WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Безусловно, данные новшества следует приветствовать, поскольку они вызваны практическими потребностями и заметно расширяют рамки исполь зования специальных знаний в уголовном процессе. К сожалению, в УПК РФ отсутствует процессуальный механизм, который должен быть использован для реализации названных возможностей специалиста. Именно этот аспект имеет определяющее значение, ибо в процессуальной деятельности важна не только правовая идея, сколько порядок, процедура ее практического применения.

В ч.2 ст. 58 УПК РФ сказано: « Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяется статьями 168 и 270 настоящего Кодекса». Согласно ст. 168 УПК «следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста в соответствии с требованиями ч.5 ст. настоящего Кодекса». Из сопоставления этих норм видно, что специалист привлекается только для содействия следователю в проведении следственного действия, т.е. для обнаружения, фиксации, закрепления и изъятия доказательств. О том, в каком порядке специалист помогает следователю и суду решать другие задачи, названные в ст. 58 УПК РФ, а именно: ставить вопросы перед экспертом и разъяснять вопросы, входящие в его профессиональную компетенцию, в ст. 168 и 270 УПК РФ ничего не говорится.

Наверное, нет необходимости подробно объяснять, что использование специалиста в двух последних направлениях не может осуществляться в форме предусмотренного ст.ст. 168, 164 УПК РФ « участия в следственном действии». Достаточно сказать, что при таком участии специалист ведет своего рода научно-техническое сопровождение действий следователя, выступая его советником, помощником, а полученная при этом доказательственная информация исходит не от специалиста, а от иных обстоятельств. В случае же выяснения вопросов, входящих в профессиональную компетенцию, специалист не сопровождает действия следователя, а противостоит ему как объект исследования, как источник информации. По сути – это ни что иное, как допрос специалиста в судебном заседании. Не случайно в ч.4 ст. 271 УПК РФ закреплена такая норма: «Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве…. специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон». Значит, УПК РФ дозволяет проведение допроса специалиста. Однако, обратившись к разделам УПК, регламентирующим следственные действия в предварительном расследовании и суде первой инстанции, мы не найдем среди них допроса специалиста. В уголовно-процессуальном законодательстве оговариваются лишь показания специалиста, и то они обозначены наряду с показаниями эксперта. Получается, что в стадии предварительно го расследования дозволения на производство допроса специалиста вообще нет, а в судебном разбирательстве подобный допрос упоминается лишь в частной норме (ст. 271 УПК РФ) без закрепления порядка его проведения в главе 37 УПК РФ «Судебное следствие», что также означает отсутствие разрешения на его проведение.

Практика пытается выйти из ситуации путем допроса специалиста в качестве свидетеля, что, на наш взгляд, неправомерно. Специалист и свидетель – разнородные участники уголовно-процессуальной деятельности, что подтверждается закреплением статуса каждого в разных статьях УПК РФ (ст. 56 и ст.

58), неодинаковой нормативной дефиницией этих субъектов, собственной совокупности прав и обязанностей того и другого, а главное – различным характером приобретенного знания. Поэтому допрос специалиста есть самостоятельное следственное действие, подлежащее безотлагательному внесению в УПК РФ.

Рассмотрев процессуальный статус эксперта, специалиста в уголовном процессе, соискатель определил стадии (этапы) их процессуального положения: процессуальное положение на стадии возбуждения уголовного дела;

процессуальное положение на стадии предварительного следствия и дознании; процессуальное положение в ходе судебного следствия.

Второй параграф «Целеопределение следователя при назначении экспертизы и значение заключения эксперта по делу». Соискатель, анализируя положения норм ст. 73 УПК РФ, состояние судебной и следственной практики пришел к выводу о том, что следователи при решении вопроса о назначении судебной экспертизы совершенно не связывают его с конкретными обстоятельствами расследуемого события; иногда эксперту, особенно судебному медику, не сообщается характер причиненного вреда здоровью потерпевшего.

Соискатель обоснованно затрагивает вопросы применения ч.5 ст. УПК РФ в соответствии с которой, эксперт, принимавший участие в производстве следственных действий (например, осмотр трупа, места происшествия и т.д.) по делу в качестве специалиста, может ли в дальнейшем проводить экспертные исследования и предоставлять по делу экспертное заключение. Соискатель полагает, что в случаях, когда эксперты принимают участие в следственных действиях по делу (когда судебный медик участвовал в осмотре трупа на месте происшествия, либо в ходе производства эксгумации), следователь принимает решение на проведение экспертизы именно тем экспертом, который участвовал в первичном осмотре трупа на месте происшествия, либо эксгумации. Это просто необходимо, в том случае, если судебный медик был приглашен как эксперт.

