WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 53 |

Постижение истории: онтологический и гносеологический подходы: Учеб. пособие для студентов магистратуры, аспирантов, слушателей системы повышения квалификации высших учебных заведений / Я. С.

Яскевич В. Н. Сидорцов, А. Н. Нечухрин и др.; Под ред. В. Н. Сидорцова, О. А. Яновского, Я. С. Яскевич. – Мн., 2002. С. 132.

Междисциплинарность как фактор самовоспроизведения истории, её развития вширь и вглубь Междисциплинарность выступает, таким образом, как фактор самовоспроизведения истории, её развития вширь и вглубь. Составными звеньями междисциплинарности стали гуманитарные, социальные, естественнонаучные и другие дисциплины. Её можно охарактеризовать как сочетание этих дисциплин, наличие между ними определенных связей. При этом полидисциплинарность как способ преодоления относительно устойчивого разрыва между реальной научной практикой и самосознанием ученых, до этого ощущавших себя узкими специалистами, следует отличать от монодисциплинарности, т. е. исследований в области одной научной дисциплины.

Методологическая роль междисциплинарности, основу которой должна составлять единая группировка универсальных концепций различных дисциплин, в чьих рамках могут и должны быть проинтерпретированы те или иные исторические события и явления, её воздействие на конечный результат исследования – одна из наиболее актуальных проблем. Оценка этой роли имела самый широкий спектр: от однозначно положительной до полного игнорирования. Последнее было характерно для советской исторической науки, где абсолютизация формационного подхода отрицала важнейшие аспекты функционирования того или иного общества (образ жизни, ментальность, нормы поведения и т. д.).

В настоящее время требуется переосмысление сути происходящих процессов в мировой исторической науке, характера и направленности эволюции государств, обществ. Эти процессы в западной историографии также зачастую понимались довольно упрощенно, что выразилось в господстве так называемой теории модернизации, т. е. прогрессивного развития общества через государственные или социальные структуры. «Простой человек» со свойственными ему картиной мира, стереотипами восприятия и повседневной жизнедеятельностью, обусловленной его ментальностью, при таком подходе лишался исторической инициативы и присутствовал лишь в качестве пассивного объекта целенаправленной преобразовательной деятельности общества 1.

Накопленный исторической наукой огромный фактический материал о повседневной жизни людей показывает ограниченность такого подхода.

Исторические реалии последних десятилетий (развал СССР, крах социалистической системы, кровавые конфликты на Балканах и т. п.) отразили своего рода неадекватные реакции людей на политические и общественные инновации. Как отмечает современный германский историк А. Людтке, «продуктивной могла бы стать попытка понять историю как многослойный Постижение истории: онтологический и гносеологический подходы: Учеб. пособие для студентов магистратуры, аспирантов, слушателей системы повышения квалификации высших учебных заведений / Я. С.

Яскевич В. Н. Сидорцов, А. Н. Нечухрин и др.; Под ред. В. Н. Сидорцова, О. А. Яновского, Я. С. Яскевич. – Мн., 2002. С. 133.

процесс, который воспроизводится и, в первую очередь, трансформируется теми, кто является одновременно и объектами истории и её субъектами» 1.

При этом со всей очевидностью вырисовывается необходимость понять историю не как сам факт или самодовлеющее явление, а как отражение событий в психике человека 2.

Эта задача заставила историков, в том числе отечественных, обратиться к поиску новых исследовательских подходов. Развернулись дебаты по теоретикометодологическим проблемам, что постепенно сделало реальным взаимное обогащение методов, казалось бы, совершенно различных дисциплин. В этом ракурсе междисциплинарные связи предстают как способ активного межнаучного диалога, взаимодействие активных дисциплин, которые прошли длительный путь самостоятельного развития со свойственными им динамичностью и особенностями, как беспрецедентный по своей активности способ воздействия на объект исследования.

В современной исторической литературе термин «междисциплинарность» употребляется не только для обозначения простого заимствования методов из других дисциплин (социологии, демографии, антропологии, лингвистики и т.п.), но и в интеграции на уровне конструирования междисциплинарных объектов, которые можно определить как нечто онтологически самостоятельное, как некоторую существующую реальность, независимую от исследования.

Междисциплинарный подход по-прежнему приветствуется.

