WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 53 |

М., 1957; 2) Апология истории, или Ремесло истории. М., 1973, 2-е изд.: М., 1986; 3) Короли-чудотворцы. Очерк представлений о сверхъестественном характере королевской власти, распространенных преимущественно во Франции и в Англии М., 1998 и др.; из трудов Л. Февра: Бои за историю. М., 1991.

Блок М. Апология истории… 2-е изд. С. 106.

В дореволюционной России к разработке проблем средневекового менталитета подошли Н.И. Кареев, А.Н. Веселовский, И.М. Гревс, его ученики Л.П. Карсавин, О.А. Добиаш-Рождественская.

А.Я. Гуревич так определяет это понятие: «Ментальность – это социально-психологические установки, автоматизмы и привычки сознания, способы видения мира, представления людей, принадлежащих к той или иной социально-культурной общности».

Из трудов Ф. Броделя на русский язык переведены: 1) Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV–XVIII вв. М., 1986–1992. Т. 1-3; 2) Динамика капитализма. Смоленск, 1993; 3) Что такое Идея множественности социального времени.

Ф. Бродель провозгласил «новую концепцию социального», в основе которой лежала идея множественности социального времени. «Ткань» истории, по мнению ученого, формирует взаимодействие различных типов времени:

а) «длительного времени», регулируемого медленными столетними или даже тысячелетними природными изменениями;

б) «социального времени», связанного с изменениями социальных структур, текущего довольно медленно, в пределах столетий;

в) «событийного, поверхностного времени».

Отвергая мысль о возможности объяснить историю «с помощью того или иного господствующего фактора», Ф. Бродель указал на важное значение системы факторов, группирующихся вокруг феномена географической среды.

Предпосылками общественных изменений, согласно Ф. Броделю, были и географические условия, и рост народонаселения, и изменения в технике, и преобразования нравственности, быта, транспорта, религии и т.д. «Анналисты» развернули междисциплинарные исследования, в которых рассматривалось влияние всех этих факторов на историю общества.

Изменение представлений об историческом времени – безусловное достижение школы «Анналов» 2. Что заставляет общество изменяться Можно перечислить основные факторы общественного развития, которые заставляют общество и людей действовать: окружающая среда или географический фактор;

система ценностей и способ мышления, вырабатывающиеся под воздействием накапливаемого обществом опыта в процессе деятельности, в том числе и материальная культура (менталитет); общественные связи, возникающие исторически в процессе общении людей друг с другом (социальная история);

социально-экономические отношения и накопление научных знаний по преобразованию окружающей среды (то есть то, что связано с созданием искусственной среды обитания); политические отношения. Согласно концепции Ф. Броделя эти факторы изменяются с разной скоростью и соответственно фиксируются в человеческом сознании. Понятно, что политические события протекают быстро, а формирование окружающей среды Франция Кн. 1: Пространство и история. М., 1994. Кн. 2. Люди и вещи. Ч. 1 и 2. М., 1995–1997; 3) Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II: В 3 ч. Ч. 1: Роль среды. М., 2002.

На русский язык переведены следующие труды: Дюби Ж. 1) Европа в средние века. Смоленск, 1994; 2) История Франции. Средние века. От Гуго Капета до Жанны д'Арк. 987–1460. М., 2000; Ле Гофф Ж.

1) Цивилизация средневекового Запада. М., 1992; 2) Интеллектуалы в Средние века. Долгопрудный, 1997; 3) Другое Средневековье: Время, труд и культура Запада. Екатеринбург, 2000; 4) Средневековый мир воображаемого. М., 2001; Ле Руа Ладюри Э. 1) История климата с 1000 года. Л., 1971; 2) Монтайю, окситанская деревня (1294–1324). Екатеринбург, 2001.

Надо сказать, что выделение довольно таки разнообразных исторических исследований в одну школу «Анналов» является достаточно условным. Есть мнение, что единой школы не было. Так как школа определяется единой парадигмой и системой методов. Нацеленность на привлечение разных методов исследования говорит об отсутствии единой школы. Правильнее было бы говорить о разных школах: Марка Блока, Фернана Броделя, Э. Ле Руа Ладюри и т.д.

