WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 53 |

Прекрасную формулировку сути историцистской позиции Поппер усматривает в следующих словах Маркса: «Когда общество находит естественный закон, определяющий его развитие, даже в этом случае оно не может ни перескочить через естественные фазы своей эволюции, ни выкинуть их из мира росчерком пера. Но кое-что оно может сделать: сократить и облегчить родовые муки»2. Историцизм, таким образом, не учит бездеятельности или фатализму, однако утверждает, что любая попытка вмешаться в надвигающиеся изменения тщетна; историцизм – это особая разновидность фатализма, для которого неизбежными выступают тенденции истории. Марксово активистское изречение «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его»должно, утверждает Поппер, понравиться историцистам (слово «мир» обозначает здесь развивающееся человеческое общество), поскольку подчеркивает значимость изменения. Однако оно плохо согласуется с важнейшими положениями историцизма. И поэтому Поппер предлагает его переформулировать следующим образом: «Историцист может только объяснять социальное развитие и помогать ему различными способами; однако дело, по его мнению, заключается в том, что никто не способен его изменить» 4.

Путь, пройденный исторической наукой в XX столетии – путь идеологического противостояния. Труды Карла Поппера, как и работы его оппонентов, писались в условиях «холодной войны». Отсюда категоричность Поппер Карл Р. Нищета историцизма. М., 1993. С. 60.

Поппер Карл Р. Нищета историцизма. М., 1993. С. 61 – 62.

Цитата из Маркса: Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 3. С.4.

Поппер Карл Р. Нищета историцизма. М., 1993. С. 62.

суждений, отрицание других точек зрения, приписывание им идей, которые в действительности не имели доминирующего значения в соответствующих теоретических системах. Академик И.Д. Ковальченко писал, что всякое противостояние по идеологическим причинам не даёт конструктивных результатов: «Нужен синтез идей и методов, а не механическое отбрасывание одних из них (что сейчас наиболее активно проявляется по отношению к марксизму) и замена их другими (чаще всего субъективно-идеалистическими)».

По его мнению, во-первых, следует напрочь исключить какие бы то ни было претензии на возможность создания неких универсальных и абсолютных теорий и методов исторического познания. Это обусловлено неисчерпаемостью черт и свойств общественно-исторического развития, что делает невозможным выработку каких бы то ни было всеохватывающих теорий. А само допущение подобных построений фактически исключает возможность прогресса исторического познания.

Во-вторых, следует учитывать, что любая научная теория, т, е. теория, основанная на анализе и обобщении исторической действительности, а не на априорных конструкциях и отрывочных фактах, содержит то или иное рациональное зерно и тем самым вносит определённый вклад в развитее общественно-научной мысли. Например, в марксизме такой непреходящей ценностью были соединение материализма с диалектикой и распространение такого подхода на изучение истории. Вместе с тем и любой метод научного познания для чего-нибудь да хорош.

В-третьих, любая философско-историческая теория позволяет выработать ту или иную концепцию исторического развития, которая всегда исторически в большей или меньшей мере ограничена. Иначе говоря, характеристика сущности тех или иных общественных отношений на основе той или иной теории всегда справедлива лишь в определенных исторических границах.

Между тем хорошо известно, что синтез теорий, подходов и методов и конкретно-научных концепций является органическим компонентом в развитии любой науки 1.

Таким образом представление о том, что наука устанавливает законы, что она ведёт к воцарению строгой предсказуемости типа «если произойдёт событие А, то непременно произойдёт и событие В» стало достоянием истории науки. Оказалось, что определение науки через закон не вполне правомерно.

Научные законы утратили чисто детерминистский характер, да и современная физика стала вероятностной. Тем не менее, физика продолжает описывать реальность через строгие процедуры проверки/опровержения, на которые неспособна история, как впрочем, и другие социальные науки. Ясно, что история не может быть наукой того же плана, что и химия. Она на это и не претендует. Она имеет целью обособить некую форму познания, которая, отличаясь значительным своеобразием, не являясь в силу этого менее строгой Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. //Новая и новейшая история. – М., 1995. – №1. – С. 4.

или менее истинной в своём роде, на уровне своего порядка обобщений, нежели объективное познание наук о природе 1.

