WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 53 |

Макс Вебер подверг критике марксистскую идею о первичности «базиса» по отношению к «надстройке». Общепризнанная теперь теория М. Вебера(1864–1920) также – результат полемики с теорией марксизма. Вся совокупность веберовских политических идей может быть обозначена как социология политических отношений и власти. Вебер искал различия и возможные взаимосвязи между тремя основными сферами общественной жизни: сферой власти, сферой экономики и сферой ценностей. Экономика создаёт преимущества, но одних преимуществ мало для того, чтобы навязывать кому-либо свою волю. Необходимо наличие определённой системы ценностей, убеждений, на которых покоится послушание управляемых. Именно в анализе способов легитимации господства содержится основной вклад Вебера в социологию политических отношений. При изучении этой проблемы Вебер исходил из идеи существования трёх типов: «традиционного господства», «харизматического господства», «легального господства».

• Традиционное господство опирается на веру подданных в то, что власть является законной, поскольку она была всегда. Правители в отношениях с подданными обладают правами и положением господ над слугами. Их власть, однако, ограничена освящёнными традицией нормами, на которые в то же время опирается и само их господство. Если правитель будет нарушать традиции, то он подвергнет опасности законность собственной власти.

• Харизматическое господство основано на вере в то, что вождь ведёт людей к чему-то новому и лучшему. Харизматические лидеры это, как правило, пророки и революционеры.

• Легальное господство – это господство права в том смысле, что как само существование власти, так и сферы её действии зависят от установленных людьми политических прав. В этом случае доминирует принцип правового рационализма. При этом типе господства все считаются с правовыми нормами, а люди стоящие у власти являются вышестоящими исполнителями определённых правом обязанностей в чётко определённый период.

Управляемые в данном случае есть свободные граждане, а не подданные, обязанные подчиняться правителю. Такая система, по-мнению Вебера, является особенностью Запада.

Таким образом, Макс Вебер подверг критике марксистскую идею о первичности «базиса» по отношению к «надстройке». Сегодня в науке уже общепризнанный факт, что социально-экономические отношения имеют значение для развития общества, но система ценностей общества развивается См.: Вебер М. Объективность социально-научного и социально-политического знания. М., 1990; Вебер М. Политика как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

относительно самостоятельно от этих отношений и оказывает на них не меньшее воздействие 1.

Пример тому – проблема перехода от античности к средневековью. С распадом Римской империи экономика пришла в упадок, изменялась преимущественно система ценностей, что и привело к возникновению нового способа производства – феодализма. Согласно марксистской концепции должно было быть прямо наоборот: меняется способ производства в результате прогресса экономики – изменяются производственные отношения – меняется общественный строй.

Марксистский взгляд на политику повлиял на появление и становление конфликтологических теорий понимания политики (Р. Дарендорф, К.

Шмитт, Л. Козер).

Дарендорф Ральф Густав (род. в 1929 г.) разработал теорию стратификации и теорию конфликта. Причину формирования конфликтных групп в обществе он видит в отношениях господства и подчинения. Господство определяет, как возможность добиться послушания данной группы людей определённому приказу. Под конфликтом понимает «все структурно произведённые отношения противоположности норм и ожиданий институтов и групп». Отсюда определение классов, которые по Дарендорфу, «суть конфликтующие социальные группы, основание определения которых состоит в участии в господстве или исключении из него внутри любых сфер господства». Он отметил, что буржуазия и пролетариат не являются более однородными группами людей. Есть разные группы людей, имеющих разные жизненные шансы. Они выступают одновременно как функции двух элементов – возможностей выбора (т.е. свободы) и социальных связей (т.е. неравенства).

Очевидно, что предложенное Марксом истолкование истории как результата всеобщего труда – итога деятельности человечества как единого целого, его мысли о членении её на формационные ансамбли, постоянной универсализации всемирных социальных связей актуальны и сегодня. Равным образом современно звучит и тезис о познании пошлого в его связи с настоящим сквозь призму результатов социально-практического действия, способных менять горизонт понимания смысловой целостности истории2.