Анализ ст. 61 УПК РФ позволяет соискателю высказать мнение о том, что в подобных случаях, когда эксперт в качестве специалиста-криминалиста участвовал в производстве следственного действия по делу рассматривая его в суде в качестве одного из субъектов уголовно-процессуальных отношений или совмещая в одном лице функции участников уголовного судопроизводства, следует признать это одним из оснований, исключающих участие данного лица в качестве эксперта при производстве экспертизы. Другими словами, в качестве эксперта должен выступать незаинтересованный в деле специалист. В этом вопросе следует согласиться с мнением Т.В. Аверьяновой, которая считает, что «выбирая экспертное учреждение или конкретного эксперта, следователь в соответствии со ст. 61 УПК РФ должен установить, нет ли оснований, исключающих участие данного лица в уголовном судопроизводстве по делу».

Таким образом, в качестве постановочного дискуссионного вопроса соискатель предлагает следующее: В ст. 195 УПК РФ предусмотреть ч. 1(1) следующего содержания: «Судебный медик, эксперт, специалист, принимавший участие в производстве следственного действия по усмотрению следователя в случаях, нетерпящих отлагательств, может быть назначен экспертом, либо в составе экспертов, для дальнейшего производства экспертного исследования».

В третьем параграфе диссертант рассматривает формы, выводы и состязательность в применении специальных знаний по уголовным делам.

Экспертные заключения принято делить на категорические и вероятностные в зависимости от формы выводов. На практике отношение к вероятным заключениям экспертов неоднозначно, одни суды ссылаются на них в приговорах как на доказательства, другие — отвергают.

Между формой и содержанием в заключении эксперта существуют сложные диалектические взаимоотношения. Содержание и форма в нем находятся в единстве, но при этом содержание является главной и определяющей его стороной.

Именно содержание заключения является основой, на которой формируется убеждение в достоверности заключения, потому что оно обеспечивает информационную базу суждений, связывает заключение с другими видами судебных доказательств.

Изученная научная, судебно-следственная и экспертная практика указывает на то, что в УПК РФ необходимо ужесточить требования к эксперту и его обязанностям, чтобы препятствовать даче экспертами предположительных и неопределенных заключений.

Анализ научной и специальной литературы, положений норм уголовнопроцессуального законодательства, судебной и следственной практики и собственный опыт работы в прокуратуре соискателю дает возможность высказать мнение о том, что в процессе назначения и производства экспертизы между субъектом расследования и экспертом происходи «незримая» состязательность; полноценная состязательность происходит в ходе допроса эксперта и специалиста при получении соответствующих показаний. Аналогичная ситуация возникает, когда эксперт, специалист принимает участие в судебном процессе, но в более расширенном составе носит публичный характер. Далее диссертантом выявлен процесс проявления принципов «состязательность экспертиз» и «состязательность экспертов». Состязательность экспертиз диссертант понимает, как проведение двух и более специальных исследований по одному и тому же предмету и в отношении одних и тех же объектов. Такая ситуация возникает при проведении повторных экспертиз, при производстве другим экспертом или при комиссионной, либо комплексной судебной экспертизы.

Понятие «состязательность экспертов» в основном следует употреблять при выборе сторонами (обвинения и защиты) специалистов, экспертов на предварительном следствии, особенно в судебном процессе для производства экспертиз.

С учетом проведенного исследования, диссертант считает возможным внести дополнение в содержание ч. 1 ст. 58 УПК РФ, т.е. после слова «к участию» внести дополнение в содержание ч. 1 ст. 58 УПК РФ, т.е. после слова «к участию» дополнить словами «в подготовке к проведению» и далее по тексту.

Как представляется соискателю, после внесения таких слов, субъект расследования и судебного рассмотрения получают процессуальное право для получения консультации в ходе подготовки любого следственного действия и иного процессуального действия.