Историки могут сказать что можно, а чего нельзя делать в силу тех или иных условий, но их рекомендации могут быть и ошибочными. Случается, что историки ошибаются: многие описывали социалистические режимы Восточной Европы как абсолютно стабильные структуры, а между тем Берлинская стена пала, а различного рода «кремленологи» и «советологи» остались без работы.

Также можно было предполагать, что СССР распадётся, но никто не мог до 1991 года точно спрогнозировать это событие.

Объективных, независящих от человека, законов общества не существует.

Есть разные социальные модели, для которых присущи те или иные закономерности, перестающие действовать за их пределами. Однако и при такой постановке вопроса возможно два основных подхода к выявлению этих закономерностей. Можно выявлять общие, постоянно действующие общественные связи, определяющие поведение больших групп людей в определённых условиях (онтологический подход), или рассматривать историю человечества в духе персонализма как изменение человеческого сознания, стремящегося к большей степени индивидуальной свободы (гносеологический подход). Причём и в том и в другом случае единственным объектом изучения будет человек как главный субъект исторического творчества.

В современной отечественной науке также утверждается сходная система взглядов.

«Самый поверхностный анализ показывает, что в каждой науке есть слой общих теоретических утверждений, которые сами по себе проверены быть не могут, зато служат логическими основаниями для более конкретных уже проверяемых теорий и утверждений. В физике таким примером может служить закон сохранения энергии, исходные постулаты квантовой теории. В социальных науках и истории эмпирическим основанием становится жизненный неосознаваемый опыт человечества, отход от которого грозит разрушением логики взаимопонимания» 2.

Самое худшее – наложить на историю некую застывшую схему; в таком случае история становится объектом и уже не может быть ценностью;

становясь фатальной, она не может быть избрана. История может быть лишь сотворчеством свободных людей. Следовательно, историю надо объяснять с точки зрения изменения системы ценностей, символов (знаков), которые и являются отражением коллективного разума.

Про А. Двенадцать уроков по истории. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2000. С. 156.

Н.С. Розов. Возможность теоретической истории: ответ на вызов Карла Поппера // Вопросы философии.

1995. №12. С.57.

Существенными свойствами такой сложной самоорганизующейся системы как общество, созидаемой человеком в процессе своей общественной, творческой деятельности, являются ценности. Человеческая деятельность всегда осуществляется в обществе, состоящем из различных социальных общностей с присущими им системами ценностей, которые в совокупности образуют смысловую структуру данного общества. С данной точки зрения, всякое общество, всякая культура выступает как система значений, интегрирующих, цементирующих это общество, обеспечивающих его единство и целостность, создающих механизм культурной преемственности, но вместе с тем побуждающих людей к деятельности, направленной на изменение, преобразование существующих социальных структур и создание новых.

Такой подход предполагает изучение не столько свойств вещей, сколько отношения человека к миру, выражающегося через ценности, которые можно рассматривать как знаки, символы, с помощью которых люди общаются друг с другом и достигают взаимопонимания.

СИТУАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ ИЛИ СИТУАЦИОННАЯ ЛОГИКА В СОЦИАЛЬНЫХ НАУКАХ.

Ключевые слова Логика социального исследования. Объективность научного познания.

Проверка знаний путём фальсификаций. Ситуационный анализ. Ситуационная логика. Диалогичность гуманитарного знания. Дискурс. Открытость множества возможных аргументов. Аналогии. Метатеоретические и металогические средства. Правила достоверного вывода и правила правдоподобного вывода.

Правила структурной эмпирической индукции.

Вопросы для обсуждения 1. Надо ли говорить о «логике социальных наук», или об их методологии 2. С чего начинается познание: с восприятий или наблюдений; или оно начинается с проблем 3. Верно ли считать, что объективность науки зависит от объективности учёного 4. Каковы задачи построения исторических объяснений 5. В чём состоит суть ситуационного анализа, или ситуационной логики по К. Попперу 6. Какую роль в научном исследовании должна играть теория 7. В какой мере можно говорить о единстве естественнонаучного и гуманитарного знания Как можно оценить концепцию единства метода социальных и естественных наук. К. Поппера 8. Можно ли считать логическим основанием исторической науки дискурс (рассуждение) Обычно любого критика спрашивают, если критикуешь, то предлагай нечто взамен того, что было. Карл Поппер предложил применять для анализа общественных явлений ситуационную логику. По этой проблеме ведутся оживлённые дискуссии в зарубежной и отечественной науке. Рекомендуется в данном случае ознакомится с работами Т. Куна, И. Лакатоса, А. Данто, В.Н.