Маркс рассматривал историю в перспективе снятия отчуждения. Именно практика, от которой Маркс дистанцировался в своих глобальных пророчествах будущего, выявила утопические черты в его теоретическом прогнозе.

Представления о гуманном демократическом обществе, реализующем социалистические принципы не могут быть связаны с огосударствлением всех сторон жизни людей, должны постоянно корректироваться практикой 3.

См.: История ментальностей. Историческая антропология: Зарубежные исследования в обзорах и рефератах / РАН,Ин-т всеобщей истории; Рос. гос. гум. ун-т. – М., 1996.

Губман Б.Л. Смысл истории: Очерки современных западных концепций. М., 1991. С. 27–28.

Губман Б.Л. Смысл истории: Очерки современных западных концепций. М., 1991. С. 29.

Поль Рикёр характеризует вклад Карла Маркса в науку следующим образом: заслуга Карла Маркса не в ложно понятом «марксистским экономизме» и не в «абсурдной теории сознания как отражения», а в освобождении праксиса путём познания необходимости. Такое освобождение неотделимо от сознания, которое наносит ответный удар по мистификациям ложного сознания 1.

Диалектико-материалистический метод превратился сегодня в один из возможных методов анализа общества без претензий на универсальность Можно согласиться с утверждением, что существуют основные тенденции всемирно-исторического процесса, но нет, и не может быть однозначно предопределённого магистрального пути прогресса, ведущего к идеальному состоянию общества 2.

Марксистская методология применима к анализу социально-экономических отношений. Но она не может рассматриваться как универсальное средство для объяснения хода всего исторического процесса. Применяя философскую терминологию можно сказать, что данная методология эффективна при выявлении специфических черт развития общества. Поэтому она выявляет не общее, а особенное во всемирно-историческом процессе.

По-мнению академика И.Д. Ковальченко: «В русле учёта особенного находится и марксистский подход к типизации и периодизации исторического развития на основе выделения общественно-экономических формаций. Он был несомненным и существенным шагом вперед в изучении исторического развития. Впервые это развитие было рассмотрено с диалектикоматериалистических позиций. Это, во-первых, позволило на основе выделения способа производства раскрыть объективный и закономерный характер общественно-исторического развития, ибо составляющие способ производства компоненты (производительные силы и производственные отношения) обладают в исторической реальности свойствами непременности, непрерывности и повторяемости, что и позволяет «зримо» показать закономерности этого развития». Во-вторых, это развитие было представлено как сложная саморазвивающаяся система. Правда, строго говоря, системный подход последовательно проводился лишь применительно к явлениям базисным. И хотя вся совокупность явлений надстроечных (политических, культурно-идеологических, нравственно-психологических и т. п.) отнюдь не выступала для К. Маркса и Ф. Энгельса как простое проявление воздействия социально-экономического базиса, и признавалось их обратное воздействие на него, они не были последовательно представлены и как вполне «самостоятельные» и «равноправные» составные компоненты (подсистемы) единой системы общественно-исторического развития. Это выражалось в том, что при выделении формаций основное сущностное состояние этих компонентов не включалось в признаки, на основе которых выделялись эти Губман Б.Л. Смысл истории: Очерки современных западных концепций. М., 1991. С. 234.

2 Губман Б.Л. Смысл истории: Очерки современных западных концепций. М., 1991. С. 34.

формации. Именно поэтому формационный подход и является методом типизации и периодизации, основанным на учёте особенного, хотя это особенное и является комплексным и фундаментальным компонентом в историческом развитии. В этом состоит несомненное преимущество формационного подхода сравнительно с другими, более узкими содержательноориентированными принципам типизации и периодизации исторического развития.

Следовательно, нет оснований, ни отвергать формационный подход, с одной стороны, ни абсолютизировать и догматизировать его – с другой.

Догматическое восприятие марксизма и его последствия Кстати, Маркс и Энгельс решительно отвергали попытки догматизации своего учения. Так, когда в конце 70-х годов XIX века Маркс узнал о том, как понимают его учение французские марксисты, он сказал: «Я знаю только одно, что я не марксист» 1.