Соискатель также считает возможным предложить следующий вариант редакции и дополнить ч. 1 в ст. 204 УПК РФ «Заключение эксперта»: «Заклю чение эксперта – это сведения, в виде представленных в письменной форме категорических или вероятных выводов по вопросам, поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, в том числе по вопросам и не поставленным перед ним, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования», а ч. 1, 2, 3 ст. 204 присвоить ч. 2, 3, 4 ст. 204 УПК РФ.

Формулировка, согласно которой заключение эксперта – это сведения, подчеркивает неокончательный характер выводов эксперта, вероятностный характер фактических данных, устанавливаемых заключением эксперта, до их проверки и оценки независимо от формы выводов.

В ч. 1 ст. 168 УПК наряду с «следственными действиями» следовало бы дополнить и «процессуальные действия», а в ч. 1 ст. 58 УПК РФ дополнить слова и «следственные действия».

В третьей главе соискатель рассматривает особенности получения и использования криминалистически значимой информации при расследовании преступлений, состоящей из двух параграфов.

В первом параграфе соискатель рассматривает «Организационнотактические аспекты применения научно-технических средств и методов криминалистики в экспертной деятельности в ходе расследования преступлений.

Назначение и производство судебных экспертиз по уголовному делу».

С учетом мнений Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, В.А. Волынского, А.Ф. Волынского, А.И. Винберга, И.Н. Сорокотягина, Ю.Г. Корухова, Е.Р Россинской соискатель провел исследование практики применения техникокриминалистических средств, в рамках следственного осмотра, в ходе которого наиболее часто решаются задачи обнаружения материальных следов, а соответственно определяются и возможности всех последующих этапов работы с ними.

Анализ научной и специальной литературы позволяет высказать мнение, что научно-техническое обеспечение раскрытия и расследования преступления включает в себя: применение технико-криминалистических средств для отыскания следов преступления и других вещественных доказательств, их фиксацию, изъятие в ходе производства следственных действий; привлечение необходимых специалистов к участию в осмотре места происшествия и других следственных действиях, с целью использования их познаний при обнаружении, изъятии, фиксации следов преступления, а так же проведения ими предварительного исследования доказательств непосредственно на месте произ водства следственных действий; назначение и производство экспертных исследований; использование криминалистических учётов и АИПС в ходе расследования преступлений; использование научно-методических рекомендаций, обеспечивающих качественное применение технических средств, а так же повышающих эффективность обнаружения, изъятия, фиксации следов преступления.

Практика расследования преступлений показывает, что ответственность за качество, полноту и объективность расследования лежит на следователе. И именно он является руководителем расследования. Следовательно, в его компетенцию входит и научно-техническое обеспечение производства расследования. Он обеспечивает применение научно-технических средств при производстве следственных действий. Следователь анализирует сложившуюся следственную ситуацию, привлекает к участию в расследовании необходимых специалистов, разъясняет им обстоятельства произошедшего, ставит перед ними задачу и осуществляет руководство их действиями. Именно следователь принимает решение о необходимости назначения и производства экспертного исследования, с целью достижения процесса расследования. Он определяет круг вопросов, которые необходимо разрешить в ходе исследования, осуществляет подготовку материалов, выбирает экспертные учреждения и эксперта.

Следовательно, основное лицо, отвечающее за научно-техническое обеспечение расследования - это следователь. Он осуществляет организацию и руководство научно-техническим обеспечением расследования, и контролирует ее реализацию, используя при этом властно-распорядительные полномочия, предоставленные ему уголовно-процессуальным законом и основанным на нём подзаконными актами, в отношении специалистов, экспертов и других лиц.

Уголовно-процессуальный закон закрепляет за следователем право привлекать к участию в следственном действии специалиста (ст. 168 УПК РФ).

Необходимость привлечения специалистов к участию в расследовании обусловлено использованием при собирании исследованной и оценки доказательств научно-технических достижений, относящихся к различным областям знаний. Уголовно-процессуальный закон не дает определения специальных знаний. Хотя необходимость введения данного определения в законодательство обосновала Э.Б. Мельникова.

Анализ положений УПК РФ позволяет выделить процессуальные формы участия специалиста, эксперта-криминалиста в расследовании, т.е. прямо закрепленные в уголовно процессуальном законе: Участие специалистов в следственных и иных процессуальных действиях (ч.1 ст.58 УПК РФ); Назначение и производство судебных экспертиз (ч. 1 ст. 57, ч. 2 ст. 195 УПК РФ);

Исследование материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, разъяснение вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч.ст.58 УПК РФ).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.