуникации и сигнализации в человеческом обществе, языков программирования ЭВМ. Содержательная интерпретация таких языков есть основной предмет логической семантики, раздела современной логики, в котом изучается смысл и значение понятий и суждении как выражений определённой логической системы и который ориентирован на содержательное обоснование логических правил и процедур, свойств непротиворечивости и полноты такой системы.

4 См.: Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров: человек – текст – семиосфера – истории. М., 1996.

5 Философский словарь. С. 161 –162.

предполагает систему, он обладает свойством целостности, имеет специфическую внутреннюю организацию, форму, к нему применимы понятия вида, типа, жанра и стиля. Дискурс – это речь, наделённая социокультурным измерением, или язык, преобразованный говорящим субъектом и включённый в конкретный социокультурный контекст (В философском словаре под редакцией И.Т.Фролова указывается, что историки используют метод дискурсивного анализа при изучении архивных документов).

Объяснение не первично, а вторично по отношению к пониманию.

Объяснение, представленная как знаковая комбинация, то есть как некая семиотика, строится на базе понимания первого уровня, основанного на дискурсе в качестве нераздельного и способного к инновации акта. Ещё Марк Блок объяснил, что ценнее всего свидетельства непредумышленные, невольные 1. Рикёр согласен и с ним и с Реймоном Ароном: «Теория предшествует истории». Прежде всего, историк осуществляет «разумный анализ»: по выражению Марка Блока, выбирает историю как определённое познание на базе определённых обобщений, то есть также как современная физическая наука. Этот специфический рационализм роднит историю и физику.

«Истории не пристало иметь дело с явлениями более низкого порядка» 2.

Историк рассуждает по аналогии с настоящим, он переносит в прошлое способы объяснения, доказавшие свою пригодность в каждодневном опыте всех и каждого.

Проблематика заключается в недостаточной связности исторического дискурса. Можно сосредоточить своё внимание на разнообразии способов объяснения в истории. Именно в этой связи говорится об отсутствии собственного метода у истории. Она лишь удобным образом сочетает объяснительные методы и законы, позаимствованные из естественных наук (это особенно очевидно на примере истории экономической), и объяснения с помощью фактов, почерпнутых из истории политической, военной или дипломатической, или же – если речь идёт о микроистории – объясняет события поступками протагонистов3. В истории между объяснением и пониманием нет неустранимого противоречия.

Объяснение и понимание исторических явлений имеют некоторую аналогию с пониманием и объяснением литературных текстов. Как отмечает П.

Рикёр, бессмысленно противопоставлять непосредственное, интуитивное понимание текста структурному анализу, которому можно его подвергнуть, ибо как можно быть уверенным, что текст понят правильно, если не был произведён его анализ, и зачем, с другой стороны, производить анализ, если нет того, что 1 Блок М. Апология истории, или ремесло историка. М.,1973. С.36 –45.

2 Рикёр П. Истина в познании истории // Рикёр П.История и истина. СПб., 2002. С. 40.

3 Рикёр П. Историописание и репрезентация прошлого / Анналы на рубеже веков. Антология. М., 2002.

С.33.

надо понять. Точно так же и в истории: одного понимания недостаточно, и оно рискует быть ошибочным, если мы не удосужимся выстроить на его основе более систематическое объяснение, прибегнув для этого к анализу первоначальной ситуации, выявив разнообразные факторы и взвесив все причины 1.

Другими словами, по мнению Рикёра, можно анализируя тексты с помощью опыта накопленного семиотикой, понимать логику рассуждений и действий людей, действовавших в определённую эпоху и в определённой ситуации. Таким образом, появляется возможность объяснения действий больших и малых групп людей и анализа роли субъективного фактора исторического процесса во взаимосвязи с социальными процессами.

Субъективное с этой точки зрения получило относительно объективную основу для объяснения.

Личность согласно концепции Поля Рикёра есть место рождения значений, дающих начало культурным смыслам. Понять её можно, только осознав её укоренённость в бытии, и определив тенденции её движения в будущее.

В данном случае в рассуждение о причинах человеческой деятельности вводится понятие – «интенциональность».

