WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 31 |

Индивидуальный предприниматель обратился с иском к Липецкому филиалу ЗАО «Страховая компания правоохранительных органов "Уралсиб"» с иском о взыскании страхового возмещения убытков, а также расходов по уменьшению возможных убытков.

Между ЗАО «СКПО "УралСиб"» (страховщик) и частным предпринимателем Евстратовым Н.А. (страхователь) был заключен договор страхования гражданской ответственности исполнителей работ (услуг). Предмет договора – страхование ответственности застрахованного лица, занимающегося исполнением различных работ (услуг) в установленном порядке на территории РФ, на случай предъявления ему третьими лицами претензий о возмещении вреда, причиненного им наступившим в течение срока действия настоящего договора страховым случаем.

Пунктом 1.3 предусмотрено заключение договора на условиях «Правил страхования гражданской ответственности изготовителей и продавцов товара, исполнителей работ (услуг)» страховщика с учетом дополнительных условий договора.

В соответствии с условиями данного договора страховщик несет ответственность, если страховой случай связан с осуществлением застрахованным лицом деятельности, связанной с исполнением работ (услуг), и повлек за собой:

- причинение вреда имуществу юридических и физических лиц вследствие недостатков выполненной работы или оказанной услуги;

- причинение вреда имуществу юридических и физических лиц вследствие непредставления полной или достоверной информации о работе, услуге.

«Как следует из материалов дела и установлено Решением суда Правобережного округа г. Липецка от 11.10.2005, при проведении шиномонтажных работ работником технического центра ЧП Евстратовым Н.А. ввиду неаккуратной установки домкрата произведена деформация кронштейнов для установки домкрата и пола кузова автомобиля «Вольво-S 80», 1999 г. выпуска, принадлежащего гр.

Мерзликину А.И., о чем 04.02.2005 специалистами магазина «Колесо» составлен акт осмотра транспортного средства с указанием полученных автомобилем повреждений.

В тот же день истец обратился в страховую компанию с заявлением о наступлении страхового случая.

22.02.2005 ЧП Евстратову было отказано в выплате страхового возмещения в связи с тем, что указанный случай не был признан страховщиком страховым, о чем свидетельствует страховой акт ГОИР № 2 к договору страхования от 01.04.2004.

11.10.2005 мировой судья Правобережного округа г. Липецка вынес решение о взыскании с истца в пользу Мерзликина А.И. руб., в том числе 18070 руб. – возмещение имущественного вреда, 5000 руб. – возмещение морального вреда. Указанная сумма выплачена Мерзликину А.И. истцом – Евстратовым Н.А., что подтверждается распиской от 28.10.2005».

Суд кассационной инстанции, проверяя законность вынесенного решения, указал следующее: «Удовлетворяя исковые требования в части взыскания суммы страхового возмещения убытков и судебных расходов, суд первой инстанции исходил из факта наступления страхового случая вследствие недостатков выполненной предпринимателем работы и причинения им вреда имуществу третьего лица.

Суд пришел к правильному выводу о необоснованном отказе страховщика в выплате страхового возмещения по основаниям, указанным в страховом акте ГОИР № 2 к договору страхования № 2/000009/4/065/481 от 01.04.2004.

Судом первой инстанции правомерно со ссылкой на условия договора и обстоятельства дела отклонены доводы ответчика относительно того, что страховой случай наступает при причинении вреда имуществу третьих лиц не в ходе выполнения работ, а только после выполнения работ.

Обоснованным является и вывод суда, что действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями самого должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (ст. 402 ГК РФ).

В рассматриваемом случае вред был причинен работником истца, ответственность которого застрахована.

Суд области обоснованно в соответствии с п. 4 ст. 391 ГК РФ удовлетворил исковые требования к страховщику» (постановление ФАС ЦО от 09.11.2006 г. по делу № А36-140/2006).

3.6. Наиболее сложные правовые вопросы договорных отношений, возникающие на практике Отдельно необходимо остановиться на наиболее сложных правовых вопросах, касающихся договорных отношений, независимо от их вида.

К числу таких вопросов, безусловно, относится проблема толкования договора.