Взаимодействие с другими науками позволяет уточнять понятия. Эклектизм, присущий школе «Анналов» оказался полезен. Он позволил уяснить, что для истории как гибридной дисциплины, пытающейся схватить развитие общества в целом, полезнее иметь меньше правил, а понятия должны быть более размытыми, чем в других социальных науках. История – самая синтетическая наука из всех социально-гуманитарных дисциплин. Историк адаптируется к логике материала, и не придерживается жёстких ограничений, создаваемых при введении в оборот понятий, созданных по образу естественнонаучных дисциплин. Отсюда разногласия с другими социальными дисциплинами. Например: разногласия по поводу понятия «историческая память». Все понятия используемые историками являются «рабочими», их используют не постоянно, а только тогда, когда они позволяют что-либо объяснить.

Историческое знание определяется не одним научным направлением, а системой или совокупностью социальных наук 1 Людтке А. Что такое история повседневности Её перспективы развития в Германии / Социальная история. 1998-1999. М., 1999. С. 99.

2 Савельева И. М., Полетаев А. В. Микроистория и микроанализ / Историк в поиске. Микро- и макроподходы к изучению прошлого. М., 1999. С. 92-93.

Историческое знание определяется не одним научным направлением, а системой или совокупностью социальных наук, объектом которых является прошлая реальность. В силу своего полидисциплинарного характера история естественным образом использует достижения иных дисциплин и обращается к их теоретическим схемам, моделям, категориям, понятиям.

Современная эпоха постмодерна нанесла сокрушительный удар по замкнутости и самодостаточности отдельных наук, сделала междисциплинарность действительно реальной.

Однако всякий раз, когда история использует достижения других наук, щелкает своеобразный «переключатель времени»: во-первых, история заимствует методы и приемы извне с целью изучения прошлого, а не настоящего. Поэтому она не может механически применять аппарат социальных наук, но должна развивать и видоизменять его применительно к отсутствующим социальным объектам. В идеале историки вынуждены не только овладевать теориями других наук, но и, отталкиваясь от них, создавать новые или, по крайней мере, модифицировать теории, ориентированные на анализ настоящего 1.

Следовательно, можно предположить, что междисциплинарные контакты никогда не носили, и не будут носить однонаправленный характер с заранее предсказуемыми результатами. Процесс междисциплинарного воздействия слишком сложен и характеризуется высокой степенью вариативности, зависящей от целого комплекса факторов (не только степени разработанности темы/проблемы, уровня методологии, достаточности источниковой базы и др.).

Необходимо учитывать комплекс этих факторов, чтобы повысить научную ценность получаемых результатов 2.

Междисциплинарность привела к соприкосновению различных дисциплин: идут интеграционные процессы, растет взаимодействие и взаимообогащение методов. Особенно это актуально в кризисных ситуациях, когда междисциплинарные связи служат условием успешного решения ряда проблем. Примером может служить коренное изменение нашего знания о роли человека, суть которого состоит в том, что представления обычного человека о жизни, как и поступки, в значительно большей степени, чем это было принято полагать, зависят от повседневного личного опыта индивида. Такие общественные категории, как экономика, политика, идеология, законодательство, существовали и действовали лишь опосредованно, «просеиваясь» сквозь призму жизненного опыта людей, вызывая определенные ответные реакции и действия.

Подобного рода исследования стали красной нитью так называемого антропологического поворота в историографии 1970 – 1980-х гг. Поменялись 1 Журавлев С. В. «Маленькие» люди и «Большая» история. Иностранцы московского электрозавода в советском обществе 1920-1930-х гг. М., 2000.

Постижение истории: онтологический и гносеологический подходы: Учеб. пособие для студентов магистратуры, аспирантов, слушателей системы повышения квалификации высших учебных заведений / Я. С.

Яскевич В. Н. Сидорцов, А. Н. Нечухрин и др.; Под ред. В. Н. Сидорцова, О. А. Яновского, Я. С. Яскевич. – Мн., 2002. С. 134 – 135.

не только предметные области мировой исторической науки, но и подходы, методы исследования, несмотря на то, что в научных трудах сохранились узловые моменты бытующих ранее парадигм. В учёной среде постепенно нарастает осознание сложности происходивших внутри исторической науки процессов, понимание того, что замыкание лишь на одних методах в научном плане бесплодно, что без обращения к методам и категориям иных дисциплин научные поиски заходят в тупик.

Заметно расширяется категориальный аппарат исследований. Если ранее, как отмечал известный историк Р. Коллингвуд, исследователь должен был, прежде всего, раскрыть значения таких терминов, как «событие», «прогресс», «цивилизация» 1, то под влиянием антропологического поворота в исторических трудах всё чаще звучали термины «деконструкция», «гендер», «повседневность» и др.

