WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 53 |

Принятие взгляда на историческую реальность как репрезентацию, стимулировало интерес к анализу «языка» жестов символов, к знаковым системам и кодам, обнаружению их смыслов, таким образом – к семиотическим приёмам исследования. 1 В пределах отдельной деревни можно выделить единство мысли и ценностей на протяжении определенного времени. Здесь можно применив все ранее разработаны приёмы анализа вывести определённые закономерности поведения, которые не будут действовать за пределами данной познавательной модели.

В последние годы уже опубликовано немало переводов работ: самих «возмутителей спокойствия», некоторых «постструктуралистов» «постмодернистов» (Ж. Деррида, Р. Барт, М.Фуко и др. 2), так и оппонентовисториков (Р. Шартье, Г. Спигель, Ж. Ревель, Дж. Леви и др.) появилось немало и специальных статей о феномене «постмодернизма», его природе и См.: Ястребицкая А.Л. Праздники и торжества в средневековой Европе в свете современных исследований: темы, проблематика, подходы к изучению (Обзор материалов конференции в Падерборне, г.) // Культура и общество в средние века – раннее Новое время. Методика и методология современных историко-антропологических и социокультурных исследований / ИНИОН РАН. – М., 1998. С. 101 – 187.

См.: Бодрийяр, Жан. Символический обмен и смерть. М.: Добросвет,2000.-389 с.; Бодрийяр, Жан. В тени молчаливого большинства, или конец социального. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2000.-96 с.; Деррида Ж.

Письмо и различие / Пер. с франц. – СПб.: Гуманитарное агентство» Академический проект»,2000.-432 с.;

Деррида Ж. О грамматологии./Пер. с франц.М.:Ad Marginem, 2000. -511 с.; Деррида Ж. Письмо и различие/Пер.

с франц.-СПб.: Акад. проект,2000.-429 с./(1969 г.); Фуко, Мишель. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук/Пер.с франц. – СПб.: Асаd, 1994. – 406 с. / (Изд-е 1966 г.); Фуко, Мишель. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности /Пер.с франц.-М.:Магнитерикум:Касталь,1996.-447 с.; Фуко, Мишель.

Археология знания. /Пер. с франц. – Киев: Ника – Центр.-207 с.; Фуко, Мишель. Рождение клиники / Пер. с франц.-М.: Смысл, 1998. – 309 с.; Фуко, Мишель. История безумия в классическую эпоху / Пер. с франц.-СПб.:

Университет.кн.,1997.-575 с.

перспективах, в том числе в исторической науке. 1 Имеет смысл акцентировать лишь некоторые принципиальные моменты, касающиеся существа «вызова» и его значения для исторических исследований. Необходимо делать различие между «постмодернистскими историческими практиками», «историографией» и постструктуралистскими, постмодернистскими теориями истории.

Последние чрезвычайно радикальны в своих концепциях историзма, подходов к изучению истории. Они не просто выводят из поля своего рассмотрения проблемы тотальной истории и макроистории, исторического синтеза в его традиционных трактовках как «междисциплинарности», но в радикальном своем выражении не оставляют для них места в принципе как вообще любому линейно-систематическому подходу к восприятию истории, к объяснению и описанию её в общепринятой форме методологий. Это последнее, согласно постструктуралистской концепции истории, есть миф, завещанный новоевропейскому («модернистскому») сознанию древними и эпохой Просвещения, – «миф метафизического мышления», исходящего из понимания бытия, в том числе и исторического прошлого, как «присутствия», т.е.

конкретной данности, в её полноте и «завершенности смысла» 3 (Ж. Деррида).

Согласно «традиционной системе» представлений, разделяемой историками, историческая реальность выражает себя в структурах и обусловленных ими системах знаков, в том числе она обнаруживает себя и в языке. Задача исследователя сводится, тем самым, к различению «незнаковой реальности» и форм её репрезентации.

Постструктуралисты не считают это утверждении удовлетворительным при объяснении реальности. Они, особенно лингвисты (Деррида, Бодрийяр), переосмысливают самое понимание природы репрезентации. Согласно их концепции, человеческое сознание изначально, через язык, «замусорено всевозможными клише, принимаемыми как данность». 4 С детства люди, не рассуждая, усваивают названия предметов и одновременно – систему отношений, формальные клише, определяющие представления, касающиеся полов и их взаимоотношений, сословных и национальных предрассудков См.: Гуревич А.Я. История конца XX века в поисках метода // Одиссей: Человек в истории. 1995. М., 1995. С. 5-10, 76-177; его же. Территория историка // Там же. С. 81-109; Зверева Г.И. Реальность и исторический нарратив: проблемы саморефлексии новой интеллектуальной истории // Там же С. 11-24; Репина Л.П. Вызов постмодернизма и перспективы новой культурной и интеллектуальной истории // Там же. С. 25-38; Визгин В.П.