Сложность толкования связана с тем, что при неясности буквального значения содержащихся в договоре слов и условий, смысл договора в целом устанавливается путем сопоставления с другими условиями. Если этого оказывается недостаточно для определения содержания договора, то анализу подвергаются предшествующие договору переговоры и переписка, практика установившаяся во взаим ных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон (ст. 431 ГК РФ). Именно сопоставление данных из всех этих источников в целях выяснения общей воли сторон с учетом целей договора является наиболее сложной задачей.

Рассмотрим, как это происходит на практике:

Так, например, Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассматривая по кассационной жалобе ОАО «Белгородская сбытовая компания» дело о взыскании переплаты по договору энергоснабжения, отменил решение арбитражного суда и постановление апелляционной инстанции, удовлетворившие требования потребителя электроэнергии ЗАО «Элтис».

Признавая действия ОАО «Белгородская сбытовая компания» в части перерасчета потребленной ЗАО «Элтис» электроэнергии правомерными суд указал следующее:

«Примененный ОАО «Белгородская сбытовая компания» порядок перерасчета потребленной энергии соответствует Правилам пользования электрической и тепловой энергией, утвержденным Приказом Министерства энергетики и электрификации СССР от 06.12.81 № 310. Данный документ не применяется в связи с изданием Приказа Минтопэнерго РФ от 10.01.2000 № 2, признавшего указанные Правила не действующими с 01.01.2000 на территории Российской Федерации.

Однако, поскольку иной порядок расчета энергопотребления при повреждении расчетных приборов учета по вине потребителя действующими нормативными правовыми актами не установлен, а изложенный в Правилах пользования электрической и тепловой энергией порядок широко применялся в сфере энергоснабжения длительное время, суд кассационной инстанции, с учетом условия п. 6.1 договора, ст. 5, 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, приходит к выводу о правомерности использования ОАО «Белгородская сбытовая компания» в перерасчете потребленной энергии указанного положения Правил пользования электрической и тепловой энергией».

(Пункт 6.1. договора предусматривает, что «при повреждении расчетных приборов учета по вине потребителя, расчет за потребленную энергию производится по расчетной нагрузке». Статья ГК РФ касается толкования договора (приводилась выше), а статья ГК РФ – обычая делового оборота, которым признается «сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Обычаи делового оборота, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются»).

Указанное обстоятельство послужило одним из главных оснований для отмены судебных решений с принятием решения об отказе в удовлетворении иска потребителя электроэнергии (постановление ФАС ЦО №А-08-1528/04-4 от 01.12.2005 г.).

Необходимость в толковании договора достаточно часто бывает вызвана тем, что заключенные между сторонами договоры являются смешанными, т.е. содержат элементы различных договоров. В практике встречается, например, договор аренды с элементами договора оказания услуг по охране арендованной территории (например, постановление ФАС ЦО №А08-12810/05-3 от 06.07.2006 г.).

Во всех подобных случаях к отношениям сторон применяются в соответствующих частях нормы, касающиеся тех договоров, элементы которых содержатся в смешанном договоре, «если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора» (ст. 421 ГК РФ). Последующее их толкование по правилам ст. ГК РФ (о которых говорилось выше) позволяет сделать вывод о направленности воли сторон и нормах права, подлежащих применению.

Не менее важно толкование договора в ситуации, когда договор не имеет названия либо название договора не соответствует его правовой природе. В этом случае установление правовой природы договора осуществляется судом (например, постановление ФАС ЦО от 01.06.2006 г. № А35-82/05-С9).

Другой проблемой, с которой сталкиваются стороны договора при обращении за судебной защитой, является невозможность предоставления суду доказательств, подтверждающих исковые требования.

Существование этой проблемы обусловлено главным образом тем, что на практике зачастую основанием для возникновения правоотношений являются договоренности между сторонами, не всегда облеченные в письменную форму либо соответствующие ей лишь частично. Кроме того, обычаи делового оборота не во всех сферах экономической деятельности являются устоявшимися, а в некоторых из них отсутствие надлежащего оформления первичных документов является обычным (например, в строительстве).

Тем не менее, обращаясь в арбитражный суд, участник договорных отношений в соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований и возражений. Непредставление таких доказательств суду может стать причиной для отказа в удовлетворении исковых требований.

Так, например, ОАО «Домостроительный комбинат» г. Липецка обратилось с иском к ООО «Строительная компания "«Домостроительный комбинат"» г. Липецк о взыскании основного долга в размере 3629549 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 445305 руб.