Интенциональность – понятие в феноменологии, означающее смыслообразующую устремлённость сознания к миру, смыслоформирующее отношение сознания к предмету, предметная интерпретация отношений. Она выражает постоянное напряжение между человеческой реальностью и миром, их нераздельность и взаимную несводимость, которая обнаруживает онтологическую значимость человеческого бытия. 2 Интенциональность как акт придания смысла (значения) предмету при постоянной возможности различения предмета и смысла, означает, что структура переживания не зависит от того реален предмет или нет. «Жизненный мир» (как предметный мир) предстаёт в своём бытии как основанный на смыслах, а значение становится универсальным посредником между субъектом и «его» миром.

Человеческая субъективность оказывается творческим духом, созидающим всё многообразие культуры. Личность способна создать то, чего ещё не было, исходя из своей способности к идеализации действительности. И это творение может стать вполне реальным и объективным. «Желание быть и усилие быть» проявляются через то, что мы сначала имеем бытие в мире, затем понимаем его, затем интерпретируем и уже, затем говорим о нём. Сфера «говорения» не только выражает «сферу бытия», но и сама относится к ней, взаимодействует с нею; между ними происходит постоянный процесс взаимопроникновения.

1 См.: Ricoeur P. Expliquuer et comprendre: Sur quelques connexion remarquables entre la thorie du texte, la thorie de l’action et la thorie de l’histoire // Revue philosophieque de Louvain. 1977. T.75, fvr. P. 126 – 147.

2 Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. 7-е изд. М., 2001. С. 211–212.

Любое явление человеческой культуры, согласно Рикёру, имеет своё прошлое, укоренённое в желании быть и способе его удовлетворения.

Изначальное условие человеческого опыта имеет языковой характер:

восприятие, желание, воображение, так или иначе, проговариваются. Поэтому всякое культурное творчество символично. Язык изначально обладает символической функцией, то есть язык – вторичное понимание реальности и только в языке может быть выражена зависимость от того, что ему предшествует. Онтологическая герменевтика Рикёра позволяет понять существование до языка и видеть в языке средство, с помощью которого человек создаёт «второй мир». Человек как субъект культурно-исторического творчества и есть та точка, в которой осуществляется связь времён, основанная на активной деятельности индивида. Таким образом, создаётся концепция интерпретации, основанная на диалектическом восприятии времени. История зависит от различных уровней понимания причинности, согласно которому причина означает то «недавнее, ещё не устоявшееся, исключительное явление в общем порядке мира» (Марк Блок), то концентрацию сил в ходе постепенной эволюции, то постоянную структуру. В этом отношении труд Броделя «Средиземноморье и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II» знаменует собой рождение метода, нацеленного на распутывание причинных связей и последующего овладения ими.… Но это упорядочение всегда будет оставаться непрочным, поскольку целостная композиция не вполне однородных причинных зависимостей, установленных в ходе анализа и конституированных им, ставит проблему, которая едва ли получит решение. Как бы то ни было, в причинности необходимо внедрить психологические мотивы, непременно несущие на себе следы обыденной психологии» 2.

Ещё одна черта этой неполной объективности исторической науки – необходимость давать название тому, что упразднилось. Как сделать понятными уже не существующие институты с помощью современного языка Вот почему исторический язык с необходимостью является многозадачным.Перенесение в «другое настоящее» с помощью воображения неизбежно.

Поэтому труд историка всегда будет носить печать субъективности, личностного подхода к решению проблем даже при условии использования методов психоанализа и вживания в образ человека другого времени.

Историк идёт к людям прошлого со своим специфическим человеческим опытом. Момент, когда субъективность историка приобретает способность постигать, наступает тогда, когда история воспроизводит ценности прежней человеческой жизни вне всякой критической хронологии. Это восстановление в памяти ценностей, которое, в конечном счете, является единственным доступным нам способом возрождения людей, если не считать нашей Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. 7-е изд. М., 2001. С. 493.

Рикёр П. История и истина. СПб., 2002. С.41.

Там же. С. 42.

способности переживать то, что они переживали, невозможно без кровной «заинтересованности» историка в этих ценностях. Учитывая, что прежде жившие люди являются частью одного и того же человечества, можно выделить те общие для всех людей ценности, которые объединяют их сейчас и объединяли раньше. Поэтому и сегодня историк может ставить вопросы о значимости давно прошедших событий.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.