Постструктуралистская методология истории: достижения и пределы // Там же. С. 39-59; Ионов И.Н. Судьба рализирующего подхода к истории в эпоху постструктурализма: попытка осмысления Мишеля Фуко // Там же.

С. 60-79.

См.: Шартье Р. История сегодня: сомнения, вызовы, предложения // Одиссей: Человек в истории. 1995.

М., 1995. С. 192 – 205; Спигель Г.М. К теории среднего плана: итсориоописание в век постмодернизма // Там же. С. 211 – 220; Ревель Ж. Микроисторический анализ и конструирование социального // Там же, 1996. – М.,1996. –С. 110 – 127; Лепти Б. Общество как единое целое: О трех формах анализа социальной Целостности // Одиссей: Человек в истории, 1995.-М., 1995.-С. 148-164.

Ястребицкая А.Л. О культур-диалогической природе историографического: взгляд из 90-х // XX век:

Методологические проблемы исторического познания: Сб. обзоров и рефератов: В 2 ч. / РАН. ИНИОН. – М., 2001. Ч. 1.С. 35.

Баткин Л.М Полемические заметки // Одиссей: Человек в истории, 1995. – 1995; см. так же: Баткин Л.М.

О постмодернизме и «постмодернизме»// Октябрь. – М., 1996 – № 5. С. 182; Вайнштейн О.Б. Деррида и Платон:

Деконструкция Логоса // Агbог Mundi. М., 1993.-№2. С. 62-71.

идеологических стереотипов и т.п., иными словами – все исходные постулаты, определяющие видение мира и социальных отношений. Поэтому, полагают в частности деконструктивисты, правильнее вести речь не о репрезентации реальности, но об её «маскировке» «симуляции», о «повторении знака».

Реализация исторической реальности, согласно этой концепции, возможна только благодаря актам «повторения» и «маскировки». Она заявляет о себе в языке и через язык конституируется в его логико-смысловых конструкциях, речевого поведении и через их «маскирующие» повторения. 1 В этом её свойство.

Соответственно, определяется предметное поле и стратегия изучения истории. В центре его располагается документ, письменный памятник, историческое сочинение и т.п., квалифицируемые как «текст» в его современном семиологическом понимании как смысловое пространства ничем не мотивированных «извне» речевых «кодов» и их интерпретаций исследователями («читателями»), «расшифровывающими отображаемые ими клише – модели мышления и, соответственно, модели поведения и взаимодействия, т.е. коммуникаций. Сопоставляя и дифференцируя мыслительно-речевые конструкции, исследователь должен стремиться уловить «сдвиги» и «различия», «смысловые напряжения» «трансформации» в тексте как отражение данной на этот момент его «индивидуальной стратегии». В свою очередь и то, что открывается в результате этих усилий, и есть «стоящая за текстом» историческая реальность в ее традиционно» «метафизическом» понимании или реализация «авторского намерения» Это все тот же текст, проявляющий себя в речевых конструкция «различающей» авторской модели мышления («письма») и обретающий новые смыслы затем в восприятии («перетолковании») их читателем) Таким образом, «нет ничего вне текста» – по мысли и выражению Деррида. История не имеет никакой предзаданной цели. Это исключает её «закрытость» и «завершенность». Она, как и мышление, и культура суть «открытое пространство» бесконечных трансформаций и интерпретаций, процесс замещения «знаков», их постоянного «перекодирования».

Сами по себе деконструктивистские идеи о тексте, как «пульсирующем» смысловом пространстве постоянно возобновляющихся интерпретаций, дали в 80-90-е годы мощный импульс исследованиям в области интеллектуальной истории. Они способствовали высвобождению исследовательского сознания от некоторых опасных «самоочевидностей», стереотипов, касающихся произведений – памятников письменности, как законченных и имеющих раз и навсегда данную идею, «которую надо только понять и описать». Ястребицкая А.Л. О культур-диалогической природе историографического: взгляд из 90-х // XX век:

Методологические проблемы исторического познания: Сб. обзоров и рефератов: В 2 ч. / РАН. ИНИОН. – М., 2001. Ч. 1.С. 36.

Ястребицкая А.Л. О культур-диалогической природе историографического: взгляд из 90-х // XX век:

Методологические проблемы исторического познания: Сб. обзоров и рефератов: В 2 ч. / РАН. ИНИОН. – М., 2001. Ч. 1.С. 36.

Баткин Л.М. Полемические заметки // Одиссей: Человек в истории, 1995. – М., С. 5 С. 208-210.

Они акцентируют исследовательское внимание на документе и научном сочинении как на знаковом культурном пространстве, направляемом вербальными кодами, как на интеллектуальном поле встреч и взаимодействия разных систем представлений, ориентируя на выявление глубинных «смыслов», на понимание источника «изнутри», но уже посредством иных, более тонких исследовательских процедур, чем это виделось основателям «Анналов».