Истец, доказывая факт получения ответчиком неосновательного обогащения в обоснование данного требования, ссылается на акт сверки расчетов от 03.07.2003 г., акт приемки работ и справку о стоимости выполненных работ и затрат за май 2003 г., согласно которым за ООО «Строительная компания "Домостроительный комбинат"» числится задолженность в сумме 1469549 руб.

При повторном рассмотрении дела в кассационной инстанции арбитражным судом были отменены ранее принятые судебные акты в части требования о взыскании 1 800000 руб. с направлением дела в этой части на новое рассмотрение. При этом в вынесенном постановлении арбитражный суд Центрального округа указал, что «акт сверки расчетов ответчиком оспаривается, а в деле отсутствуют первичные документы, подтверждающие факт перечисления обществу «Строительная компания "Домостроительный комбинат"» в счет оплаты выполненных работ по строительству 1-й и 2-й очереди дома денежных средств, сверх стоимости фактически выполненных работ – в сумме 1469549 руб. Кроме того, указанный акт не подписан главными бухгалтерами сторон.

Акт приемки и справка о стоимости работ за май 2003 г. подтверждают лишь факт невыполнения указанного в нем объема работ, носящих сезонный характер.

Таким образом, материалами дела не подтверждается факт наличия у подрядчика неосновательного обогащения в сумме руб., так как истцом не доказана сама оплата спорного объема работ… При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить отмеченные недостатки и дав надлежащую оценку всем заявленным сторонами доводам и возражениям, а также представленным доказательствам, разрешить спор» (постановление ФАС ЦО от 19.12.2006 г. по делу №А36-125/14-04).

Дополнительно хотелось бы отметить, что денежные средства, перечисленные по заключенным в приведенном примере договорам, были выделены из федерального бюджета Министерству обороны для строительства жилых домов.

Проблемы, связанные с отсутствием первичных документов, подтверждающих факт выполнения работ, оказания услуг, оплаты товара достаточно часто возникают в правоотношениях с участием индивидуальных предпринимателей и унитарных предприятий.

3.7. Особенности рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с нарушением договорных обязательств Что касается специфики рассмотрения споров анализируемой группы судами, то распределение общей совокупности арбитражных дел по количеству отмененных и измененных решений в апелляционной и/или кассационной инстанции отражено на рис. 21.

Кроме того, из общей совокупности арбитражных дел 13% составляют требования, в удовлетворении которых было отказано.

Наиболее часто причинами для отказа в удовлетворении заявленных требований были их необоснованность, отсутствие достаточных и/или допустимых доказательств, пропуск срока исковой давности.

Оставшиеся 87% включают, помимо удовлетворенных требований, частично удовлетворенные, а также дела, направленные на новое рассмотрение, результаты которых к настоящему моменту отсутствуют.

9% 3% 51% 28% 9% решения, не отменявшиеся и не изменявшиеся судом апелляционной и/или кассационной инстанциями решения, которые были отменены/изменены апелляционной инстанцией решения, отменённые или изменённые в кассационной инстанции решения, отмененные/измененные и в апелляционной, и в кассационной инстанциях решения, которые были многократно отменены Рис. 21. Распределение общей совокупности арбитражных дел по количеству отмененных и измененных решений в апелляционной и/или кассационной инстанции При рассмотрении споров анализируемой группы восстановление нарушенных ненадлежащим исполнением договора прав часто происходит формально, что связано с привязкой ряда правовых норм, а также сложившейся судебной практики, касающейся применения мер гражданско-правовой ответственности, к ставке рефинансирования (учетной ставке), устанавливаемой Центральным банком РФ не соответствующей реальной стоимости денег, а следовательно, и не компенсирующей издержки стороны договора.

В этом случае можно констатировать, что мера гражданскоправовой ответственности, предусматривающая обязанность уплаты процентов за использование чужих денежных средств на уровне ставки рефинансирования, их невозврат и иное незаконное удержание (ст. 395 ГК РФ), ряд других норм, содержащих отсылку к этой статье, не выполняют свою компенсаторно-восстановительную функцию. В результате появляется стимул для участников правоотношений к ненадлежащему поведению, как экономически более выгодному. То же самое относится к практике применения судами ст.

333 ГК РФ, предоставляющей суду право снижения размера неустойки, при этом суд снижает неустойку не менее, чем на 50% размера договорной неустойки, не ориентируясь на реальный размер понесенных издержек.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.