Основным обстоятельством, обострившим в XX в., особенно во второй его половине, указанную поляризацию в развитии исторической науки, была все усиливавшаяся идеологизация и политизация исторического познания2. В той или иной мере они имели место всегда. Но в СССР естественная полемика представителей марксизма и других направлений социологической и исторической мысли, имевшая место в прошлом, приобрела иной характер.

Марксизм стал официальной государственной идеологией и был не только абсолютизирован как единственная научная теория, с одной стороны, но и предельно догматизирован и примитивизирован, с другой. Тем самым практически была исключена возможность сколько-нибудь широкой творческой разработки социологической теории марксизма с учётом общего хода развития философии истории. Более того, попытки такого развития классифицировались как политические ошибки и нередко сопровождались разного рода репрессиями. В силу этого изучение многих областей общественно-исторического развития в той или иной мере утрачивало научность. Особенно пострадало изучение истории советского периода и ряда областей новой и новейшей истории.

От идеологизации терпела ущерб не только советская, но и мировая историческая наука. Обособление одной её части неизбежно толкало к крайностям и немарксистские направления, что также замедляло и искажало развитие исторического познания. В условиях длительной «холодной войны» возник и углублялся кризис мировой историографии. Историческое познание как единая в своей главной сути целостность в очень большой мере распалась.

Маркс К.и Энгельс Ф. Соч. Т. 37. С. 370.

2 Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований // Новая и новейшая история. М., 1995. № 1. С. 4.

Разумеется, это никоим образом не означало общего упадка, хотя общественная значимость исторической науки, несомненно, снизилась. Но во многих конкретных областях исторических исследований не только в зарубежной, но и советской историографии были достигнуты значительные конкретно-научные успехи. Активно совершенствовались и конкретная методология, и методы исторического исследования. Наиболее существенным здесь является все более расширяющаяся компьютеризация и квалификация (применение количественных методов) исторических исследований. Их широкое внедрение на основе обновления теоретико-методологических подходов будет содействовать преодолению кризиса исторической науки и ее дальнейшему успешному развитию.

Влияние марксизма на историческое познание общеизвестно, содержание данного учения основательно проанализировано в отечественной философии.

Сегодня отмечается, прежде всего, методологическое значение марксизма (а в отечественной истории, философии это учение было в значительной степени онтологизировано), актуальны положения марксизма о единстве объективного и субъективного в историческом познании, об активности субъекта познания, критика созерцательности, выводы о теоретических, мировоззренческих, явных и неявных предпосылках познания.

Однако представления о категории исторического бытия должны быть изменены. Категория исторического бытия с точки зрения современной историографии раскрывает целостность истории, единство материального и духовного, объективного и субъективного, тем самым, стимулируя научный интерес к субъективному в истории. Очевидно, что нужно различать два смысла употребления категории «бытия» – онтологический и гносеологический. Когда говорится, что исторический процесс единство бытия и сознания, то имеется в виду гносеологический смысл (отвлечение для обозначения материального). Считают, что более адекватно говорить о единстве бытия (в онтологическом смысле) и его материальной и духовной сторонах (которые выделяются гносеологически).

Возможность синтеза формационного и культурологического (цивилизационного) подходов: концепция В.Д. Жигунина Анализ содержания категории исторического бытия как анализ предметного содержания исторического познания позволяет выявить общее понимание сущности исторического процесса в различных подходах и концепциях, обеспечить их диалог и взаимодополнение. Прежде всего, речь идет о возможном синтезе формационного и культурологического (цивилизационного) подходов. 1 Взаимодополнение не является механическим Останина О.А. Проблема субъективного в историческом познании: Автореф. … докт. филос. наук.

М.,1998. С. 17.

соединением разных концепций, понятий, а основано на общности понимания проблемы, на прояснении содержания основных категорий исторического познания, в частности, категории исторического бытия.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.