Обращая внимание на недостаточность простого описания содержания произведения, деконструктивизм подчеркивает важность уяснения внутренней логики содержащегося в нем «сообщения» и формы, в которую оно облечено, посредством анализа речевого поведения, структуры и элементов речевого акта.

Подход к источнику как к «тексту» в его семиологическом смысле обращает наше внимание на анализ метафор, сравнений, «фигур речи», выявление системы «коренных понятий», детерминирующих мышление, но вместе с тем и высвечивающих «зазоры», сквозь которые дает о себе знать «бессознательное», и концептуальные пределы смыслового пространства данного произведения. Но тем самым трансформируется традиционное исследовательское пространство историка, выдвигая на первый план, вместо безликих «структур» любого характера (от материальных до идеологических или культурных) – индивидуум личности, как субъект культурной деятельности, и перенося центр тяжести на изучен индивидуальных стратегий (отсюда также новые импульсы для развития жанра исторической биографии, политической истории). Постструктуралистские идеи о «тексте» (в частности, Р. Барта) дают импульс также и для размышлений в другом направлении, касающемся самой историографии как «языка» культуры и специфического пространства, в котором встречаются и взаимодействуют различные «языки» («дискурсы»), и соответствующих приемов подхода истории историописания – интерпретации присущих её «языкам» смыслов, их соотнесения и синтеза». В данном случае игнорируется всякая социальность, культурная ангажированность, индивидуальные усилия автора, а обнаруживаемые в «тексте», понимаемом сугубо лингвистически, «логико-смысловые напряжения» объясняются особенностями самого же языка как явления «надисторического». В итоге отдельный текст предстает, по меткому выражению Л.М. Баткина, «как витрина открытого и бессистемного множества других текстов, и речь идёт не о «приращении смысла», а «о литературных крючках, нитках, петельках которые сочинитель «прячет» в своем тексте, а интерпретатор стремится обнаружить». См.: Вайнштейн О. Деррида и Платон: Деконструкция Логоса // Агbог Mundi. – М., 1993. – С.50 – 54.

Ястребицкая А.Л. О культур-диалогической природе историографического: взгляд из 90-х // XX век:

Методологические проблемы исторического познания: Сб. обзоров и рефератов: В 2 ч. / РАН. ИНИОН. – М., 2001. Ч. 1.С. 37.

Ястребицкая А.Л. О культур-диалогической природе историографического: взгляд из 90-х // XX век:

Методологические проблемы исторического познания: Сб. обзоров и рефератов: В 2 ч. / РАН. ИНИОН. – М., 2001. Ч. 1.С. 38.

Баткин Л.М Полемические заметки // Одиссей: Человек в истории, 1995. – 1995; см. так же: Баткин Л.М.

О постмодернизме и «постмодернизме»// Октябрь. – М., 1996 – № 5. С. 182; Вайнштейн О.Б. Деррида и Платон:

Деконструкция Логоса // Агbог Mundi. М., 1993.-№2. С. 62-71.

Занятие историей и культурой, таким образом, сводится к выявлению «ловушек» новой детерминанты – надличностного языка – лишается всякого смысла. Действительно, в деконструктивистской стратификации гуманитарных наук, предполагающей синтез лингвистики, филологии и философии, место, отводимое истории как науке, более чем скромно. Она ассоциируется постструктуралистскими теоретиками с описанием «конкретных ситуационных подтекстов», практик с памятью.

Идеологическая нагруженность гуманитарного познания абсолютизируется в концепциях философского постмодернизма, согласно которым, в науке воплощена воля к власти. Наука выполняет репрессирующую по отношению к другим точкам зрения функцию, диктуемую ей идеологией. Выход из под идеологического диктата власть предержащих философский постмодернизм усматривает в отказе от так называемого «истинного», «научного» познания, что позволит зазвучать репрессированным голосам. Но эти голоса не нейтральны, в них отражаются разные идеологии.

Следствием такой установки становится фрагментированность предмета гуманитаристики и многообразие «объектов», конструируемых исследователями. Постмодернизм предлагает псевдорешение проблемы идеологической нагруженности гуманитарного знания. Отбрасывая категории истины и объективности, он обрекает гуманитарные науки на методологический хаос 1.

Ситуация постмодерна заканчивается Ситуация постмодерна заканчивается. Государство перестаёт быть универсальным субъектом исторического процесса. Меняется восприятие истории. Если раньше главным заказчиком для историков было государство, то теперь надо ответить на социокультурный запрос. Привычный мир политических пристрастий исчезает, идеологии прошлого не находят отклика в умах обывателя. Какой тип социальной памяти нужен современному обществу Изменения типов социальной памяти связано с изменениями историографии.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.