Садовского, К.В. Хвостовой, Н.С. Розова 1.

Хвостова К.В., Финн В.К. Гносеологические и логические проблемы исторической науки: Учебное пособие для вузов. – М.: Наука, 1995.; Хвостова К.Д., Финн В.К. Проблемы исторического познания в свете современных междисциплинарных исследований. М., 1997; Данто А.С.Аналитическая философия истории / Пер. с англ. М.:Идея – Пресс, 2002.-289 с.; Кун Т. Структура научных революций: Пер. с англ. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003.; Лакатос И. Методология научных исследовательских программ. // Вопросы философии. М., 1995. – №4; Садовский В.Н. Карл Поппер и Россия. М.: Эдиториал УРСС, 2002; Розов Н.С.

Возможность теоретической истории: ответ на вызов Карла Поппера. // Вопросы философии. - М., 1995. - №12.

- С. 55 – 69; Розов Н.С. Философия и теория истории. / … М.: Логос, 2002. - Кн. 1. - Пролегомены. - 655с.

В.Н.Садовский в книге «Карл Поппер и Россия» пишет: «понятия «логика социальных наук» или «логика социального исследования» прочно вошли в социологическую литературу минимум семьдесят – восемьдесят лет тому назад, а эпизодически употреблялись и раньше, например, на рубеже XIX и XX веков Г. Тардом в его исследовании «социальной логики» и другими социологами.

Следует, правда, сразу же отметить, что слово «логика» в названных и аналогичных словосочетаниях используется не в строгом смысле формальной логики, то есть множества правил достоверного вывода, обеспечивающих получение истинных следствий из истинных посылок, а в более широком значении – как анализ и обоснование совокупности правил, методов, процедур и т.п. проведения социологических исследований, иначе говоря, не только и не столько как логика, сколько как методология социальных наук. В этой области правила формальной логики являются, конечно, обязательно применимыми, как и в любой другой научной и не только научной, но и обиходной сфере, но не на их дальнейшее развитие направлена «логика социальных наук», а на логикометодологическую разработку форм, методов, процедур, этапов и т. п.

социологических исследований. Поэтому точнее было бы говорить не о «логике социальных наук», а об их методологии, которая, конечно, включает в себя и соответствующие разделы логики» 1.

В этом уточнённом смысле «логика социальных наук» является существенным и неотъемлемым аспектом любой социологической теории и любого социологического направления исследований, и совпадает с историей социологии в целом.

К. Поппер, разрабатывая в целом ряде своих публикаций тему «логика социальных наук», имеет в виду не строго формально-логическую проблематику, а названный более широкий контекст, который, видимо, точнее всего назвать «методология и логика социальных наук» в широком смысле этих понятий. «Логика социальных наук» – главная тема книги К. Поппера «Нищета историцизма» (журнальный вариант 1944-1945, первое книжное издание – 1957; русский перевод – 1993). Многие важные аспекты этой темы рассматриваются в его классическом труде «Открытое общество и его враги» (первое издание – 1945, русский перевод – 1992.) Попытаемся суммировать представления Поппера о логике социальных наук, сопоставить их с другими подходами к этой проблематике и по возможности дать им историческую и современную оценку.

Статья Поппера «Логика социальных наук» 3 начинается с формулирования тезисов, которые лежат в основе всех логических исследований Поппера. При этом К. Поппер уточняет: действительно, «наше незнание безгранично», однако Садовский В.Н. Карл Поппер и Россия. М.: Эдиториал УРСС, 2002. С. 169.

О влиянии идей Карла Поппера на английскую историографию смотрите работу: Шарифжанов И.И.

Английская историография в XX веке. Основные теоретико-методологические тенденции, школы и направления. Казань: Изд-во Казанского университета, 2004. С. 84 – 91.

См.: Поппер Карл. Р. Логика социальных наук, тезисы I, 2 и 3 // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук. Карл Поппер и его критики. С. 298-299.

«у нас есть немало знаний», и анализ «отношения между нашим замечательным и все растущим знанием и нашим постоянно возрастающим пониманием того, что мы на самом деле ничего не знаем», то есть «напряженности между знанием и незнанием», является «фундаментально важной задачей» «любой теории познания».

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.