и менталитета очень медленно. Очень многие исторически возникающие противоречия связаны именно с этой несинхронностью развития. Эти факторы объективны и составляют ресурс исторической науки, который позволяет определять необходимое и случайное в историческом процессе. Согласно концепции Ф. Броделя «долгое время» – время географических и материальных структур, «среднее время» – время экономических циклов, конъюнктуры, «краткое время» – время политической жизни, время события. «Долгое время» отражает взаимодействие человека и природы. Изменения в данном случае происходят очень медленно. Достаточно быстро по сравнению с этой историей происходят изменения отношений внутри социальных групп и между ними в результате осуществления различных видов деятельности. Это история социальная: история групп и объединений. Здесь – глубинные мотивы поведения социальных общностей. И, наконец, «короткое время»: время событийной истории, участником которой является конкретная личность. Это самая богатая событиями часть истории, в которой велика роль случая.

Цель и задачи исторической науки Цель и задачи исторической науки «анналисты» второго поколения видели в более глубоком проникновении в структуры общественной жизни, в изучении взаимодействия истории материальной цивилизации и социальной структуры с историей коллективных представлений и культуры. Они особо настаивают на том, чтобы не устанавливать между различными сторонами материальной культуры, интеллектуальной и художественной культурой «ни отношений детерминизма, на даже иерархии», избегать «понятий “базиса” и “надстройки”, которые насилуют постижение исторических структур и их взаимодействие» 1.

В предложенных «анналистами» схемах объяснениях истории на первый план выступали то географическая среда, рост населения, то развитие техники и обмена, то ментальность. Потому для них существенно важными проблемами стали не только поземельные отношения, формы эксплуатации, но и сельский ландшафт, и способы обработки земли, и жилища крестьян, их семейная жизнь, верования и пр. Ж. Ле Гофф, Ж. Дюби и Р. Мандру, идя вслед за Л. Февром, исследовали духовную жизнь общества в тесной корреляции с социальной действительностью, в результате чего и проблема ментальности стала рассматриваться в контексте социальной истории.

В исторической дисциплине произошёл переход к новым исследовательским, методологическим и концептуальным парадигмам.

«Старая» история оперировала вопросами типа: «Что случилось»» Как это Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. С. 6.

случилось» В «новой» истории эти вопросы трансформировались в один:

«Почему это случилось» Отличительной чертой этого направления стало осуществление исследовательской работы по единым программам. История престала быть делом историков-одиночек.

После войны при поддержке американцев и Управления высшего образования создаётся VI секция в Практической школе высших исследований.

До 1950 года её возглавляет Л. Февр, после 1950 года – Ф. Бродель. В 1971 году стараниями Ф. Броделя она становится Школой высших социальных исследований (EHESS) и занимается исключительно исследовательской работой. Это позволило таким историкам как Ж. Ле Гофф и Ф. Фюре занять стабильное положение вне лицея и университета и всецело посвятить себя исследовательской работе. Данная организация не позволила свернуть исследования во время потрясений 1968 года и выдвинула задачу перенесения центра исследований на изучение истории ментальностей, а затем истории культуры. Это позволило историкам сохранить привилегированное положение своей дисциплины, но одновременно начался отход от основных принципов «глобальной истории», то есть попыток описания истории как системы взаимозависимых структур: экономических, социальных и культурных 2.

Первый жанр истории – историческая биография. Школа «Анналов» стала отрицать всякий интерес этого жанра на том основании, что он не позволяет охватить всю систему социально-экономических отношений. Лучше тратить время на изучение динамики цен или выяснение главных коллективных действующих лиц истории, таких как, например, буржуазия. В 1950-е – 1970-е годы биография была выдворена из научной истории, которая отныне посвятила себя всеобщему.

Структурализм. Междисциплинарные исследования Описанная историческая ситуация меняется в 1970-е годы. Появляются новые общественные науки, и господствующее положение в умах занимает структурализм. Теперь историки начинают применять междисциплинарные исследования, то есть применять к изучению исторических явлений методы социологии, политологии, социальной психологии и других общественных наук.

Следует также подчеркнуть такие факторы как отход многих интеллектуалов от марксизма, раскол рабочего движения, рост индивидуализма. Одновременно на первый план выдвигаются проблемы освобождения женщины и расширение возрастного ценза в процессе Анкерсмит Ф.Р. История и тропология: взлёт и падение метафоры / Пер. с англ. М.: Прогресс-Традиция, 2003. С. 18.

Про А. Двенадцать уроков по истории. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2000. С. 46 – 47.

политических выборов. Соответственно в поле зрения истории оказываются такие вопросы как пол, смерть, праздник 1.

Увлечение некоторых представителей «броделианской школы» изучением неподвижного времени привело к отказу от изучения событийной истории.

Новая история в 80-х годах предложила метафору, превосходно иллюстрирующую суть нового подхода к изучению истории. Новая история – «история молчаливого человечества» – это море, на поверхности которого плавают исторические события, а в глубине лежит анонимный народ.