Исторические исследования, проведённые в плане междисциплинарности, характеризуются отчётливо выраженным аналитическим, в противовес описательному, подходом. В обработке источников историки произвели настоящий переворот, широко используя, например, количественные методы, что позволило освоить огромные массивы статистики, недоступные им до этого. Впервые в научный оборот были введены такие источники, как личные дела, лицевые счета работников предприятий, материалы переписей населения, листы домашних хозяйств и т. п. 2.

В силу многомерности междисциплинарности как феномена можно предположить её изучение в нескольких измерениях, которые условно можно разделить на макро- и микроуровень. В первом случае необходимо отметить, что потребность в междисциплинарности стала реальностью, а не декларацией.

Обращение к различным дисциплинам вовсе не является препятствием.

Необходимо только акцентировать внимание на изучении истоков, характера взаимодействия истории с другими дисциплинами. Характерно, что в 60 – 70-е гг. наши историки брали на вооружение преимущественно макротеоретические подходы (экономические циклы, теорию конфликта, проблему власти и др.).

Значит, постоянные и последовательные контакты истории с социальными и гуманитарными дисциплинами (а также литературой и различными видами искусства) модифицируют облик истории, дают ей возможность проникать в ранее закрытые для неё зоны знания, использовать новые методы, экспериментировать с историческим материалом. Благодаря такому синтезу история соответствует своему времени 3.

1 Коллингвуд Р. Идея истории. Автобиография. М., 1980. С. 366.

Савельева И. М., Полетаев А. В. История как теоретическое знание / Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. М., 2000. Вып. 3. С. 32.

3 Постижение истории: онтологический и гносеологический подходы: Учеб. пособие для студентов магистратуры, аспирантов, слушателей системы повышения квалификации высших учебных заведений / Я. С.

Яскевич В. Н. Сидорцов, А. Н. Нечухрин и др.; Под ред. В. Н. Сидорцова, О. А. Яновского, Я. С. Яскевич. – Мн., 2002. С. 136.

Микроуровневый характер феномена междисциплинарности подразумевает анализ вариантов полидисциплинарного взаимодействия, их характерных черт и особенностей с перспективой дальнейшего сравнительного изучения. Ключевыми моментами здесь могут быть следующие: выявление специфики «почвы», на которой происходит контакт; её предрасположенность к междисциплинарным воздействиям; сопоставление и изучение уровней организации объектов контакта, определение глубины и, естественно, ограничений возможных заимствований; анализ итогов данного междисциплинарного взаимодействия. Совокупность этих и подобных аспектов помогает составить более конкретное представление о характере и специфике протекания междисциплинарных процессов, позволяет тем самым расширить методологическую базу и, в конечном счете, сделать более адекватное историческим реалиям обобщение о том или ином явлении.

В общем виде модель междисциплинарных исследований выглядит следующим образом: установка исследователей на междисциплинарность («Такая установка привела, – как отмечает исследователь М. Хоувелл, – в группу историков, признающих повседневную жизнь, экономические процессы, социальные структуры как неотъемлемые составляющие истории, таких наиболее видных историков двух последних десятилетий, как Лоуренс Стоун, Эммануэль Ле Руа Ладюри, Филипп Ариес, Кристофер Хилл, что говорит о триумфе категорий "класс, раса, гендер"» 1; формирование междисциплинарного исследовательского коллектива, т. е. кооперации; поиск и оценка междисциплинарных проблем; разработка общего метаязыка;

содержательная интерпретация результатов.

Можно определить условия, при которых возможны полидисциплинарные исследования. Это:

1) определение объекта исторического исследования и его исходного состояния (сбор, обработка информации, выявление проблематичных сторон объекта и др.);

2) сохранение специфических свойств и характеристик объекта на всех уровнях теоретического абстрагирования;

3) разработка методической схемы анализа, в которой сумма отдельных исследований была бы необходима и достаточна для решения проблемы в целом.

Соблюдение этих условий позволяет реализовывать интегративную функцию исторической науки, связанную с использованием знаний из социологии, философии, психологии и др. В свою очередь методы и концепции этих дисциплин послужат одним из средств категориального синтеза в ходе исследования.

Систематизация и интеграция всей совокупности знаний, полученных в ходе междисциплинарного исследования, должны происходить в рамках теории, через которую они преломляются. Поэтому в зависимости от научного Шутова О. М. На пути к Истории Людей (заметки по истории исторической мысли; конец XX в.).

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.