Необходимо проникнуть в глубины моря, поставив в центр исследования не героя, а безымянного человека и его повседневную жизнь, купно проанализировать все аспекты человеческой мысли, поведения, деятельности и через это постигнуть всю глубину истории 2.

Историки начали описывать «длительное» время на конкретных примерах, и что самое удивительное эта история позволила им резко увеличить читательскую аудиторию. Впервые со времен Жюля Мишле, Ипполита Тэна, Эрнеста Ренана, Жана Жореса труд профессиональных историков на деле нашел широчайшую читательскую аудиторию. Успех книги Ле Руа Ладюри «Монтайю» (1975 г.) в этом смысле является символическим, хотя и остался исключением. Историки поднялись на новую ступень интеллектуального и морального авторитета, о чем свидетельствует целый ряд явлений: резкий рост числа исторических бестселлеров и списков исторических изданий в издательских каталогах, появление новых, отличающихся по форме от книг и академических статей, разновидностей исторических публикаций в прессе, на телевидении и в кинематографе.

Все это служит подтверждением факта удивительного, если не сказать – чудесного сближения между исторической наукой и обществом, с готовностью воспринявшим работы учёных. Вряд ли такой брак по любви продлится долго, тем не менее, он содействовал резкому взлёту популярности исторической дисциплины 3.

Особо отметим, что её новых читателей пленила та самая – неподвижная история, название которой Ле Руа Ладюри в 1972 г. вынес в название своей первой лекции в Коллеж де Франс. В «новом прошлом» люди открыли для себя социальные формы, ценности, не замеченные или недооцененные ими прежде.

Социальный заказ и работа историков Про А. Двенадцать уроков по истории. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2000. С. 93.

Анкерсмит Ф.Р. История и тропология: взлёт и падение метафоры / Пер. с англ. М.: Прогресс-Традиция, 2003. С. 19.

Ревель Ж. История и социальные науки во Франции на примере эволюции школы «Анналов» // Новая и новейшая история. – 1998. №6. – С. 70.

Пример изменения характера исторических исследований, когда на первый план вышел не государственный, а социальный заказ – книга Ф. Ариеса. Ариес вышел из крайне правого политического крыла, в значительной степени исключенного из академической среды после второй мировой войны.

Последнее, возможно, объясняет тот факт, что его ранние труды, при всей их новизне, не привлекли, сколько значительного внимания читателей, если не считать узкого круга коллег Ариеса, разделявших его воззрения.

Шумное признание к историку пришло не после публикации в 1960 г. его;

замечательной работы «Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке» 1, а десять лет спустя, когда левые – а скорее даже ультралевые – начали заново открывать для себя в повседневной жизни и историческом опыте реалии, традиционно рассматривавшиеся ими как второстепенные: семью, органическую солидарность, социальное родство, общество без государства.

Карьеру учёного-одиночки Ариеса можно считать, таким образом, приметой времени, красноречиво свидетельствовавшей о том, что успех «новой истории» являлся выражением глубинного коллективного мировосприятия. Вряд ли историки, пожинавшие плоды этого бума, в полной мере отдавали себе отчёт в происходящем, скорее они были ошеломлены столь горячим приёмом у аудитории 2.

На первое место начали выходить коммерческие, а не научные интересы, что всегда чревато отходом от поисков истины. Изучать то, что интересно массовому читателю, конечно выгодно с материальной точки зрения. Но академическая наука не может ограничиваться этими рамками.

Кроме того, нельзя считать детерминанты длительной протяжённости более значимыми только потому, что они меняются медленнее. Опыт экологических исследований в XX веке показывает, что изменения, возникающие в результате антропогенного воздействия на окружающую среду, превращают «долгое время» в «короткое».

Кризис структуралистской методологии Казалось, что с помощью структуралистских методов удалось, наконец, создать новую методологию исторической науки, устраняющую все недостатки марксистской концепции. Налицо были все признаки бурного и захватывающего развития исторической профессии после 1970 г. Оно, однако, с трудом поддавалось контролю; более того, он сопровождалось своего рода См.: Aries Ph. Les Tradition, sociales dans les pays de France. Paris, 1943; (idem. Histoire des populations francaises et leurs attitudes devant la vie. Paris, 1946; (idem. Le Temps de 1'histoire. Paris, 1954; idem. L'Enfant et la vie familiale sous I'Ancien Regime. Paris, 1960; idem. L'Homme devant la mort. Paris, 1977. См. также: Арьес Ф.Ребёнок и семейная жизнь при Старом Порядке / Пер. с франц. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та,1999.- с.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.